Альбом "Портретная миниатюра в России". 1986

Анатолий Фукс


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Обложка и футляр альбома

 
 

Авантитул и титульная страницы

 

Стр. 166—167

 

ПОРТРЕТНАЯ
МИНИАТЮРА В РОССИИ

XVIII — начала XX века

 

ИЗ СОБРАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА

ЛЕНИНГРАД. «ХУДОЖНИК РСФСР. 1986

 

Автор вступительной статьи и каталога Галина Николаевна Комелева и Галина Александровна Принцева

Формат 14 Х 19 см. С.336, с ил. Тираж 50 000 экз. Цена 4 р. 50 к.

 

Альбом, включающий 244 иллюстрации, продолжает публикацию русских миниатюр, начатую в 1974 году изданием "Портретная миниатюра из собрания Государственного Русского музея" (авторы К. В. Михайлова и Г. В. Смирнов). Государственный Эрмитаж располагает уникальной коллекцией миниатюр, основную ценность которой составляют работы таких известных русских миниатюристов, как Г. С. Мусикийский, А. Г. Овсов, Д. И. Евреинов, И. Г. Григорьев, П. Волков, М. Зацепин и другие. Собрание интересно и тем, что находятся портреты деятелей русской истории и культуры — А. Н. Радищева, Н. И. Новикова, декабристов А. Н. Муравьева, Н. А. Бестужева, известных художников, полководцев и участников Отечественной войны 1812 года. Наиболее ценные из них в историческом и художественном плане включены в альбом и снабжены каталогом, представляющим большой научный интерес. Резюме и подписи под иллюстрациями переведены на английский язык. Издание заинтересует как специалистов, так и широкий круг читателей.

 

 

Русская миниатюра — одна из привлекательных и вместе с тем малоизвестных областей отечественного искусства. Тесно связанная в своем развитии с живописью, графикой и различными видами декоративно-прикладного искусства, она ярко отражает не только вкусы определенных слоев русского общества, но и прежде всего характерные стилевые особенности развития искусства в целом. По словам одного из французских художников XVIII столетия Ж.-Б. Лепренса, миниатюра — это "жанр, способный к восприятию всего, что называется духом искусства рисунка и живописи"1.

Широко распространенная в XVIII — первой половине XIX столетия, она сохранилась до наших дней в относительно большим числе. Коллекции миниатюр, исполненных главным образом на металле, кости, бумаге или картоне, хранятся сейчас во всех крупных музеях Советского Союза, в ряде периферийных музеев, а также в частных собраниях. Значительное число работ русских миниатюристов имеется и в зарубежных музеях и коллекциях. Однако, если к творчеству миниатюристов различных стран Западной Европы неоднократно обращались исследователи конца XIX — первой половины XX столетия, посвящая им капитальные монографии, статьи, создавая многотомные словари, то русская миниатюра, к сожалению, до сих пор во многом остается еще белым пятном не только для европейских, но и для отечественных исследователей. Справедливости ради следует отметить, что долгие годы и европейская миниатюра оставалась вне сферы внимания специалистов. Только во второй половине XIX века после двух больших ретроспективных выставок европейских миниатюр в Лондоне (1865 и 1889 гг.), на которых, кстати, не было представлено ни одного русского мастера, возник необычайный интерес к этому виду искусства. Первые годы XX столетия отмечены буквально взрывом выставок миниатюр. Они устраиваются в различных городах Европы — Вене, Берлине, Париже, Брюсселе, Мюнхене — и привлекают огромное внимание не только зрителей, но прежде всего исследователей. Почти все выставки сопровождались хорошо изданными каталогами — первыми попытками научной публикации и оценки творчества многих ранее не известных миниатюристов, сведения о которых были еще очень немногочисленны. На базе этих выставок и изучения различных музейных и частных собраний

5

появляются первые большие сводные каталоги миниатюристов и исследования, посвященные как истории миниатюры в целом, так и отдельным школам или художникам. Среди них следует назвать работы Е. Лейшинга, Е. Лембергера, Г. Бушо, Дж. Фостера, Дж. Вилльямсона, Г. Клузо. Особо следует выделить четырехтомный (два тома — иллюстрации) словарь, изданный в 1964 году крупнейшим исследователем в области миниатюры Л. Шидлофом2.

