Марьино, деревня — Кировский район

Анатолий Фукс — личный сайт

Карта окрестностей Санкт-Петербурга, составленная Ю. Гашем. 1909 г.

В. Аркадьев. Кировск. Серия «Города Ленинградской области». Лениздат. 1974

ВОКРУГ КИРОВСКА

Марьино

Это небольшая деревня в четырех километрах к северу от Кировска, на берегу Невы; проживает в ней 1000 человек. Название ее можно найти на географической карте середины XIX века.

До Октябрьской революции в деревне было два лесопильных завода, принадлежавшие помещикам. В первые годы Советской власти крестьяне трудились на конфискованных у помещиков землях, а в 1929 году в Марьине было создано два колхоза, объединившие большинство крестьян.

Перед началом Великой Отечественной войны в Марьине проживало около 2 тысяч человек; здесь было 300 жилых домов, школа, клуб. В годы войны деревня была разрушена гитлеровцами до основания.

В первый же день наступления советских войск в памятном январе 1943 года деревня была освобождена.

Неузнаваемо изменилось Марьино за послевоенные годы. Деревня застроена десятками новых, утопающих в зелени, добротных рубленных домов с вереницей телевизионных антенн на крышах. В Марьине есть начальная школа, клуб.

Большинство марьинцев трудятся на предприятиях Кировска и Петрокрепости, а также в местной сплавной конторе треста «Ленлес» (Марьинский рейд).

Целые караваны леса приходят сюда со Свири и Ладоги. Рабочие рейда формируют транзитные составы леса для буксировки вниз по Неве к лесопильным и деревообрабатывающим заводам. При сплавной конторе имеется цех по обработке древесины, где изготавливается сырье для тарной фабрики.

 

Выпуск № 125 от 10.07.2009

Вокруг деревни Марьино

Недалеко от Ладожского моста и музея-диорамы «Прорыв блокады Ленинграда» раскинулась на невском берегу деревня Марьино. Теперь она входит в состав города Кировска, но историю имеет более древнюю, чем этот районный центр.
Наталья СЕДОВА

И поселения здесь были уже в XV веке, и Аникин монастырь. «В этой местности находился русский монастырь, – писал епископ Павел Юстен в 1569 году. – Монахи выбежали нам навстречу, прося милостыню. Мы дали им пять марок из дорожной кассы и продолжили свой путь»...

Но кем же была та Марья, имя которой сохранилось в названии деревни? Можно предположить, что доводилась Марья супругой одному из местных помещиков Белозеровых.

Санкт-петербургский купец Петр Мануйлович Белозеров и прожил всего четыре десятка лет, но успел разбогатеть и обзавестись землицей на Черной речке около Шлиссельбурга. А еще Петр Белозеров «со товарищи» в 1727 году выстроил на шлиссельбургском посаде деревянную Благовещенскую церковь. Он был похоронен рядом с женой Устиньей Кирилловной на церковном кладбище, от которого теперь осталось лишь их надгробие – разбитая чугунная плита с эпитафией 1750-х годов.

Сын Петра Мануйловича, санкт-петербургский 2-й гильдии купец Матвей Петрович Белозеров, был... депутатом и в 1767 году отправился в Москву на заседания Комиссии о составлении нового Уложения. Своему депутату шлиссельбургские жители дали такой наказ: просить императрицу утвердить городской статус города Шлиссельбурга и передать управление магистрату, а также выдать кредит на открытие и содержание школы, чтобы обучать малолетних грамоте и «художествам». Еще они просили выделить пастбища и сенокосы, защитить от штрафов и от иногородних купцов-конкурентов. Заметим, что Матвей Белозеров познакомился с государыней еще в августе 1765 года, когда Екатерина II совершала путешествие на Ладожский канал. В камер-фурьерском журнале записано: «В 5-ти верстах от Шлиссельбурга состоит пильная мельница (п), на берегу Невы реки, купца Белозерова, у которой встретил (Екатерину II) тот хозяин с хлебом».

