Курляндия, нем. Kurland — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

Герб Курляндии

Курля́ндская губе́рния (1796—1920) — одна из трёх Прибалтийских губерний Российской империи. Губернский город — Митава (ныне Елгава)... Википедия

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

КУРЛЯНДСКОЕ ГЕРЦОГСТВО, возникло в 16 веке на территории современной Латвийской ССР. Находилось в вассальной зависимости от Польши. Присоединено к России в 1795.

 

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

КУРЛЯНДИЯ  (нем. Kurland), официальное название Курземе до 1917.

КУРЛЯНДСКОЕ ГЕРЦЕГСТВО, феодальное государство на территории Курземе и Земгале в 1561—1795. Столица Митава. Образовано при распаде Ливонского ордена. Вассал Великого княжества Литовского, с 1569 — Речи Посполитой, с 1710 — России. В 1596—1617 два герцогства: Курляндское герцегство и Земгальское с единым ландтагом. С 1617 дворянская республика. В 1795 присоединено к Российской империи (Курляндская губерния).

КУРЛЯНДСКОЕ ЕПИСКОПСТВО, немецкое церковно-феодальное государство в Ливонии (Юго-Запад современной Латвийской ССР) в 1234—1559. Территория состояла из трёх отдельных частей (Пилтен, Айзпуте, Сакаслея), разделённых владениями Ливонского ордена. 2/3 земель — в руках светских феодалов. Территория продана Дании, в 1585 уступлена Речи Посполитой (Пилтенская область).

 

МАТЕРИАЛ ПО ТЕМЕ

КУРЛЯНДСКИЕ СТАТУТЫ, свод феодального права Курляндского герцогства, составлен в 1617 на основе Пильтенских статутов. Усилили крепостничество и узаконили строй «дворянской республики», ограничив власть герцога.

 

