Анекдот, рассказ — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

В. Даль. Толковый словарь

АНЕКДОТЪ м. греч. короткiй по содержанiю и сжатый въ изложенiи разсказъ о замѣчательномъ или забавномъ случаѣ; байка, баутка.

 

С. И. Ожегов. Словарь русского языка. 1986

АНЕКДО´Т, -а, м. 1. Небольшой забавный, смешной рассказ. Рассказать а. 2. перен. Смешное происшествие (разг.). С ним случился а. || уменьш. анекдотец, -тца, м. (к 1 знач.). || прил. анекдотический, -ая, -ое.

АНЕКДОТИ´ЧНЫЙ, -ая, -ое, -чен, -чна. Похожий на анекдот, маловероятный. А. случай. || сущ. анекдотичность, -и, ж.

 

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

АНЕКДОТ, рассказ о каком-либо характерном происшествии из жизни исторического лица; короткий рассказ о смешном происшествии, остром, необычном положении.

 

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

АНЕКДОТ (от греч. anekdotos — неизданный), 1) короткий рассказ об историческом лице, происшествии. 2) Жанр фольклора, короткий вымышленный юмористический рассказ с неожиданным концом.

 

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. 1890—1907

Анекдоты — въ русской литературѣ назывались «смѣхотворными повѣстями» или, на польскiй ладъ, «фацецiями» и «жартами». А. впервые появился въ Западной Европѣ вмѣстѣ съ развитiемъ новеллъ и легкихъ шуточныхъ разсказовъ въ родѣ, напр., «Декамерона» Боккачiо. Веселая шутка получала въ нихъ все болѣе и болѣе перевѣса, и наконецъ въ сборникахъ стали являться весьма неприличные анекдоты, цѣлью которыхъ было не поученiе и наставленiе читателя, какъ прежде, а исключительно его забава. Такимъ образомъ появились фацецiи, т. е. смѣшные и скандалезные разсказы и анекдоты, остроумныя изреченiя и шутки. Ихъ собирателями часто являлись люди, очень извѣстные серьезными заслугами и ученостью, напр. итальянецъ Поджiо Браччiолини, котораго даже считаютъ основателемъ этого рода литературныхъ произведенiй. Послѣ появленiя въ 1470 году «Poggii Florentini Facetiarum liber», потомъ много разъ издававшейся въ самой Италiи въ XV и XVI в. и переведенной на франц. и итальян. яз. (съ латинск.), въ Римѣ и Венецiи стали появляться многочисленныя другiя изданiя анекдотическихъ сборниковъ. Изъ его послѣдователей болѣе извѣстными были: Генрихъ Бебель, Фришлинъ, въ особенности Меландръ, котораго «Jocorum atque scriorum libri» явились въ свѣтъ 1600 г. Въ итальянской литературѣ получили большую извѣстность «Mottie facezie» Арлотте, сборники Корнаццани, Доменики и др.; во французской — «Moyen de parvenir», книга, приписываемая Бероальду де-Вервиллю или Рабле; въ нѣмецкой «Scherz mit der Wahrheit» и «Schimpf und Ernst» Iоганна Паули. Въ старинной описи библiотеки нашихъ государей XVII ст. упоминаются нѣкоторые изъ этихъ юмористическихъ сборниковъ. Крайнюю степень развитiя этой шуточной литературы можно видѣть въ чрезвычайно любопытной книжкѣ, изданной въ первые годы XVII ст. подъ названiемъ «Facetiae Facetiarum»; здѣсь обыкновенные сюжеты фацецiй передаются въ ученой формѣ; это собранiе ученыхъ диссертацiй, на которыя потрачена, однако, страшная эрудицiя, со множествомъ цитатъ изъ древнихъ и новыхъ писателей и строгими прiемами схоластической науки.