Коллежский асессор и кавалер Василий Матвеевич Белозеров унаследовал от отца не только мызу, но и жажду общественной деятельности. Он стал уездным предводителем дворянства, городским головой Шлиссельбурга и успешным предпринимателем. При нем Чернорецкий пильный завод имел четыре рамы, а доход на распиловке сосновых и еловых дров давал до 5 тыс. рублей. Рядом с заводом возникла деревенька Пильная Мельница, где насчитывались 36 душ обоего пола. В имении Белозеровых был барский дом, 2 дворовых человека и 8 крестьян. В 1838 году упоминается и деревня Марьино с 20 душами мужского пола и 18 женского, принадлежавшая «супруге его». В начале 1850-х вдове и дочерям Надежде и Екатерине досталось немалое наследство – земли, строения, дворовые люди и пильный завод. Е. В. Белозерова вышла замуж за кандидата права Николая Николаевича Водова, получившего за ней в приданое 292 десятины. Опытный юрист, он являлся присяжным поверенным, почетным мировым судьей, гласным Шлиссельбургской городской думы и членом уездного училищного совета.

Две каменные дачи Водова находились близ впадения в Неву Черной речки. Первая, так называемая «стеклянная дача», имела шесть комнат в нижнем этаже, две в верхнем и стеклянную террасу. В описях имения упоминается дачное имущество: 3 буфета, 1 кресло, 6 диванов, 35 стульев, 14 столов, 10 кроватей, 1 комод, 4 шкафа, 2 трюмо, 2 этажерки, аквариум. Вторая дача с мезонином располагалась ближе к деревне Марьино, где в ту пору было 28 дворов, проживали 42 мужчины и 72 женщины. В середине 1890-х Водов перестроил дом для рабочих и старую лесопилку, на которой установили паровой котел. На мызе была возведена часовня с гранитными колоннами на фасаде, в склепе которой в 1915-м и нашел последний приют дворянин Николай Водов. Старожилы рассказывают, что незадолго до кончины он собрал на прощальный обед всех взрослых деревенских жителей, а потом раздал гостям на память дорогую обеденную посуду.

...В конце 1856 года Н. В. Белозерова за 12 тыс. рублей серебром продала 460 десятин «ненаселенной земли» санкт-петербургскому 1-й гильдии купцу, почетному гражданину Петру Абрамовичу Беляеву. А с открытием здесь лесопильного завода было положено начало беляевской мызе у деревни Марьино. Местность эта Петру Абрамовичу была знакома, так как в 1830-е годы вместе с отцом, А. А. Беляевым он поставлял лесные материалы на строительство сооружений на канале в Шлиссельбурге. Коллежский советник П. А. Беляев избирался почетным мировым судьей и председателем Шлиссельбургской уездной земской управы.

Капитал лесопромышленной и лесоторговой фирмы «Петр Беляев с сыновьями» был вторым среди лесопромышленных капиталов России. Товариществу «Петра Беляева наследники» (сыновья Митрофан, Сергей, Яков) достались среди прочего мыза у Марьина и кирпичный завод в Малом Рыбацком. Самый знаменитый из братьев Беляевых – музыкальный деятель и меценат Митрофан Петрович, организатор нотного издательства, «Русских симфонических концертов» и Беляевского кружка, собиравшегося по пятницам в его петербургском доме.

А председателем семейного товарищества стал санкт-петербургский 1-й гильдии купец Сергей Петрович Беляев. Выпускник столичного университета, сначала он вошел в качестве помощника в лесное дело отца. Депутат Государственной думы от города Санкт-Петербурга, он являлся председателем Комиссии торговли и промышленности. Гласный Шлиссельбургского уездного земского собрания, член уездного училищного совета, он много занимался благотворительностью. С. П. и Е. Я. Беляевы в начале XX века владели мызой Беляево близ Марьина. Там была открыта частная начальная школа, при которой существовала народная библиотека.

Каменное здание беляевского лесопильного завода находилось на правом берегу впадающего в Неву ручья Глубокого. Были дом для рабочих, баня и прачечная, водонапорная башня. На мызе были ферма, фруктовый сад и стоявшие в сосновом парке три каменных дома-дачи. Возможно, их возвели по проекту П. А. Виноградова, строившего для Беляевых столичные особняки. В 1920-х дачное имущество было вывезено в Петроград, две дачи разобраны на стройматериалы. А Белую дачу, стоявшую у левого берега ручья Глубокого, приспособили под школу, стены и потолки классов которой украшала позолоченная лепнина. От дачи к пристани на Неве вела широкая деревянная лестница.