В работах всех этих исследователей уже можно проследить и интерес к русской миниатюре, хотя поначалу еще очень слабый, что было обусловлено прежде всего незнанием материала. Упоминаются лишь единичные, подчас случайные, имена русских художников, причем сведения о них грешат, как правило, большими неточностями (как, например, об А. Ритте, П.Ф. Соколове, П. Рокштуле, И. А. Винберге). Исключение составляет лишь словарь Л. Шидлофа, который учел почти всю существующую литературу. Что же касается русских исследований, то можно привести лишь работу Н.Н. Врангеля, впервые обратившего серьезное внимание на эту интересную область искусства и опубликовавшего в 1909 году в журнале „Старые годы" „Очерки по истории миниатюры в России". Им были собраны сведения о творчестве ряда русских и работавших в России иностранных миниатюристов, Он же зафиксировал некоторые государственные и многочисленные частные коллекции, до того неизвестные исследователям. Однако нельзя не отметить, что общие оценки творчества миниатюристов, данные Врангелем в соответствии с общепринятой тогда точкой зрения, проникнуты апологией старины, и развитие искусства русской миниатюры он всецело связывает с влиянием иноземных мастеров. Советское искусствознание вплоть до 1960-х годов также не уделяло внимания этой области искусства. „Трудно объяснить,— отмечали в своей работе исследователи русской миниатюры К.В. Михайлова и Г.В. Смирнов,— причину недооценки такого своеобразного и распространенного явления русской художественной культуры"3. Лишь единичные сведения о некоторых миниатюристах встречаются в общих работах А,П. Мюллер, отдельных исследованиях И.М. Суслова, М.М. Постниковой-Лосевой, Н.Г. Платоновой. В последние годы были опубликованы статьи Т.А. Селиновой, К.П. Белавской, Г.Н. Комеловой, посвященные творчеству тех или иных мастеров.

6

Большой и серьезной работой, ставшей сразу же после выхода настольной книгой многих искусствоведов, является изданный в 1974 году (и вторично в 1979 году) альбом „Портретная миниатюра из собрания Государственного Русского музея", подготовленный К.В. Михайловой и Г.В. Смирновым. В него включены лучшие портретные миниатюры собрания музея и опубликованы сведения о многих малоизвестных и вообще неизвестных миниатюристах, работавших в России на протяжении двух столетий.

В 1981 — 1982 годах появились каталог большой выставки „Миниатюра в России XVIII — начала XX века" из фондов отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа, подготовленный авторами настоящего альбома, затем каталог выставки „Западноевропейская миниатюра 16—19 веков" из собрания Эрмитажа, составленный Н.Б. Петрусевич. Это были результаты первичной научной обработки коллекций, которая дала возможность атрибутировать многие никогда ранее не публиковавшиеся произведения, привести ряд новых имен мастеров русской миниатюры, главным образом портретной, ввести в оборот новые обнаруженные в архивах сведения о них.

Коллекции миниатюр других музейных собраний малоизвестны. Они, как правило, не выставляются в залах, причиной чему является не только трудность экспонирования, но, прежде всего, применительно к миниатюре на кости, пергаменте и бумаге, их хрупкость, боязнь яркого света, чувствительность даже к небольшому изменению температуры и влажности. Кроме того, миниатюры обычно заключены для лучшей сохранности в бронзовые, деревянные обрамления или рамки из драгоценных металлов, которые иногда навечно скрывают и возможные подписи — и в этом еще одна из серьезных трудностей исследования миниатюрной живописи.

Таким образом, миниатюра, по существу, доступна для ознакомления в фондах музеев лишь узкому кругу специалистов, и потому каждая новая публикация, знакомящая с этим малоизвестным видом искусства, чрезвычайно важна.