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. 1890—1907

Курляндiя — область, входившая въ составъ владѣнiй Ливонскаго ордена; границы ея почти совпадали съ границами нынѣшней Курляндской губ. Населяли эту область ливы — по Рижскому заливу, куры — въ зап. части, семгаллы — въ средней К.; на Ю жили литовскiя племена. Ливы и куры — финскаго племени, семгаллы, летты и другiе — литовскаго. Съ появленiемъ въ Остзейскомъ краѣ нѣмецкихъ колонистовъ, въ XII стол., начинается борьба съ ними туземцевъ. Въ концѣ XII стол. с торговцами-колонистами являются и первые миссiонеры. Ордену меченосцев К. подчинена въ 1230 г.; въ слѣдующемъ году жители К. принимаютъ христiанство и обѣщаютъ за одно съ нѣмцами воевать противъ язычниковъ. До 1662 г. исторiя К. тѣсно связана с исторiей Ливонскаго ордена (см.). Въ 1561 г., съ распаденiемъ орденскихъ земель, бывшiй магистръ ордена Кетлеръ (см.) удержалъ за собою К., въ ленной зависимости отъ Польши; онъ принялъ титулъ герцога. Отказавшись отъ штатгальтерства въ Ливонiи въ 1568 г., Кетлеръ все свое вниманiе сосредоточилъ на внутреннихъ реформахъ въ своемъ герцогствѣ: позаботился о повсемѣстномъ распространенiи реформацiоннаго ученiя, установилъ общiя церковныя визитацiи, поднялъ образованiе, содѣйствовалъ возстановленiю торговыхъ сношенiй съ Ливонией и Польшей. Послѣ смерти Кетлера (1587) между его сыновьями, Фридрихомъ и Вильгельмомъ, начались раздоры. Вильгельмъ возстановилъ противъ себя все дворянство; въ 1618 г. польское правительство настояло на его удаленiи изъ К. Фридрихъ правилъ одинъ до самой смерти въ 1642 г., усвоивъ себѣ мирную политику отца. Послѣ него герцогомъ былъ сынъ Вильгельма, Iаковъ (1642—82). Онъ получилъ хорошее образованiе, много путешествовалъ, увлекался колонизацiонною политикою крупныхъ европейскихъ государствъ, сдѣлал рядъ попытокъ утвердиться на Гвинейскомъ побережьѣ, прiобрелъ отъ Англiи вестиндскiй островъ Табаго (послѣ его смерти возвращенный Англiи), проектировалъ расширенiе Митавской гавани спускомъ рѣки Аа въ море. При Iаковѣ въ К. вторглись шведы, заподозривъ его въ дружескихъ отношенiяхъ съ царемъ Алексѣемъ. Герцогъ взятъ былъ въ плѣнъ и отвезенъ въ Ригу (1658). Появленiе Сапѣги остановило успѣхи шведов]. По Оливскому миру (1660) шведы отказались отъ всякаго притязанiя на К.; тогда же возвратился изъ плѣна и Iаковъ. Сынъ его, Фридрихъ-Казимiръ (1682-98), окружилъ себя роскошью, тратилъ много денегъ на придворный блескъ; ему пришлось заложить нѣсколько герцогскихъ имѣнiй. Онъ принималъ въ Митавѣ Петра Великаго. Послѣ его смерти престолъ перешелъ къ малолѣтнему сыну его, Фридриху-Вильгельму, опекуномъ котораго былъ дядя его, Фердинандъ. Съ началомъ великой сѣверной войны К. снова сдѣлалась театромъ военныхъ дѣйствiй, переходя изъ рукъ шведовъ въ руки русскихъ. Окончательно шведы оставили К. послѣ полтавскаго сраженiя; ее занялъ Шереметевъ. Въ 1710 г. Фридрихъ-Вильгельмъ вернулся въ К. и женился на племянницѣ Петра Великаго, Аннѣ Iоанновнѣ. Съ этихъ поръ русское влiянiе значительно усиливается въ К. На пути изъ Петербурга въ К. герцогъ заболѣлъ и умеръ въ янв. 1711 г. Его вдова до своего восшествiя на русскiй престолъ жила въ К. Герцогомъ сдѣлался дядя Фридриха-Вильгельма — Фердинандъ (1711—37), послѣднiй представитель Кетлерова дома по мужской линiи. Боясь оппозицiи дворянства, Фердинандъ не прiѣзжалъ въ К., а оставался въ Данцигѣ. Внутреннiя смуты вызвали участiе Польши. На съѣздѣ въ Митавѣ 1717 г. постановлено было лишить Фердинанда власти и передать правительственныя функцiи въ руки высшихъ совѣтниковъ герцогства. Претендентомъ на курляндскiй престолъ въ 1726 г. выступилъ графъ Морицъ Саксонскiй, какъ прiемный сынъ Августа II Польскаго; но Россiя заставила его въ слѣдующемъ же году отказаться отъ его притязанiй. Когда въ 1733 г. возникъ вопросъ о замѣщенiи вакантной польской короны, Россiя поддерживала кандидатуру Августа III, который согласился, за то, признать герцогомъ курляндскимъ фаворита русской императрицы Бирона. Послѣдняго признали и дворяне К. Биронъ былъ герцогомъ съ 1737 по 1741 г. Съ ссылкою Бирона въ Сибирь, К. осталась безъ герцога; такъ продолжалось до 1758 г. Август III снова разрѣшилъ высшимъ совѣтникамъ страны управлять дѣлами. Въ 1758 г., съ разрѣшенiя Россiи, К. уступлена Карлу Саксонскому, сыну Августа III; онъ правилъ ею съ 1758 по 1763 г. Въ 1761 г. изъ ссылки вернулся Биронъ. Екатерина II, недовольная тѣмъ, что герцогъ Карлъ не разрѣшилъ русскимъ войскамъ, участвовавшимъ въ семилѣтней войнѣ, возвращаться въ Россiю черезъ Курляндiю, настояла на его смѣщенiи, и герцогомъ вторично признанъ былъ Биронъ, управлявшiй К. до 1769 года. Онъ обязывался пропускать черезъ К. русскiя войска, не вступать ни въ какiя сношенiя съ врагами Россiи, оказывать вѣротерпимость православнымъ и разрѣшить постройку православнаго храма въ Митавѣ. Въ 1769 г. Биронъ отказался отъ престола въ пользу своего сына Петра, противъ котораго сразу началось движенiе недовольнаго дворянства; онъ удержался на престолѣ только благодаря Россiи. Женившись на графинѣ Аннѣ фонъ-Медемъ, Петръ провелъ нѣсколько летъ за границей; вернувшись въ 1787 г. въ К., онъ снова долженъ былъ выдержать внутреннюю борьбу съ недовольнымъ дворянствомъ. Съ третьимъ раздѣломъ Польши (1795) ленная зависимость К. отъ Польши прекратилась, и на ландтагѣ въ Митавѣ, въ томъ же 1795 г., К. была присоединена къ Россiи. Петръ сложилъ знаки герцогскаго достоинства (ум. въ 1800 г.). Для исторiи К. ср. общiе труды Richter'a, Rutenberg'a и др. по исторiи Остзейскихъ провинцiй, а также изслѣдованiе Ernst und August Seraphim, «Aus Kurlands herzoglicher Zeit, Gestalten und Bilder» (Митава, 1892); ихъ же, «Aus der Kurländischen Vergangenheit» (1893); Theodor Schiemann, въ сборникѣ Онкена, «Russland, Polen und Livland bis ins XVII Jahrh.» (ч. П). Въ 1895 г. вышелъ 1-й т. популярной исторiи Эстляндiи, Лифляндiи и Курляндiи Эрнста Серафима, доходящей до 1561 г.

Г. Форстенъ.

 

Носов Б. В., Полехов С. В. КУРЛЯНДСКОЕ ГЕРЦОГСТВО // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru/domestic_history/text/2125655

КУРЛЯ́НДСКОЕ ГЕ́РЦОГСТВО (Гер­цог­ст­во Кур­лян­дии и Зем­га­лии), лен­ное вла­де­ние в При­бал­ти­ке. Вас­сал польск. ко­ро­ля Си­гиз­мун­да II Ав­гу­ста (1561–1569), Ре­чи По­спо­ли­той (1569–1795). Сто­ли­ца c 1642 – Ми­та­ва (ны­не Ел­га­ва); до это­го адм. це­нт­ра­ми К. г. яв­ля­лись разл. ре­зи­ден­ции гер­цо­гов.