В окрестностях деревни Марьино ныне не осталось и следа от дач и мыз, уничтоженных в военное время. Только вековые деревья и названия – Марьино, Водовская речка, Беляевские дороги – напоминают о былом.

 

Этот знакомый и незнакомый Кировский район / отв. ред. И. Н. Стоян.— СПб.: [б. и.], 2007

Дворянские усадьбы

Современник Петра I купец П. М. Белозеров купил мызу (хутор, усадьба) в районе Черной речки (Ладожский мост), большая часть которой была покрыта лесом. Его сыну Матвею шлиссельбуржцы поручили встретить хлебом-солью Екатерину II во время ее путешествия по Неве. Внук Василия, уже потомственный дворянин, основал пильную мельницу из четырех рам. На ней распиливалось до 5 тысяч купленных трехсаженных (более 6 метров в длину) деревьев, а затем изготовляли еловые и сосновые доски. При мельнице находился деревянный дом и сад. Белозеров и его наследники владели здесь двумя дворами, в которых проживали 8 крестьян с семьями. Они находились в крепостную эпоху «на изделье», т. е. оброке. Владельцы обязывали их изготовлять определенное количество досок. Крепостные владели участками земли, правда, малоплодородной «иловатой» (глинистой). Поэтому хлеба и покосы, как писали тогда в документах, здесь «посредственны». Находящийся в собственности Белозеровых лес использовался на дрова. Название предприятия Белозерова передалось поселению. Оно стало называться Пильная мельница. Белозерские крестьяне основали еще одну деревню Марьино, которая, возможно, получила свое название по имени одной из жен владельцев мызы.

Династию Белозеровых по мужской линии вскоре прервалась, и имение перешло к дочери Василия Белозерова Надежде. Она продала часть имения известному уже нам купцу П. А. Беляеву (деревня Марьино), а сама вышла замуж за дворянина Н. Н. Водова (в), который к тому времени окончил Петербургский университет и получил звание кандидат права. Новый владелец перестроил деревянное здание лесопильни в каменное, установил паровой котел, построил часовню и дом для рабочих. Последний представитель этой династии перед кончиной дал обед для окрестных жителей. В большом зале хозяйского дома собралось около 200 человек. После обеда гости получили на память посуду, из которой ели и пили.

В годы Великой Отечественной войны Пильная мельница оказалась в центре ожесточенных боев. Во время прорыва блокады Ленинграда зимой 1943 года была полностью уничтожена, навсегда исчезнув с карты Приневской земли.

 

  • Доходные промыслы. Надо сказать, что лет сто назад перед жителями петербургских окрестностей проблемы занятости не возникало. Этому в немалой степени способствовали различные промыслы – каждый находил себе дело... Наталья СЕДОВА

 

Газета Ладога — 21.01.2014

История Марьино от старожила

Самая правдивая история – это история из уст очевидца событий. И хотя порой какие-то подробности память стирает за давностью лет, имеются все основания таким рассказам верить. Ведь простой человек, вспоминая о пережитом, может говорить об этом совершенно свободно, так как не связан никакой идеологией, не подотчетен никому, кроме собственной совести.

Коренной житель деревни Марьино Павел Петрович Варавин – человек интересной судьбы. Он пережил коллективизацию, Великую Отечественную войну, долгие годы проработал на ГРЭС-8 и на заводе «Ладога». О родном Марьино, его жителях, их судьбе Павел Петрович может рассказывать часами. Мы публикуем самые яркие из его воспоминаний.

Довоенное Марьино

– Родина моя – деревня Марьино Кировского района. И по сей день я проживаю здесь. А род мой начался здесь с 1860 года, – начинает свой удивительный рассказ местный старожил Павел Петрович Варавин.