Настоящий альбом ставит своей целью показать широкому кругу интересующихся историей русского искусства, а также специалистам богатое и интересное как в художественном, так и в историко-культурном плане собрание портретной миниатюры в России XVIII начала ХХ столетия, хранящееся в Государственном Эр-

7

митаже. Основа этого собрания — коллекция миниатюр отдела истории русской культуры, которая сложилась уже после Великой Октябрьской социалистической революции при формировании так называемого историко-бытового отдела при Русском музее. В него вошла часть миниатюр художественного отдела музея (в том числе из бывшей коллекции известного псковского собирателя Ф.М. Плюшкина, переданная туда в 1913 гоцу), затем в 1920 — начале 1930-х годов сюда поступали миниатюрные портреты из национализированных особняков Юсуповых, Шереметевых, Бобринских, Строгановых, из Аничкова дворца, где размещался Музей города, из Государственного музейного фонда СССР, Экспертной комиссии Наркомвнешторга, от ряда частных лиц.

В 1941 году все коллекции историко-бытового отдела были переданы в Государственный Эрмитаж, где они стали основой вновь созданного отдела истории русской культуры4, В 1950—1960-е годы собрание миниатюр пополнилось экспонатами,находившимися в обменном фонде Государственного Эрмитажа, некоторыми работами русских миниатюристов из основного эрмитажного собрания, хранящегося в отделе западноевропейского искусства, Большое число миниатюр пришло в 1954 году из Государственного музея революции в Ленинграде в составе „коллекции декабристов". Основным источником пополнения после 1950-х годов стали приобретения Экспертно-закупочной комиссии Государственного Эрмитажа, в результате которых собрание обогатилось такими редкими работами, как портрет М.И. Кутузова кисти И. Григорьева, портреты генералов — участников Отечественной войны 1812 года: П.И. Ивелича работы М. Зацепина, Ф.Ф. Гагарина — мастера П. Волкова, отца декабристов, писателя и государственного деятеля М.Н. Муравьева, дочери Петра I Анны Петровны работы Г.С. Мусикийского и ряда других лиц.

Особое место в собрании отдела истории русской культуры занимает уникальная коллекция миниатюр на эмали, главным образом петровского времени. Она начала складываться еще при Петре I, в 1720-х годах, затем значительно пополнилась работами XVIII века при Екатерине II, уделявшей собранию миниатюр большое внимание. Ее личная коллекция, хранившаяся долгое время в Зимнем дворце, в начале 1820-х годов была передана в Эрмитаж и включена в каталог собрания музея5. Впоследствии большая часть миниатюр

8

на эмали начала XVIII столетия этой коллекции была передана в Музей антропологии и этнографии Академии наук СССР и только в 1941 году влилась в состав отдела истории русской культуры. В целом собрание миниатюр отдела в настоящее время насчитывает свыше трехсот произведений, главным образом портретов, в том числе более шестидесяти редчайших миниатюр на эмали Петровской эпохи.

Кроме того, значительное число миниатюрных портретов деятелей русской культуры и истории хранится в богатейшем, насчитывающем около двух тысяч единиц, собрании миниатюр отдела западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа, которое начало создаваться в XVIII веке при Екатерине II, а затем пополнялось в последующее время, особенно после Великой Октябрьской социалистической революции в результате национализации многих частных собраний. Большая часть таких портретов исполнена либо мастерами иностранного происхождения, творчество которых давно признано неотъемлемой частью русской национальной школы, как, например, П. де Росси или А.-Ф.-Г. Виоллье, либо художниками стран Западной Европы, работавшими многие годы в России (среди них такие известные мастера, как А.-ф. Лагрене, Д. Босси, И.Б. Лампи, Ж.-А. Беннер, П.Э. Строили, Ш. де Шамиссо и многие другие). Лучшие из работ этих художников включены в настоящее издание. В альбоме можно встретить также несколько портретов, исполненных миниатюристами, никогда в России не жившими,— они интересны прежде всего благодаря своей иконографии, не говоря об их художественной ценности (например, офицера И.С. Райского работы Э. Бушарди или дочери декабриста А.Н, Муравьева С.А. Муравьевой кисти Ф. Пиетрокола).