Въ старинной польской литературѣ западныя фацецiи принимались съ большою охотой и даже затрагивали народную юмористическую струну. Нѣкоторые авторы, какъ Рей или Кохановскiй, писали тоже подобные анекдоты стихами (ср. Кохановскаго «Fraszki»). Въ русской литературѣ известны подобные сборники XVII в., напр. «Смѣхотворныя повѣсти» в Толстовской рукописи «добрѣ съ польска исправлены языка и читать поданы сто осмьдесятъ осмаго (т. е. 7188 или 1680 г.) ноемврiя дня осмаго; преведшаго же имя отъ б начинаемо въ числѣ афг слагаемо». Подлинникомъ этихъ извѣстiй Пыпинъ считаетъ польскую книгу, описанную Мацѣевскимъ (Pismiennictwo Polskie 3.169). «Facecye polskie. Żartowne a trefne powieść biesiadne, takze rozmaitych authorow, jako też i z powieśći ludzkiej zebrane». Этотъ сборникъ по своему содержанiю вообще похожъ на такiе же западноевропейскiе сборники; тутъ встрѣчаются коротенькiе шуточные разсказы, изъ которыхъ многiе говорятъ о женской злобѣ, затѣмъ болѣе обширныя повѣсти и даже одна новелла изъ «Декамерона». Кромѣ того, къ XVIII в. относятся нѣкоторыя стихотворныя сочиненiя забавнаго и шуточнаго содержанiя и сборники анекдотовъ въ родѣ «Смѣхотворныхъ повѣстей». И то и другое подъ общимъ названiемъ примѣровъ и жартовъ встрѣчается въ рукописи XVIII столѣтiя изъ Погодинскаго собранiя 1777, гдѣ даже повторяются нѣкоторые анекдоты, взятые изъ «Смѣхотворныхъ повѣстей». Подобное содержанiе находимъ въ одной изъ Фроловскихъ рукописей Публ. Библiот. подъ загл.: «Гисторiя о разныхъ курiозныхъ амурныхъ случаяхъ». Исторiи, заимствованныя изъ этихъ сборниковъ, были напечатаны 1789 г. въ простонародной книжкѣ «Старичокъ Весельчакъ», разсказывающiй давнiя московскiя были и польскiя диковинки (С.-Петербургъ, 70 стр.). Эта книжка безъ всякихъ перемѣнъ перепечатывается даже въ настоящее время. Нѣкоторыя исторiи перешли тоже и въ лубочныя изданiя. Ср. Пыпинъ, «Очеркъ литературной исторiи старинныхъ повѣстей и сказокъ русскихъ въ Ученыхъ запискахъ II отд. Имп. Акад. Наукъ.

 

Войналович Е. В. АНЕКДОТ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru/literature/text/1823395

АНЕКДО́Т (греч. ἀνέϰδοτος – не­из­дан­ный), ост­ро­ум­ный рас­сказ-ми­ниа­тю­ра с эф­фект­ной кон­цов­кой, не­ред­ко по­лити­че­ски ок­ра­шен­ный; жанр пре­им. гор. фольк­ло­ра. Ис­то­ри­че­ски вос­хо­дит к жан­рам фаб­льо, фа­це­ции, шван­ка. Впер­вые назв. «А.» («Ἀνέϰδοτα», букв. «Неизданное», в рус. пер. «Тай­ная ис­то­рия», 1938) по­лу­чи­ла на­прав­лен­ная про­тив имп. Юс­ти­ниа­на I кни­га Про­ко­пия Ке­са­рий­ско­го (6 в.). Как обо­зна­че­ние ко­рот­ко­го рас­ска­за о мел­ком, но за­ни­мат. про­ис­ше­ст­вии, в осн. из жиз­ни ис­то­рич. лиц, по­ня­тие ста­ло упот­реб­лять­ся в 17–18 вв. во франц. ме­муа­ри­сти­ке, за­тем – в Гер­ма­нии, со 2-й пол. 18 в. – в Рос­сии (пере­вод­ные и ори­ги­наль­ные сбор­ни­ки М. А. П. Го­ме­са, Н. Г. Кур­га­но­ва и др.).

Лит.: Schäfer R. Die Anek­dote: Theo­rie, Ana­lyse, Di­dak­tik. Münch., 1982.

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Анекдо́т (фр. anecdote — краткий рассказ об интересном случае; от греч. τὸ ἀνέκδοτоν — не опубликовано, букв. «не изданное») — фольклорный жанр, короткая смешная история, обычно передаваемая из уст в уста. Чаще всего анекдоту свойственно неожиданное смысловое разрешение в самом конце, которое и рождает смех. Это может быть игра слов или ассоциации, требующие дополнительных знаний: социальных, литературных, исторических, географических и т. д. Тематика анекдотов охватывает практически все сферы человеческой деятельности. В большинстве случаев авторы анекдотов неизвестны.

