Баратынский (Боратынский)

Анатолий Фукс


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. В 86 т.— СПб.: Семеновская Типолитография (И. А. Ефрона), 1890—1907


Баратынскiй (правильнѣе Боратынскiй) Евгенiй Абрамовичъ — поэтъ, род. 19 февраля 1800 г. въ селѣ Вяжлѣ кирсановскаго у. Тамбовской губ., воспитывался въ пажескомъ корпусѣ, откуда въ 1816 г. былъ исключенъ съ воспрещенiемъ поступать въ военную службу. Три года спустя, послѣ усиленныхъ хлопотъ, ему было, однако, разрѣшено поступить рядовымъ в л.-гв. егерскiй полкъ; въ 1820 г., произведенный въ унтер-офицеры, былъ переведенъ въ нейшлотскiй пѣхотный полкъ, стоявшiй въ Финляндiи, и пробылъ здѣсь около шести лѣтъ до производства въ офицеры, послѣ чего вышелъ въ отставку, женился и поселился въ Москвѣ. Въ 1845 году отправился съ семействомъ за-границу, посѣтилъ Германiю, Францiю и Италiю, въ Неаполѣ внезапно заболѣлъ и 29 iюня 1844 г. Сочиненiя Б. въ стихахъ и прозѣ изданы его сыновьями въ 1869 и 1884 гг.

Б. началъ писать стихи еще юношей, живя въ Петербургѣ и готовясь къ поступленiю въ полкъ; въ это время онъ сблизился с Дельвигомъ, Пушкинымъ, Гнѣдичемъ, Плетневымъ и другими молодыми писателями, общество которыхъ имѣло влiянiе на развитiе и направленiе его таланта: своими лирическими произведенiями онъ скоро занялъ видное мѣсто въ числѣ поэтовъ пушкинскаго кружка, поэтовъ—«романтиков». Продолжительное пребыванiе въ Финляндiи, вдали отъ интеллигентнаго общества, среди суровой и дикой природы, съ одной стороны, усилило романтическiй характеръ поэзiи Баратынскаго, а съ другой — сообщило ей то сосредоточенно-элегическое настроенiе, какимъ проникнута большая часть его произведенiй. Впечатлѣнiя финляндской жизни, кромѣ ряда вызванныхъ ими небольшихъ стихотворенiй, съ особенною яркостью отразились въ первой поэмѣ Баратынскаго, «Эда» (1826), которую Пушкинъ привѣтствовалъ какъ «произведенiе, замѣчательное своей оригинальной простотою, прелестью разсказа, живостью красокъ и очеркомъ характеровъ, слегка, но мастерски означенныхъ». Вслѣдъ за этой поэмой явились «Балъ», «Пиры» и «Цыганка», въ которыхъ молодой поэтъ замѣтно поддался влiянiю Пушкина и еще болѣе — влiянiю «властителя думъ» современнаго ему поколѣнiя — Байрона. Отличаясь замѣчательнымъ мастерствомъ формы и выразительностью изящнаго стиха, нерѣдко не уступающаго пушкинскому, эти поэмы по своему содержанiю и литературному значенiю стоятъ, однако, гораздо ниже лирическихъ стихотворенiй Баратынскаго, изъ которыхъ многiя и до сихъ поръ не утратили своей прелести. Общiй характеръ лирики Б.— грустно-задумчивый; непосредственное поэтическое чувство въ его произведенiяхъ почти всегда подчиняется рефлектирующей мысли, и творческое одушевленiе уступаетъ мѣсто холодной «игрѣ ума». Сосредоточиваясь на томъ или иномъ вопросѣ обще-философскаго характера, поэтъ тревожно ищетъ выхода среди являющихся ему противорѣчiй — ищетъ разрѣшенiя мучительныхъ сомнѣнiй — и не находитъ, или если и находитъ, то только на время, ненадолго,— чтобы затѣмъ снова вернуться къ «загадкамъ бытiя», которыя представляются ему неразрѣшимыми. Какъ поэтъ, онъ почти совсѣмъ не поддается вдохновенному порыву творчества; какъ мыслитель, онъ лишенъ опредѣленнаго, вполнѣ и прочно сложившагося мiросозерцанiя; въ этихъ свойствахъ его поэзiи и заключается причина, въ силу которой она не производитъ сильнаго впечатлѣнiя, несмотря на несомнѣнныя достоинства внѣшней формы и нерѣдко — глубину содержанiя. Лучшiя изъ его лирическихъ стихотворенiй: «На смерть Гете», «Финляндiя», «Послѣднiй поэтъ», «Черепъ», «Послѣдняя смерть». Собранiе стихотворенiй Б. въ первый разъ издано въ 1827 г. (2 изд., Москва, 1835; 3-е — 1869 и 4-е — 1884, Казань). Стихотворенiя Б. много разъ переводились на нѣмецк. и французск. языки. Ср. «Рус. ст.» (1870 г., т. II, стр. 638—45), «Рус. арх.» (1868, стр. 141—47 и 866—72), В. П. Гаевскiй въ «Соврем.» (1853, № 5, въ статьѣ о Дельвигѣ), Koenig, «Litter ärische Büder aus Ru ssland» (есть въ рус. переводѣ), Плетневъ, «Сочиненiя» (т. 4), Пушкинъ (въ журнальныхъ статьяхъ), Бѣлинскiй (т. I и II), Галаховъ въ «Отеч. зап.» (1844 г., т. 37), Лонгиновъ въ «Русск. арх.» (1864), С. А. Андреевскiй «Литер. чтения» (Спб., 1891), Венгеровъ, «Крит. бiогр. словарь» (т. 2).