Если говорить в целом о собрании русской портретной миниатюры Государственного Эрмитажа, то основную ее ценность составляют работы известных художников Г.С. Мусикийского, А.Г. Овсова, П.Г. Жаркова, Д.И. Евреинова, П.А. Иванова, П.Э. Рокштуля, П. Волкова, М. Зацепина, И.Г. Григорьева и других. Произведения многих из них сохранились в единичных экземплярах, и потому публикация каждого представляет значительный интерес для истории русской миниатюрной живописи.

Следует отметить также большую иконографическую ценность эрмитажного собрания. В нем имеются редкие миниатюрные пор-

9

треты крупнейших деятелей русской культуры — Н.И. Новикова и А.Н. Радищева, одного из основателей Союза спасения декабриста А.Н. Муравьева, автопортрет декабриста Н.А. Бестужева, президентов петербургской Академии художеств А.С. Строганова и А.И. Мусина-Пушкина, общественных и государственных деятелей М.М. Сперанского, Д.П. Трощинского, В.Н. Каразина, писателя С.Н. Навроцкого, историка А.И. Михайловского-Данилевского, великих полководцев А.В. Суворова и М,И. Кутузова, участников войн конца XVIII — первой половины XIX века В.А. Зубова, И.П. Салтыкова, П.Х. Витгенштейна, А.И. Остермана-Толстого, М.А. Милорадовича, П.И. Ивелича, М.Ф. и Н.М. Каменских, М.С. Воронцова, Б.Б. фока, А.ф. Ланжерона, Я.А. Потемкина и многих других. Интересны портреты рядовых офицеров — участников Отечественной войны 1812 года А.Н. Марина и И.С. Райского, а также безымянных офицеров, чьи имена еще предстоит выяснить. Любопытны редкие портреты великих русских актрис П.И. Ковалевой-Жемчуговой, М.Г. Савиной, А.П. Павловой. В отдельную группу можно выделить малоизвестные портреты членов семьи М.И. Кутузова: его дочерей Е.М. Хитрово и Д.М. Опочининой, внуков Е.Ф. Тизенгаузен и К.Ф. Опочинина. Иконографически эрмитажное собрание замечательно также и тем, что многие миниатюры с изображением общественных и военных деятелей представляют нам одновременно современников и в ряде случаев близких знакомых А.С. Пушкина. Интересны также недавно приобретенные портреты членов семьи известного драматурга А.В. Сухово-Кобылина.

В целом в настоящий альбом включено около двухсот пятидесяти лучших работ эрмитажного собрания, позволяющих представить себе развитие русской портретной миниатюры на протяжении почти двух веков*. Наибольшее количество миниатюр относится к XVIII — первой половине XIX века, то есть ко времени расцвета этого вида искусства. Вторая половина XIX и начало ХХ столетия

----------------------------------------
* Область применения миниатюр чрезвычайно многообразна, но в данный альбом включена только станковая портретная миниатюра, не имеющая прикладного характера и сопутствующего назначения. Как исключение, воспроизводится несколько портретов, украшающих изделия из драгоценных металлов, главным образом табакерок, и произведения прикладного искусства, поскольку такие миниатюры могли существовать совершенно самостоятельно.

10

в собрании Эрмитажа представлены лишь единичными образцами. Искусство миниатюры возникло еще в давние времена и существует уже много столетий. Большинство исследователей, как европейских, так и русских, традиционно соединяет искусство миниатюры с искусством иллюминирования (раскрашивания) и утверждает, что само название миниатюра происходит от латинского слова minium — красная краска, сурик, которой раскрашивались орнаменты и начальные буквы древних манускриптов, привилегий, уставов. Затем якобы это название перешло сначала на тончайшие и уже многоцветные виньетки и иллюстрации рукописей, а потом по созвучию слова minium и minor (маленький) — и на небольшие отдельные изображения, чаще всего портреты, которые существовали как украшения книг или предметов прикладного искусства, таки вполне самостоятельно.