В качестве алгоритма формы выступает пародическое использование, имитация исторических преданий, легенд, натуральных очерков и т. п. В ходе импровизированных семиотических преобразований рождается текст, который, вызывая катарсис, доставляет эстетическое удовольствие. Упрощённо говоря, анекдот — это бессознательно проступающее детское речевое творчество. Возможно, отсюда характерное старинное русское название — байка.

В России XVIII—XIX вв. (и в многочисленных языках мира до сих пор) слово «анекдот» имело несколько иное значение — это могла быть просто занимательная история о каком-нибудь известном человеке, необязательно с задачей его высмеять (ср. у Пушкина: «Дней минувших анекдоты»). Классикой того времени стали называть такие «анекдоты» про Потёмкина.

История

Судить о времени появления первых анекдотов сложно, так как это жанр, в первую очередь, устного творчества.

Одними из древнейших обнаруженных в настоящий момент записанных афоризмов считают следующие:

С незапамятных времён не случалось, чтобы молодая жена не портила воздух, будучи в объятиях мужа.

Шумерская глиняная фреска, 1900—1600 гг. до нашей эры

Как развлечь скучающего фараона? Отправить по Нилу лодку с девушками в костюмах из рыболовецких сетей, и тогда фараон обязательно пойдёт на «рыбалку».

— Древнеегипетский анекдот, 1600 г. до нашей эры

Древнейшим сборником шуток и анекдотов считается античный «Филогелос».

Форма современных анекдотов

Форма современных анекдотов может быть любой — стихотворная, маленькие рассказы, всего одна фраза-афоризм. Анекдот может быть даже в форме романа, например, жанр романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» характеризуется именно так: роман-анекдот. Форма анекдота не имеет значения. Главное — анекдот должен рождать смех. Смех помогает бороться со страхом, поэтому существуют анекдоты даже о:

  • смерти,

Звонок в дверь. Хозяин открывает дверь. На пороге какая-то девочка в ленточках, бантиках, с шариками надувными и тазиком на голове…
— Ты кто?! — ошарашенно спрашивает хозяин.
— Я — твоя смерть.
Мужик смеётся:
— Какая же ты смерть?!
— Такая вот нелепая смерть!..

  • убийстве,

— Тебя за что посадили?
— За браконьерство. Иду я с ружьём и вижу: на столбе орёл сидит. Я прицелился и выстрелил: когти — в одну сторону, пассатижи — в другую.

  • конце света.

У физиков есть традиция: каждые пятнадцать миллиардов лет запускать Большой адронный коллайдер…

По форме и содержанию эти стишки (часто называемые «страшилки»), появившиеся в 1970-х (их авторство приписывается Олегу Григорьеву), принципиально отличаются от обычных анекдотов. Как и частушки, они имеют стихотворную форму и целиком укладываются в четыре, а реже, в две строки. Необычной, парадоксальной, концовки, как правило, не имеют. Главными героями в большинстве таких анекдотов выступают маленький мальчик или девочка. Популярны садистские анекдоты в детской среде.

Анекдоты о национальностях

Особое место занимают анекдоты о национальностях. В них высмеиваются бытующие в массовом сознании стереотипы национального характера представителей отдельных народов. Например:

Попросили как-то армянина сыграть в спектакле роль Буратино, армянин согласился. Карабас-Барабас стучится в дверь:
— Открой, негодный мальчишка!
А армянин ногу на ногу положил, развалился, волосы на груди покручивает и отвечает:
— Ой, баюс, баюс…

В советских национальных анекдотах не столько высмеивали, сколько шутили по национальным особенностям:

Грузин поступил в московский институт. Звонит домой:
— Папа, всё хорошо, не волнуйся. Ребята хорошие, очень тепло ко мне относятся, только говорят, что я выпендриваюсь.
— А почему они так говорят?
— Потому что я приезжаю в институт на своей машине.
— А они?
— А они на троллейбусе.
— Купи себе троллейбус, езди, как все, и не выпендривайся!

Чукча поступает в Литературный институт. В приёмной комиссии его спрашивают, какие его любимые писатели, какие произведения он читал. Он объясняет, что ничего не читал: «Чукча — не читатель, чукча — писатель».