Каким было Марьино до войны, Павел Петрович помнит в мельчайших подробностях. Как и сейчас, оно располагалось вдоль Шлиссельбургского шоссе, севернее Беляевского ручья, сразу за кладбищем. Деревня начиналась с Рейдового переулка (после войны он заново отстроился, поэтому существует в Марьино и сегодня – Прим. ред.) и простиралась к Неве. Справа был Беляевский сад, дальше – дача помещика Беляева (впоследствии школа). Слева, ближе к реке, стоял 2-этажный дом для прислуги, внизу – пассажирская пристань Беляево и лесопильный завод, который работал от теплового движка. Крайние дома в Марьино – Апухтиных и Ивановых. Посередине деревни располагалась часовня, за которой теснились небольшие дома для рабочих помещика.

На самом берегу Невы был большой могильник Петровских времен. До войны с него возили песок в качестве стройматериала на Ленинград. Местные мальчишки, в том числе и наш рассказчик, на этом могильнике находили останки воинов, а рядом с ними оружие (шпаги). Есть все основания предполагать, что это были погибшие солдаты петровского Преображенского полка, когда-то воевавшие в этих местах со шведами.

Далее, за могильником, простиралась вотчина помещика Водова. У него тоже был лесопильный завод, работавший от движения невской воды. В конце деревни находилось поселение финнов, протяженностью где-то 300 метров. Восточнее – поселение Пильной Мельницы, тоже финское и приблизительно такое же по величине. Сама деревня Марьино простиралась в то время в лесном массиве, который дополняли лишь скудные редкие поля, а поэтому население деревни жило бедно. Редко у кого находилась пара коней. Те, у кого лошади были, зимой занимались извозом. С фабрики в Шлиссельбурге возили заказы в Ленинград, а оттуда – обратно на фабрику. Летом трудились на сплаве леса – занимались его формовкой и отправкой, тоже в Ленинград. С осени до зимы работали на выкатке леса на правом берегу Невы, в Дубровке.

– Бутовый комбинат деревни по тем временам считался «крутым», случался там и «криминал», но поддерживался и определенный порядок. Туда ежедневно отправлялся наряд, который дежурил ночью, – смотрели, чтобы не было пожаров и чтобы воры не залезли, – рассказывает Павел Петрович.

Хотя деревня стояла в лесу, но у каждого дома был свой палисадник с сиренью. Летом по вечерам все ходили на пристань встречать пароход из Ленинграда, а потом уже танцы начинались.

– Как тогда жили? – вспоминает свое довоенное детство Варавин. – У нас был небольшой струнный оркестр. А перед войной в деревню приехала Ольга Августина Апухтина, она организовала художественную самодеятельность. Было интересно.

Коллективизация

Одновременно со строительством Невдубстроя в Марьино пришла и коллективизация. Кое-кого «убрали» из деревни, человек 5-6, не больше. Молодежь пошла работать на стройку электростанции. Стали появляться в деревне и особо отличившиеся перед советской властью.

– Наш марьинский Алексей Павлович Агеев был награжден орденом Ленина за работу на электростанции, – констатирует коренной марьинец.

Внес некоторые свои уточнения Павел Петрович и в историю с Казанской иконой Божией Матери. Чудотворная икона была перенесена в часовню деревни Марьино перед самой войной. До этого святыня находилась в церкви на Преображенской горе в Шлиссельбурге, которая была построена, как памятник Преображенскому полку, штурмом овладевшему крепостью Орешек. После революции церковь полностью разрушили, а икона оказалась в Марьино.

– Пытались закрыть и часовню в Марьино, но наши женщины были набожными и крутого нрава, поэтому у председателя сельского совета ничего не получилось, – подчеркивает сторожил.

Враг разрушил все

Началась Великая Отечественная война. Население призывного возраста было взято на войну, и только малая часть рабочих до последнего часа занималась демонтажем электростанции.

Фашисты пришли с 7 на 8 сентября 1941 года. Население стало терять своих жителей. Гитлеровцы казнили людей за малейшую провинность, безо всякого суда и следствия. Так, в числе первых погибли Калязины. Брат и сестра…