Однако это объяснение отвергает,и довольно убедительно, один из последних крупных исследователей миниатюры Л. Шидлоф. Он утверждает, что поскольку в древних рукописях наряду с красной краской столь же широко и даже более часто употреблялись голубая, желтая, коричневая и зеленая, то нет основания говорить, что красная краска дала свое имя целому направлению живописи. Происхождение слова миниатюра Шидлоф ведет от латинского minus (маленький, наименьший). Именно оно, с его точки зрения, соответствует первичной характеристике миниатюры изображения малых размеров, значительно меньше натуры. И с этим трудно не согласиться. Интересно напомнить, что Д. Дидро давал несколько иное объяснение, считая,что французское значение этого слова, вероятно, происходит от слов mignon (маленький) или mignard (миловидный, деликатный, желанный, обольщенный)7.

Конечно, не только размеры, но прежде всего техника письма, живописные приемы и сам материал обусловливали применение термина миниатюра к определенным произведениям искусства. Однако до сих пор нет единого точного определения этого термина. Как правило, миниатюрами называют произведения малого размера, исполненные на металле (обычно это миниатюры на эмали, но встречается живопись маслом), на тонких пластинках кости, пергаменте или картоне (акварелью в сочетании с гуашью и белилами, иногда маслом) в преобладающей технике пунктира.

11

В России миниатюра как самостоятельный вид искусства появилась лишь на рубеже XVII XVIII столетий и очень быстро получила распространение. Яркий расцвет ее падает уже на вторую половину XVIII и первую треть XIX века. Поначалу она была в основном портретной, и ее возникновение было обусловлено прежде всего изменением всего строя русской жизни и мировоззрения русских людей Петровской эпохи, развитием нового, светского направления в русском искусстве, в частности, портретного жанра. В самом конце XVIII — начале XIX столетия развитие пейзажа, в том числе городского,приведет к появлению и в миниатюре маленьких городских или сельских видов. Подобные миниатюры чаще всего украшали различные предметы прикладного искусства.

На протяжении всего своего существования миниатюра была теснейшим образом связана с другими видами изобразительного искусства и прежде всего — с живописью маслом. Наиболее отчетливо эта связь прослеживается в XVIII веке и в сюжетах, и в подчинении единым эстетическим канонам, и в общих стилевых чертах. Так, в первой половине и середине XVIII века миниатюре (главным образом на эмали) были свойственны характерные в целом для живописи парадность и декоративность. Миниатюристы в большинстве своем копировали живописные оригиналы, но обязательно привносили в них что-то свое, новое. С конца XVIII и особенно в первой половине XIX столетия искусство миниатюры, исполнявшейся преимущественно уже на кости или бумаге, вливается в общее русло развития графического камерного портрета. Миниатюры пишутся, как правило, с натуры, становятся непосредственнее, живее передают характерные черты модели.

Значительно расширяется и сфера обращения миниатюры. Если дорогостоящая миниатюра на эмали была доступна лишь определенным слоям высшего общества, то есть круг ее заказчиков был весьма ограничен, то более дешевая и быстрая в исполнении миниатюра на кости или бумаге широко бытовала и в среде мелкого дворянства, и особенно в военных кругах.

Своеобразное очарование и ценность миниатюры состоит в том, что она передает трепетность жизни, которая улавливается художником только при непосредственном общении с моделью. Не претендуя подчас на глубокое раскрытие образа, миниатюра служила

12

как бы поэтическим интимным напоминанием о близких людях и позволяла иметь их изображение всегда при себе. Такие портреты можно было носить на груди как брошь, вставлять в браслеты, кольца, в крышки табакерок, в кожаные или бархатные переплеты. Но наиболее часто, оправленные в металлические или деревянные рамочки, миниатюры в большом количестве украшали стены кабинетов, спален и гостиных дворянских особняков в XVIII XIX веках, стояли на туалетных столиках, бюро, каминах. „Княжна Марья возвратилась в свою комнату,— читаем мы в романе Л.Н. Толстого „Война и мир",— и села за свой письменный стол, уставленный миниатюрными портретами"8.