Увидел украинский националист лозунг русских черносотенцев «Бей жидов, спасай Россию!» и удивился: «Не бачив логики… Лозунг гарный, а циль погана!»

В анекдот могла превратиться и известная поговорка, например:

Трудящиеся Татарской АССР направили жалобу в Президиум Верховного Совета СССР с требованием отменить поговорку «Незваный гость хуже татарина». Президиум подумал и принял указ, по которому отныне полагается говорить «Незваный гость лучше татарина».

Существует огромная серия национальных анекдотов, где отнюдь не высмеиваются недостатки, а люди просто шутят сами над собой. Медлительные и задумчивые финны смеются, называя себя «горячими финскими парнями».

В учреждении, с недоумением глядя на пришедшего:
— Чай — не-э-эт. Кофэ — не-э-эт. Какава… о, какава цель фашего физита-а-а?

Финская глубинка. Едет бричка, в ней — старый финн и два его сына. Мимо них что-то проносится и скрывается в кустах. Проходит полчаса. Младший сын говорит:
— Сда-а-е-т-т-с-ся мнэ, эт-то был за-а-ятссс…
Проходит еще полчаса:
— Не-э-эт, не по-о-хошшш…
Проходит еще час. Отец им говорит:
— Фы е-ш-ще па-а-тери-и-тесссь, ка-арячие финские парни!

Два финна стоят на обочине трассы. Вдруг мимо них что-то очень быстро проносится. Проходит час:
— А к-т-то эт-то был?
Проходит еще час:
— А эт-то был Мик-ка Ха-ак-кинен, по-озор на-аци-и.

Есть серия еврейских анекдотов:

Сара ищет своего Абрама, стучится к соседке:
— Циля, мой сифилитик не у тебя?
Та — в обморок. Из соседней комнаты выходит Абрам:
— Сколько раз повторять: не сифилитик я, а филателист!

— Абраша! Ты женился! Ну и как?
— Плохо. Вид из окна плохой…

Анекдот о марийцах и мордве:

— Штандартенфюрер Штирлиц, мы отправляем вас с разведзаданием в глубокий тыл врага в советскую Йошкар-Олу.
— Документы готовы?
— Да, всё в порядке. Вот паспорт, водительские права, страховка. Вот характеристика от партии.
Штирлиц читает характеристику: Истинный мариец. Характер мордвический…

Как и большинство остальных типов анекдотов, анекдоты о национальностях интернациональны, зачастую в них встречаются одинаковые сюжеты, меняется только персонаж. Например, известный русский анекдот о чукче, купившем бензопилу, но не знавшем, что её следует включать, полностью соответствует бельгийскому анекдоту про лимбургца.

Персонажи шуток и национальных анекдотов в различных странах:

  • Англичане: шотландцы, реже — ирландцы (обычно показаны как алчные и скупые люди);
  • Аргентина: испанцы (называемые галисийцами, сравнимы с чукчами), чилийцы, уругвайцы, аргентинцы (чрезмерная гордость, самовлюблённость);
  • Белорусы: русские, украинцы, поляки, евреи, литовцы;
  • Бельгия: жители провинции Лимбург (лимбургцы), жители Нидерландов и французы;
  • Болгария: габровцы, сравнимы с одесситами на постсоветском пространстве, однако в анекдотах обычно отличаются скупостью. Также в ходу незлобивые анекдоты про армянскую диаспору в Болгарии, герои — Киркор и Гарабед. Ещё — сравнительные анекдоты про болгарина (бай Ганю), немца, русского, американца; о македонцах — прежде всего, сатирические, связанные с македонским диалектом. Аналогом русского Вовочки является мальчик по имени Иванчо;
  • Бразилия: португальцы (тупые и наивные). В анекдотах часто фигурирует персонаж Мануэль;
  • Германия: восточные фризы (Ostfriesen) сравнимы с чукчами в русских анекдотах; швабы — высмеиваются за их жадность и скупердяйство. Поляки (воровство);
  • Греция: понтийцы — греки, выходцы из понтоса; сравнимы с чукчами в русских анекдотах;
  • Израиль: марокканские (глупость и агрессивность), иранские (скупердяйство) и румынские (вороватость) евреи, арабы; реже: немцы (тупость, педантичность), грузины (высокомерие, ограниченность), друзы (провинциальность);
  • Казахстан: узбеки (хитрость, аналог евреев в России), русские (пьянство, лень), немцы, казахи (не пунктуальность, опаздывающий, трибализм, лень, излишняя толерантность);
  • Канада: жители Ньюфаундленда («ньюфи») (прижимистость, незадачливость) - аналог чукчей из русских анекдтов;
  • Россия: чукчи (наивность, невежественность, употребление слова «однако»), русские (пьянство, умение выходить из любых трудных ситуаций, героизм, бедность, лень), евреи (жадность, эгоизм, хитрость, практичность); реже: прибалты (финны, эстонцы, латыши — чрезмерная медлительность), кавказцы (грузины, реже азербайджанцы и армяне, — характерный акцент, богатство, темперамент, скотоложество, внешность), украинцы (любовь к салу, тема газа, жадность, национализм, нелюбовь к России); иногда: цыгане (экспансивность, хитрость, многодетность), американцы (высокомерие, хвастовство), японцы (педантичность, хитрость, тема праворульных автомобилей);
  • Румыния: венгры, олтенцы, цыгане. Аналогом русского Вовочки является мальчик по фамилии Папеску;
  • Сирия: жители города Хомс — «хомси» (тупость);
  • США: поляки;
  • Турция: лазы;
  • Украина: молдаване, украинцы, гуцулы (глупость, нелюбовь к России) поляки, русские (чрезмерное употребление алкоголя, высокомерие, бедность);
  • Финляндия: шведы, норвежцы, жители деревни Хёльмёля. В последнее время также американцы. Аналог русского Вовочки — малыш Калле;
  • Франция и Нидерланды: бельгийцы;
  • Швеция: норвежцы, реже о немцах и о русских.

Нетерриториальная нация цыгане обычно рассказывают анекдоты сами о себе (обшучиваются эмоциональность, простодушность, чумазость детей, стереотипы нецыган о цыганах).

Абсурдные анекдоты

Особняком стоят абсурдные анекдоты, фактически не имеющие смысловой нагрузки (также известные как панковские анекдоты). Такие анекдоты хороши, когда надо продемонстрировать собеседнику его алогичность, непоследовательность и разрывы в логических цепочках.

Летели два крокодила. Один красный, другой, наоборот, в Африку.
Один другого спрашивает:
— Сколько стоит килограмм жареных гвоздей?
Другой отвечает:
— Зачем мне холодильник, когда я некурящий?!

Шёл ёжик, забыл, как дышать, и — умер…
Потом вспомнил и пошёл дальше.

В том числе состоящие всего из двух слов.

Колобок повесился.

Взятка кондуктору.

Негр загорает.

Буратино утонул.

Анекдоты и политика

Политические анекдоты, как правило, недолговечны и смешны только в определённых исторических условиях. Обычно политические анекдоты очень развиты в тоталитарных странах, когда закрыты легальные возможности критики правительства. Зачастую являются «переделанными» версиями обычных анекдотов.

В 2014 году в Ижевске суд признал экстремистским анекдот, начинающийся фразой «Суд. Дело об избиении кавказца…» За постсоветский период это первый случай запрета анекдота. Запрещённый анекдот является вариантом анекдота советских времён, совпадающий с запрещённым почти во всём, кроме национальности одного из героев.

Наказание

В некоторых государствах, таких, как Советский Союз, ГДР, пересказ баек и анекдотов политического (иногда — сексуального) характера грозил уголовным наказанием не только рассказчику, но и адекватно реагировавшим слушателям.

— Тебя за что посадили?
— За лень. Вчера вечером анекдот рассказали в курилке. Все посмеялись и разошлись. Так я поленился в тот же день сходить доложить куда положено, подумал — пойду-ка завтра с утра, а вот Васька не поленился — сбегал.

Анекдоты как средство политического влияния

В XX веке анекдоты нередко использовались в качестве «политического оружия».

Восьмиклассник Миша — будущий психолог. Именно он доказал бабушке, что самогон из подвала сам встал и ушёл.