 

 

Энциклопедический Словарь. 1953—1955


БАРАТЫНСКИЙ (Боратынский), Евгений Абрамович (1800—1844), русский поэт т. н. «пушкинской плеяды» автор блестящих стих.: «Две доли», «Истина», «Водопад», поэм: «Эда» (1826), «Пиры» (1826), «Бал» (1828) и др. После разгрома движения декабристов для Б. характерно философски-созерцательное восприятие действительности, пессимистич. настроения одиночества и обречённости («На смерть Гёте», «Последняя смерть», «Недоносок», «На что вы, дни» и др.).

 

 

Советский Энциклопедический Словарь. 1980


БАРАТЫНСКИЙ (Боратынский) Евг. Абр. (1800—44), рус. поэт. Был близок к А. С. Пушкину. Элегии и послания («Финляндия», «Разуверение», «Признание», «Две доли»), поэмы («Эда», «Бал», «Цыганка») отмечены лирич. напряжённостью, психол. глубиной, философичностью.

 

 

Песков А. М. БОРАТЫНСКИЙ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru/literature/text/1878152


Е. А. Боратынский. Портрет работы Ж. Вивьена. 1826(?).

БОРАТЫ́НСКИЙ (Ба­ра­тын­ский) Ев­ге­ний Аб­ра­мо­вич [19.2(3.3).1800, с. Вяж­ля Кирcановского у. Там­бов­ской губ. – 29.6(11.7).1844, Не­аполь; по­хо­ро­нен в С.-Пе­тер­бур­ге, на Тих­вин­ском клад­би­ще Алек­сан­д­ро-Нев­ской лав­ры], рус. по­эт. Вос­пи­ты­вал­ся в пе­терб. Па­же­ском кор­пу­се (1812–16), от­ку­да был ис­клю­чён с за­пре­том иной служ­бы, кро­ме сол­дат­ской. Фор­маль­но не ли­шён­ный дво­рян­ских прав, он фак­ти­че­ски не имел воз­мож­но­сти их под­твер­дить до тех пор, по­ка не вы­слу­жит офи­цер­ский чин. В 1819 Б. всту­пил ря­до­вым в гвар­дию и в те­че­ние го­да жил в С.-Пе­тер­бур­ге, где по­зна­ко­мил­ся с А. А. Дель­ви­гом, ко­то­рый на­пе­ча­тал его пер­вые сти­хотв. опы­ты [«Мад­ри­гал. По­жи­лой жен­щи­не и всё ещё пре­крас­ной» (ж. «Бла­го­на­ме­рен­ный», 1819, ч. 5, № 4) и др.]. Из­да­те­ли жур­на­лов, где пуб­ли­ко­ва­лись про­из­ве­де­ния Б., пе­ча­та­ли его фа­ми­лию с «а» в пер­вом сло­ге (Ба­ра­тын­ский), соз­дав тем са­мым спе­ци­фич. лит. псев­до­ним; это обык­но­ве­ние со­хра­ня­лось и при оформ­ле­нии об­ло­жек отд. из­да­ний сти­хо­тво­ре­ний и по­эм Б. Толь­ко в 1842, ко­гда по­эт сам сле­дил за под­го­тов­кой к пе­ча­ти кн. «Су­мер­ки», его фа­ми­лия бы­ла оз­на­че­на на об­лож­ке, как он сам её пи­сал (Бо­ра­тын­ский).

В 1820 Б. был пе­ре­ве­дён ун­тер-офи­це­ром в ар­мей­ский полк, рас­квар­ти­ро­ван­ный в Фин­лян­дии. Пол­ко­вая служ­ба не бы­ла об­ре­ме­ни­тель­на для Б., но го­ды, про­ве­дён­ные без пра­ва са­мо­стоя­тель­но­го вы­бо­ра об­раза жиз­ни, на­ло­жи­ли тя­жё­лый от­пе­ча­ток на его са­мо­соз­на­ние и по­эзию, уси­лив и без то­го свой­ст­вен­ные ему склон­ность к уны­нию, реф­лек­сию об ут­ра­те луч­ших ду­шев­ных свойств (эле­гии 1820-х гг.: «Фин­лян­дия», «При­зна­ние», «Ра­зу­ве­ре­ние»). Не­смот­ря на мно­го­крат­ные хо­да­тай­ст­ва, Алек­сандр I толь­ко в 1825 под­пи­сал указ о про­из­вод­ст­ве Б. в пра­пор­щи­ки.

Титульный лист сборника «Стихотворения Евгения Баратынского». 1827.