Существовал и особый вид миниатюрного портрета — портрет императора, дававшийся в знак особой милости и как награда, носившийся обычно на груди на ленте или в петлице на банте. Важно отметить, что русская миниатюра развивалась в едином русле с западноевропейской, с достижениями которой знакомили иностранные художники, либо работавшие в России, либо выполнявшие заказы русского двора и знати, такие как Н. Соре, Д. Босси, Ж.А. Пэншон, П.Э. Строки, В. Эриксен, И. Хуртер, К. Хойер, Ш. де Шамиссо и другие, а также и те русские художники, которые жили и учились в различных странах Западной Европы.

Ниже рассматриваются отдельно миниатюры на эмали и миниатюры на кости, бумаге или картоне, которые имели специфику развития и своеобразие приемов.

Миниатюра на эмали


Искусство, коим был прославлен Апеллес
И коим ныне Рим главу свою вознес,
Коль пользы от Стекла приобрело велики,
Доказывают то Финифти, Мозаики,
Которы в век хранят Геройских бодрость лиц,
Приятность нежную и красоту девиц,
Чрез множество веков себе подобны зрятся
И ветхой древности грызенья не боятся.

М.В. Ломоносов


Особое место в общей истории миниатюры занимает миниатюра на эмали. Именно маленькие, неповторимые по своей яркости и прелести портреты, исполненные русскими мастерами в сложной тех-

13

нике эмали, открывают первую страницу истории отечественной миниатюры*.

Появление в России первых „патретов по финифту" (так в XVIII вске называли миниатюры на эмали) обычно связывают с именем Петра I, его личной волей и инициативой. Будучи в 1698 году в Англии, он встретился там с известным миниатюристом Ш. Братом, который по заказу Петра I выполнил несколько его портретов по оригиналу Г. Кнеллера. Вернувшись в Россию, Петр l, которому якобы эти миниатюры очень понравились, немедленно дал указание подготовить в этой новой для России области искусства своих отечественных мастеров. Для исполнения приказа Петра I в это время в России была благодатная почва, так как, во-первых, новое сознание значимости личности и ее больших возможностей в Петровскую эпоху обусловило появление и развитие в начале XVIII века портретного жанра, во-вторых, сказались вековые традиции финифтяного дела, идущие еще от Древней Руси. Техника же расписной эмали была хорошо известна мастерам Москвы, Сольвычегодска и других городов России XVII столетия.

Поначалу исполнялись главным образом портреты самого Петра l; часто оправленные в золото и украшенные драгоценными камням и, они служили знаками отличия и особой награды, их носили на шее или в петлице кафтана. Затем, по мере развития этого вида искусства, появляются портреты приближенных Петра I, государственных деятелей, семьи императора, а также многофигурные композиции, повторения картин известных художников. Миниатюра на финифти быстро завоевывает признание и получает относи-

---------------------------
* Процесс изготовления миниатюр на эмали очень сложный и трудоемкий, требует не только искусной руки и острого глаза, но и точных знаний свойств и изменяемости красок при обжиге. На заранее подготовленную чуть выпуклую металлическую пластинку (обычно медную или золотую), предварительно покрытую обожженной, так называемой, грунтовой одноцветной эмалью, дающей ровную и гладкую поверхность, наносится живописное изображение. Живопись выполняется тонкими волосяными ( чаще всего из хвостиков горностая) кисточками, специальными эмалевыми красками (особый сплав стекла с различными окисями), которые после просушки и обжига в муфеле сплавляются с грунтовой эмалью, приобретая удивительную яркость, свежесть и блеск. Затем наносятся дополнения, возобновляются выгоревшие при обжиге слабые краски, налагаются тени — и снова все подвергается обжигу. И так до полной отделки несколько раз. Малейшее отклонение от точного процесса (каждая краска требует определенной температуры и времени обжига) может свести всю работу на нет.