Авторские анекдоты

На самом деле авторские анекдоты все, и это очевидно. Но с уверенностью определить авторство можно лишь некоторых — авторство в анекдотах быстро стирается. Л. Н. Столович в работе «Анекдот и миф» пишет по этому поводу: «Даже в тех редких случаях, когда достоверно известно, что тот или иной анекдот придуман Карлом Радеком, Фаиной Раневской или каким-либо другим остроумным человеком, его авторство, как это ни звучит парадоксально, включается в мифическую анонимность анекдота…»

Часто анекдотом становится чья-нибудь удачная шутка, которую кто-то захочет повторить и передать друзьям.

Многие анекдоты сталинской эпохи приписываются Карлу Радеку, в частности — такой:

Со Сталиным трудно спорить по вопросам теории: ты ему — сноску, он тебе — ссылку.

Одному популярному кинематографисту принадлежит анекдот:

Любовь — чувство постоянное. Меняются только действующие лица.

Относительно достоверным автором большого числа анекдотов является Юрий Никулин

Телефонный звонок.
— Общество «Память» слушает.
— С вами говорит Рабинович. Скажите, пожалуйста, действительно евреи продали Россию?
— Да, да, продали, еврейская морда! Что тебе ещё нужно?!
— Я хотел бы узнать, где я могу получить свою долю?

Известна анекдотическая фраза Зиновия Паперного: «Да здравствует то, благодаря чему мы, несмотря ни на что!» — фраза сплошь состояла из газетных клише 1970-х годов, постоянно звучавших по радио и ТВ. Соединённые вместе, эти клише вызывали безудержный смех слушателей того времени. В Новосибирске на ул. Петухова есть 20-метровый металлический «постамент» с этой фразой — в том виде, в каком при СССР на улицах размещали призывные лозунги.

Анекдоты советского времени служили спасением от удушающей атмосферы в стране. Но авторы этих шуток, конечно, себя не афишировали. Тем не менее, самым безобидным шуткам удавалось проскакивать через цензуру. И тут, безусловно, надо отдать должное отделу юмора «Клуб 12 стульев» «Литературной газеты», появившемуся в 1967 году и привлекшему в свои авторы всех самых талантливых литераторов-юмористов этого времени. Рубрика «Фразы» постоянно пополнялась веселыми высказываниями. В этой же области работал и журнал «Крокодил». Многие шутки регулярно пересказывались любителями, теряя авторство, и таким образом начинали собственную жизнь фольклорных анекдотов. Анекдотами становились и становятся в пересказах многие фразы-высказывания известных юмористов, народ охотно повторяет шутки Михаила Жванецкого, Григория Горина, Андрея Кнышева, Геннадия Малкина, Бориса Крутиера, Михаила Задорнова, Андрея Вансовича, Марьяна Беленького, И. Иртеньева, В. Шендеровича и др. Без преувеличения настоящим народным анекдотом стало слово «одобрямс» (как название советской эпохи, когда некоторые поступки власти требовали «одобрения» народа — травля Пастернака, Бродского, авторов альманаха «Метрополь», антисемитизм и мн. др.), придуманное юмористом Михаилом Мишиным, но о его авторстве многие не знают.

Становились анекдотами шутки В. Бахчаняна, который до эмиграции работал в отделе «Клуб 12 стульев»

  • «Бей баклуши — спасай Россию»
  • «Вся власть — сонетам»
  • «Наполеон: В Москву, в Москву, в Москву!»
  • "Максим Горький: «Не забуду „Мать“ родную»"
  • «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью».

Мария Васильевна Розанова любит рассказывать про себя анекдот, придуманный Сергеем Довлатовым в эмиграции: как она приходит в магазин покупать метлу, и продавец вежливо спрашивает: «Вам завернуть или сразу полетите?»

Афоризмы В. С. Черномырдина, ставшие анекдотами

Говоря об авторских анекдотах, нельзя не сказать о вкладе, который внёс в эту область известный российский политик Виктор Степанович Черномырдин.

  • Хотели как лучше, а получилось как всегда.
  • Сроду такого не было, и опять то же самое.
  • Лучше водки хуже нет.
  • Правительство — это не тот орган, где можно языком как попало.
  • Если я еврей — чего я буду стесняться! Я, правда, не еврей.
  • Принципы, которые были принципиальны

...ЧИТАТЬ ОРИГИНАЛ

 

ССЫЛКИ


 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018