По­сле вы­хо­да в от­став­ку и же­нить­бы (1826) Б. по­се­лил­ся в Мо­ск­ве, ог­ра­ни­чив жизнь се­мей­ным кру­гом. Не­сколь­ко лет он про­дол­жал дея­тель­ную лит. жизнь, вы­пус­тив в свет че­ты­ре по­эмы («Эда», «Пи­ры», обе 1826; «Бал», 1828; «На­лож­ни­ца», 1831, за­гла­вие позд­ней ре­дак­ции – «Цы­ган­ка») и два со­б­ра­ния со­чи­не­ний с оди­на­ко­вым за­гла­ви­ем «Сти­хо­тво­ре­ния Ев­ге­ния Ба­ра­тын­ско­го» [1827; 1835 (в 2 час­тях)]. В нач. 1830-х гг. дру­же­ский лит. круг Б. рас­пал­ся (умер А. А. Дель­виг, со­кра­ти­лось об­ще­ние с А. С. Пуш­ки­ным и П. А. Вя­зем­ским, пре­рва­лись от­но­ше­ния с И. В. Ки­ре­ев­ским), он стал пи­сать ре­же, в сти­хах уси­ли­лись пес­сими­стич. на­строе­ния. В сб. «Су­мер­ки. Со­чи­не­ние Ев­ге­ния Бо­ра­тын­ско­го» (1842) во­шло 26 сти­хо­тво­ре­ний – поч­ти всё, со­чи­нён­ное им за по­след­ние 7 лет (в т. ч. «По­след­ний по­эт», 1835, «Осень», 1837, «При­ме­ты», 1840, «Скульп­тор», 1841). В сти­хо­тво­ре­ни­ях цик­ла «Су­мер­ки» го­во­рит­ся о про­ти­во­ре­чи­и ме­ж­ду ду­шев­ны­ми со­стоя­ния­ми и ин­тел­лек­ту­аль­ной реф­лек­си­ей (же­ла­ние пол­но­ты бы­тия и по­ни­ма­ние бес­плод­но­сти её по­ис­ков; твор­че­ское упое­ние ху­дож­ни­ка, спо­соб­но­го си­лой сво­ей фан­та­зии по­ко­рить ма­те­ри­аль­ный мир, и осоз­на­ние не­вла­ст­но­сти че­ло­ве­ка над сво­им «бо­ля­щим ду­хом» и др.). Од­на­ко ес­ли в бо­лее ран­них сти­хо­тво­ре­ни­ях Б. это про­ти­во­ре­чие оп­ре­де­ля­ло судь­бу пре­ж­де все­го са­мо­го Б. как по­эта и мыс­ля­ще­го че­ло­ве­ка, то в «Су­мер­ках» оно пред­ста­ёт об­щим свой­ст­вом че­ло­ве­че­ско­го бы­тия.

Прин­ци­пи­аль­но не при­мы­кая в по­след­ние го­ды жиз­ни ни к од­ной из лит. груп­пи­ро­вок, он «шёл сво­ей до­ро­гой один и не­за­ви­сим» (А. С. Пуш­кин). Отдель­ные сти­хо­тво­ре­ния Б. 2-й пол. 1830-х – нач. 1840-х гг. («Не­до­но­сок», «Все­гда и в пур­пу­ре и зла­те…», «Ещё как Пат­ри­арх не дре­вен я; мо­ей…») отли­ча­ют­ся ус­лож­нён­ной об­раз­но­стью, не свой­ст­вен­ной ли­рич. по­эти­ке его вре­ме­ни. В 1843 Б. от­пра­вил­ся с семь­ёй в за­гра­нич­ное пу­те­ше­ст­вие, во вре­мя ко­то­ро­го ско­ро­по­стиж­но умер в Не­апо­ле. Его по­след­нее стих. «Пи­ро­скаф» (1844) вы­ра­жа­ет не­ха­рак­тер­ное для его по­эзии бод­рое упое­ние на­стоя­щим мо­мен­том и на­де­ж­ду на луч­шее бу­ду­щее.

Соч.: Полн. собр. сти­хо­тво­ре­ний / Под ред. Е. Ку­прея­но­вой и И. Н. Мед­ве­де­вой. Л., 1936. Т. 1–2; Сти­хо­тво­ре­ния. По­эмы / Под ред. Л. Г. Фриз­ма­на. М., 1982; Полн. собр. соч. и пи­сем. М., 2002–. Т. 1; Т. 2. Ч. 1–.

Лит.: Фриз­ман Л. Г. Твор­че­ский путь Ба­ра­тын­ско­го. М., 1966; Хет­со Г. Е. Ба­ра­тын­ский. Жизнь и твор­че­ст­во. Oslo, 1973; Пес­ков А. М. Бо­ра­тын­ский: Ис­тин­ная по­весть. М., 1990; Ле­то­пись жиз­ни и твор­че­ст­ва Е. А. Бо­ра­тын­ско­го / Сост. А. М. Пес­ков. М., 1998.

 

 



Условия использования материалов

Поиск
Copyright MyCorp © 2019