14

тельно широкое распространение несмотря на всю сложность, кропотливость и трудоемкость ее исполнения. Объясняется это прежде всего теми явными преимуществами, которые эмаль имела перед миниатюрой на кости, перламутре или бумаге. Яркость и прочность красок, богатая палитра, относительная долговечность произведений, не подверженных влияниям света, воздуха, времени и сохраняющих долгие годы свой блеск и свежесть, привлекали к миниатюре на эмали особое внимание. К ней обращались многие художники на протяжении всего XVIII и начала XIX столетия. Однако нельзя забывать и о необычайной хрупкости миниатюр на эмали: неосторожное движение, удар, падение — и миниатюра покрывается сетью трещин или вообще у вас в руке остается лишь металлическая основа и кусочки разбитой финифти, уже не восстанавливаемой. Это, очевидно, и является главной причиной того, что до наших дней сохранилось очень небольшое число миниатюр на эмали, довольно часто встречавшихся в свое время.

Эрмитажное собрание миниатюр на эмали не очень велико, но в него входит ряд первоклассных и сейчас уже чрезвычайно редких работ как известных, так и безымянных мастеров XVIII XIX столетий, Особо следует выделить коллекцию миниатюр петровского времени, насчитывающую свыше шестидесяти произведений. Значительная часть их выполнена по оригиналам известных художников того времени, таких как Г. Кнеллер, К. Моор, А. Матвеев, Ж. Натье, Л. Каравакк.

Интересен один из портретов Петра I, исполненный на рубеже XVII XVIII веков. Это довольно большой для миниатюры на эмали портрет (тип Кнеллера), заключенный в тончайшую сканую рамку и, по преданию, подаренный Петром I кормилице царевича Алексея.

Первое место среди русских миниатюристов на эмали по праву занимают основоположники этого вида искусства, мастера петровского времени Г.С. Мусикийский и А.Г. Овсов, прекрасно представленные в эрмитажном собрании. Благодаря исследованиям последних лет, выявившим ряд новых произведений и документов, можно более ясно представить себе творчество этих художников, вписавших одну из самых интересных страниц в историю отечественного искусства.

Г.С. Мусикийский начал свою деятельность еще в самые первые

15

годы XVIII века в Москве, в Оружейной палате. Первые сведения о нем относятся к 1709—1710 годам, когда он был уже зрелым мастером, исполнившим портреты Петра I, А.Д. Меншикова и других лиц. После 1711 года художник переезжает в Петербург и здесь работает до конца своих дней „финифтяных дел мастером". В настоящее время известно шестнадцать подписных его работ (из них шесть в Эрмитаже) и около десяти приписывается ему на основании стилистического анализа, Среди них — портреты Петра I, Екатерины I, портреты семьи Петра I и другие. Творчество Мусикийского тесно связано с традициями русского „финифтяного дела": звонкая, очень праздничная цветовая гамма работ художника, с преобладанием голубого, изумрудного и малиново-лиловых тонов, очень близка к работам знаменитых сольвычегодских мастеров, безусловно, оказавших на творчество художника большое влияние, В ранних работах Мусикийского еще много общего и с произведениями первых русских живописцев Оружейной палаты — их роднит наивность изображения, некоторые черты парсунности, декоративность. Взяв все лучшее от старых мастеров, Мусикийский вместе с тем дал миниатюре самостоятельное звучание, связав ее с русской светской живописью и обогатив техническим мастерством.

А.Г. Овсов — мастер, обладавший уже значительно большим профессионализмом, прекрасным знанием рисунка, тонким вкусом в подборе ярких и живых красок. И хотя сохранилось не более десяти его работ (четыре из них включены в альбом), можно с уверенностью говорить о том, что именно Овсов более органично ввел миниатюру в русло развития европейского искусства. Его произведения отличаются совершенством исполнения, но вместе с тем характеризуются большей идеализацией образов.