– Вот так и пришел к нам геноцид. Мы были лишены всякого продовольствия. Деревню начали сжигать, скот фашисты сразу порезали и забрали себе. Зима в 1941 году наступила рано. Немцы выгнали нас в Пильную Мельницу. Голод и смерть встали над нами, – вздыхает Павел Петрович и продолжает рассказывать о других казнях. – В октябре Алексей Дмитриевич Калязин пришел к своему дому, чтобы взять кой-какой материал для строительства землянки. Фашист приказал ему снять валенки, а потом пристрелили его. Дядя Миша Григорьев отстал от колонны, которая строила для фашистов землянки, его убили. Верочка Кондрашова зашла в немецкую землянку, так как была голодная взяла полбуханки хлеба. Повесили мать, брата и ее. Отец мой до 14 марта 1942 года вел дневник. Согласно его записям погибло 300 человек, как марьинских, так и шлиссельбургских. Фашисты, видимо, боялись эпидемии и нас всех, кто мог как-то передвигаться, вывезли в Псковскую область. Путь наш проходил до 2-го поселка, далее Мга, Тосно, Эстония, Латвия, г. Себеж – там нас развозили на подводах по пустующим школам. А слабых, кто не мог доехать, по дороге выбрасывали из вагонов. Население Псковщины помогало нам продуктами.

Однако народ не переставая верил, что фашисты в Марьино пробудут недолго.

Домой вернулись немногие

Вспоминает старожил и о своих земляках, которые сражались за Родину на полях войны. Некоторые из них совершили настоящие подвиги мужества. К примеру, Александр Карасев-Кондратьев ушел в партизаны на Псковщину. Он был пулеметчиком. В одном из боев у него кончились патроны, а каратели наступали. Саша подорвал их гранатой и самого себя тоже... Лежит наш марьинский герой в деревне Катежно Псковской области, но звание Героя посмертно ему почему-то не присвоено.

В 1943 году при прорыве блокады Николай Михайлович Выборнов своей батареей громил левый берег Невы, тот квадрат, где сейчас находится диорама. Похоронен он на гражданском кладбище в Марьино.

Еще один марьинец – Анатолий Агеев – сражался в небе против фашистов. Миша Сорокин тоже был в авиации. С.С. Кондратьев прошел от Харькова на гвардейской машине «катюше» - М-13 – от Харькова до Москвы и вновь на Украину, потом в Чехословакию и до Берлина. Один залп по Рейхстагу - и опять в Чехословакию, добивать фашистов. Александр Александрович Варавин, двоюродный брат Павла Петровича, наводил понтонный мост через реку, так как он жил до войны в деревне и знал, где легче пройти танкам.

– Я вернулся на свою родину в 1944 году, и мне как жителю деревни Марьино очень жаль, что никто не увековечил память наших героев. Если обо всех написать, получится большой рассказ, больше газетного размера, – завершает свое повествование Павел Петрович Варавин.

Подготовила Светлана Машкова

 

ССЫЛКИ


  • Город Кировск, (до 1953 — поселок Невдубстрой) в Ленинградской области...
  • Доходные промыслы. Надо сказать, что лет сто назад перед жителями петербургских окрестностей проблемы занятости не возникало. Этому в немалой степени способствовали различные промыслы – каждый находил себе дело...

 

ПРИЛОЖЕНИЯ


МЕЛЬНИЦА ж. машинное устройство съ жерновами, для меленья, молотья, измельченья сыпучихъ тѣелъ, особ. зерноваго хлѣба; || подобное устройство безъ жернововъ и для работъ инаго рода; || самое строенье, въ которомъ все устройство это помѣщено. Меленка, мельничка умалит. По назначенью своему, мельница бываетъ: хлѣбная, мукомольная: крупяная, круподирня, -рушка , крупчатка; пороховая, красочная, аптечная, костомольная, кофейная ипр. Мельница пильная не мелетъ, а пилитъ лѣсъ. По движущей силѣ, мельница бываетъ: вѣтреная, водяная, паровая, конная и воловья, ручная ипр...

В. Даль. Толковый словарь. 1978

 

Водовы — 2 русскихъ дворянскихъ рода различнаго происхожденiя. Родоначальникъ перваго Янъ Водовъ († 1640) выѣхалъ изъ Польши въ Москву въ началѣ царствованiя Михаила Ѳеодоровича, при переходѣ въ православiе названъ Иваномъ и пожалованъ помѣстьями въ Галичскомъ уѣздѣ. Этотъ родъ внесенъ въ VI часть родословной книги Костромской губернiи. Другой родъ В., новѣйшаго происхожденiя, внесенъ въ III часть родословной книги Симбирской губернiи.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. 1890—1907

 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018