Эстонские фамилии — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

ЭСТОНСКИЕ ФАМИЛИИ — ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Формирование фамилий у эстонской знати и в городах началось ещё в XIV–XV веках, но у сельского населения фамилии появились лишь в 1816–1819 годах, когда Александр I отменил в Эстонии крепостное право. Правда, документы, удостоверяющие личность, как и право на свободу передвижения, крестьяне получили лишь в 1863 году.

До этого среди эстонских крестьян фамилии были только у тех, кого брали в солдаты. Либо иногда, за особые заслуги, помещик дарил свободу и немецкую фамилию (стараниями Петра I в Эстонии преобладало немецкое население), до реформы фамилий таких людей из 700 000 было менее пяти процентов. У остальных были только имена, с уточнением по месту проживания. Например, Урво, живущего на хуторе Мустакиви, звали Мустакивиским Урво. При смене хутора менялось и имя.

Есть сведения, что Дерптский священник Иоганн Филипп фон Рот (Iohann Philipp von Roth) первым дал в 1809 году фамилии крестьянам, действуя совершенно самостоятельно. Это были первые фамилии в Эстонии. Одни получили фамилии по названиям видов работ, по названиям инструментов, другие по названиям еды и напитков, по социальному положению и т. д. Наряду с фамилиями по роду занятий давали фамилии и по названиям птиц и животных.

В период с 1826-го по 1835 год была проведена реформа и все эстонцы получили фамилии. Всего — 41 000 фамилий. 29 000 фамилий были похожи между собой и встречались только в одной местности. Все Сависаары, например, родом из Вастсе-Куусте, все Лайдонеры — из волости Вийратси, все Лыбу — из Хальяла. При этом у жителей Ярвамаа разных фамилий было раза в два больше, чем у пярнусцев или вильяндисцев. У пярнусцев на сотню душ было 18 разных фамилий, а у вильяндисцев всего семь.

Некоторые эстонцы добровольно получали немецкие фамилии, чтобы лучше интегрироваться в городах, но поначалу таких было очень мало. Поскольку этнические немцы продолжали сохранять своё доминирующее положение в эстонских городах и канцеляриях, многие фамилии, данные эстонцам были немецкими. Поэтому, Рятсеп, сдавший экзамен на портного и перебравшийся в Петербург, становился Шнейдером. Если в Тартуский университет поступал Яан Рятсеп, то оканчивал его уже Йоханнес Шнейдер. По оценкам историка Ааду Муста, большинство петербургских немцев — потомки балтийских крестьян.

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Эсто́нские имена́, как и имена представителей большинства современных европейских народов, состоят из двух основных элементов: личного имени и фамилии. Обычно имя [и] пишут перед фамилией; обратный порядок используется почти исключительно в упорядоченных по алфавиту списках и указателях (в том числе в заголовках статей классических энциклопедий). Помимо этих двух компонентов употребляется одно или несколько «средних имён». Отчество [о] не используется.

Эстонские имена претерпели существенные изменения на разных исторических этапах развития эстонского народа. Следует учитывать что именные традиции у русскоязычных эстоноземельцев продолжают существенно отличаться от собственно эстонских, хотя современное законодательство страны не учитывает этого. С декабря 2000 года МВД Эстонии (эст. Siseministeerium) является главным источником информации по статистике имён в стране, ежемесячно публикуя сведения по именам.

Дохристианский период

В дохристианский период эсты употребляли только личные имена, фамилии отсутствовали. Со времён эстонского язычества до нас дошли в документально зафиксированном виде не более 100 имён. Большинство из них вышли из употребления к XV—XVI векам. Однако, начиная с периода эстонского национально-культурного Возрождения XIX века, небольшое их количество было снова введено в обиход национальной интеллигенцией. К ним относятся: Лембит(у)/Lembit(u), Каиро, Химот/Himot, Меелис/Meelis и ряд других. Древние женские имена в документах не отражены вовсе. Однако в конце XIX века национальные будители реконструировали предполагаемые формы древних женских имён, которые, однако несут на себе отпечаток индоевропейского влияния в виде окончания -а и -е, ассоциирующегося с женским родов в русском, немецком, польском, испанском языках (Aita, Laine, Leida, Vaike, Maimu, Salme, Virve и др.). Следует отметить что финно-угорские языки не имеют категории грамматического рода, то есть в исконно эстонских личных именах раньше не было маркеров грамматического различения пола носителей имен. Для сравнения: муж. Juri и жен. Mart, муж. Aktо и жен. Aino, муж. Aat и жен. Aet. По причине отсутствия рода эстонские женские фамилии до сих пор ничем не отличаются от мужских, хотя в окружающих соседних языках (русском, латышском и литовском) фамилии имеют женские окончания.

Христианизация

Христианизация эстонцев сопровождалась принятием ими целого ряда христианских имён общеевропейского характера с сильным немецким влиянием. Вместе с ними были также заимствованные формальные внешние признаки грамматического различия между мужскими и женскими имен, например жен. Johanna от муж. Johannes. До начала Реформации в Эстонии господствовала старая система церковно-календарных имён: Maria, Kathrina, Elisabeth, Johannes, Andreas и др. С началом Реформации (XVI век) это строгая система была нарушена, и в эстонских семьях в широком употреблении осталось лишь незначительное количество старых христианских имен (Andres, Toomas, Jaan, Peeter, Ann, Anne, Mari, Malie, Tuna и др.). Поскольку до начала XIX века эстонцы были преимущественно крестьянами, фамилии среди них были крайне редки. У малочисленной эстонской знати и горожан они начали появляться с XIV века, но у сельского населения фамилии массово появились во времена Российской империи, в период описей 1816—1835 годов. Поскольку и в это время этнические немцы продолжали сохранять своё доминирующее положение в эстонских городах и канцеляриях, большинство фамилий, данных эстонцам, были также почти исключительно немецкими. Многие эстонцы добровольно получали немецкие фамилии, чтобы лучше интегрироваться в крупных городах.

Независимая Эстония

В период Первой эстонской республики власти независимой Эстонии проводили кампанию по эстонизации имён и топонимов. Большинство немецких фамилий и имён было дословно переведено на эстонский язык в 1930-х годах: Вильфрид и Фридеберт превратились в Калева и Урмаса. Приблизительно в это же время в Эстонию пришла мода на создание большого количества искусственных имён на основе различных образных или звуковых ассоциаций и вариаций уже имеющихся имён (Анне, Аана, Ану, Айно, Айне), которые формально считаются отдельными именами. Например, Мерике, Пильве, Вайке дословно переводятся как именами «Морюшко», «Облачко», «Тихоня». Некоторые из них были заимствованы из эпосов: Айно — из финской «Калевалы», Линда — из «Калевипоэга». Общее число имён в эстонском языке достигает 70 000.

Средние имена

До принятия закона об именах в 2004 году в Эстонии разрешалось давать ребёнку неограниченное количество средних (вторых, третьих и более) имён. После этого в Эстонии допускаются максимум два средних имени после первого, если все они пишутся отдельно, и одно, если они пишется через дефис после первого.

См. также

Примечания

 

ССЫЛКА


 

ПРИЛОЖЕНИЯ


ИМЯ собственное, присваивается ребёнку при регистрации его рождения. Включает только имя либо имя, отчество и фамилию в совокупности.

ОТЧЕСТВО, в СССР часть родового имени, которая присваивается ребёнку при регистрации рождения по имени отца или по указанию матери, если её брак не зарегистрирован.

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

 

На страницу — История семьи


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018