Одна из лучших работ Овсова — портрет Петра I 1725 года — интересна трактовкой образа императора и более интенсивной по сравнению с его другими произведениями колористической гаммой. На основании стилистического анализа — сравнения с подписным портретом в Государственном Русском музее — к наследию Овсова можно причислить еще один хранящийся в Эрмитаже портрет — Петра II, очевидно, исполненный в нескольких экземплярах.

Вслед за ярким расцветом русской миниатюры на эмали в петровское время наступает несколько глухой период 1730—1740-х годов:

16

миниатюры этого времени почти неизвестны, за исключением довольно большого числа портретов императрицы Анны Иоанновны да многочисленных портретов императрицы Елизаветы Петровны. Последующий расцвет падает уже на середину XVIII столетия: именно в это время начинается творческая деятельность двух интереснейших русских художников — М.А. Лопова и А.И. Черного. В это же время М.В. Ломоносов среди других своих многочисленных открытий занимается изготовлением финифтяных красок, обогащая палитру миниатюристов на эмали; „Трудился я в деле крашеных разных стекол как для исследования теории о цветах,— доносил он Академии наук в начале 1750 года,— так и для разных употреблений оных в финифтяном деле, в чем имею нарочитый успех"9.

К сожалению, Государственный Эрмитаж не обладает подписными портретными работами М.А. Лопова (единственный известный его портрет императрицы Елизаветы Петровны хранится в Русском музее).

В 1980 году Государственный Эрмитаж приобрел находившуюся в одной из частных коллекций во Франции чрезвычайно редкую подписную миниатюру — портрет Екатерины II 1765 года талантливого, но малоизвестного художника на эмали А. Черного (или Чернова). Он был сыном первого живописца Императорского фарфорового завода Ивана Черного и сам проработал на этом заводе всю свою жизнь. Кроме исполнения росписей по фарфору, Чернов работал также в родственной области — живописной эмали и выполнил несколько тонких и изящных миниатюр — портретов Екатерины II, братьев Орловых и других лиц. Очень близок также его манере письма приобретенный в 1978 году на международном аукционе в Цюрихе великолепный портрет Г.Г. Орлова в парадной форме кавалергарда. Портрет не имеет подписи, но тончайшая техника пунктира, легкие и нежные цветовые переходы, манера накладывать мазок, например, при написании локонов или переливов муара, очень напоминают работы Черного. Это позволяет, правда, предположительно, назвать его автором данного портрета.

Широкое распространение миниатюры во второй половине XVIII столетия приводит к созданию в 1779 году специального класса миниатюрной живописи при петербургской Академии художеств, где обучали и „финифтному искусству", а в 1790 году — к учреждению

17

самостоятельного класса по финифти, во главе которого в течение многих лет стоял известный миниатюрист П.Г. Жарков. Его творчество также одна из интереснейших страниц русского искусства. Портретист, жанрист, прекрасно владеющий техникой как эмали, так и акварели и гуаши, преподаватель, воспитавший нескольких миниатюристов, Жарков одновременно играл большую роль в Академии художеств, будучи ее советником и выполняя самые различные работы (например, экспертизы реставрационных работ). наибольшей известностью среди его наследия пользуется портрет Екатерины II на эмали, исполненный по оригиналу М. Шибанова. В альбоме публикуется одна его работа: портрет Петра I на эмали, исполненный в 1790-е годы и отличающийся хорошим рисунком и тонкой колористической гаммой.

Класс миниатюрной живописи существовал при Академии художеств в течение многих десятилетий, то объединяясь с портретным классом, то самостоятельно. После ухода Жаркова во главе класса стал его ученик П.А. Иванов.

Среди миниатюристов рубежа XVIII—XIX столетий выделяется Д.И. Евреинов, художник многоплановый, обладающий поразительным чувством цвета, гармонией тонов...

 



Условия использования материалов

Поиск
Copyright MyCorp © 2019