Герб Курляндского герцогства из Гербовника И. Зибмахера. 1605

Тер­ри­то­рия К. г. окон­ча­тель­но офор­ми­лась по­сле швед.-поль­ских войн 1600–29; за­ни­ма­ла юго-зап. часть совр. Лат­вии к югу от р. Дау­га­ва (Зап. Дви­на). На се­ве­ре К. г. гра­ни­чи­ло с Лиф­лян­ди­ей, на юге – с Вел. кн-вом Ли­тов­ским (ВКЛ). Пл. ок. 26 тыс. км2. Нас. К. г. в 17 в. – ок. 135 тыс. чел.; ок. 90% нас. со­став­ля­ли кре­по­ст­ные кре­сть­я­не (из них бо­лее 80% – ла­ты­ши), гл. за­ня­тия­ми ко­то­рых яв­ля­лись зем­ле­де­лие (про­из-во зер­на и льна) и ско­то­вод­ст­во. Гор. ку­пе­че­ст­во К. г. ак­тив­но уча­ст­во­ва­ло в тор­гов­ле на Бал­ти­ке, под­дер­жи­вая свя­зи с го­ро­да­ми Ган­зы. Круп­ней­шие го­ро­да К. г.: Вин­да­ва, Га­зен­пот, Голь­дин­ген. Дво­рян­ст­во со­став­ля­ло ок. 0,5% нас. Осн. ре­ли­гии – лю­те­ран­ст­во и ка­то­ли­че­ст­во (в 1617 урав­не­ны в пра­вах).

Фридрих Вильгельм Кетлер. Гравюра. До 1757.

К. г. воз­ник­ло в ре­зуль­та­те рас­па­да Ли­вон­ско­го ор­де­на во вре­мя Ли­вон­ской вой­ны 1558–83. По­след­ний вел. ма­гистр Ли­вон­ско­го ор­де­на, став­ший пер­вым пра­ви­те­лем К. г., Гот­хард Кет­лер под­пи­сал 28.11.1561 т. н. 2-е Ви­лен­ское со­гла­ше­ние, со­глас­но ко­то­ро­му кур­лянд­ские гер­цо­ги ста­но­ви­лись лен­ни­ка­ми польск. ко­ро­ля (на сей­ме 1589 бы­ло ре­ше­но, что по­сле пре­кра­ще­ния ди­на­стии Кет­ле­ров К. г. окон­ча­тель­но объ­е­ди­нит­ся с Ре­чью По­спо­ли­той). Гл. обя­зан­но­стью кур­лянд­ских гер­цо­гов по от­но­ше­нию к польск. ко­ро­лю яв­ля­лось их уча­стие в его по­хо­дах, ко­то­рые про­хо­ди­ли по тер­ри­то­рии К. г. Ре­шаю­щую роль в сбли­же­нии К. г. и Поль­ско-Ли­тов­ско­го гос-ва сыг­ра­ла при­вле­ка­тель­ность для ме­ст­но­го нем. дво­рян­ст­ва (ры­цар­ст­ва) со­слов­ных при­ви­ле­гий польск. шлях­ты и польск. по­ли­тич. по­ряд­ков. Ме­ст­ное дво­рян­ст­во, ока­зы­вав­шее зна­чит. влия­ние на по­ли­тич. жизнь К. г., со­став­ля­ли по­том­ки ли­вон­ских ры­ца­рей. В 1561–66 под лич­ным уп­рав­ле­ни­ем Г. Кет­ле­ра на­хо­ди­лось так­же За­двин­ское гер­цог­ст­во, в свя­зи с чем его ре­зи­ден­ция рас­по­ла­га­лась в Ри­ге. В нач. 1560-х гг. в К. г. бы­ли вве­де­ны при­ви­ле­гии Си­гиз­мун­да II Ав­гу­ста, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­ры­ми под­твер­жда­лись все преж­ние пра­ва и воль­но­сти ме­ст­но­го дво­рян­ст­ва, а так­же вво­ди­лись но­вые по об­раз­цу тех, ко­то­ры­ми поль­зо­ва­лась польск. шлях­та. Обя­зан­но­стью дво­рян­ст­ва яв­лял­ся сбор 200 воо­руж. всад­ни­ков в вой­ско польск. ко­ро­ля (с сер. 17 в. за­ме­не­но на де­неж­ные вы­пла­ты). С 1563 в К. г. ре­гу­ляр­но со­зы­вал­ся ланд­таг, ко­то­рый рас­смат­ри­вал гл. обр. во­про­сы на­ло­го­вой по­ли­ти­ки и зем­ле­вла­де­ния, а так­же пра­ва дво­рян­ст­ва. Пер­во­на­чаль­но в ланд­та­гах, в со­от­вет­ст­вии с тра­ди­ция­ми Ли­вон­ско­го ор­де­на, на­ря­ду с ры­цар­ст­вом уча­ст­во­ва­ли пред­ста­ви­те­ли Церк­ви и го­ро­дов (на ру­бе­же 16–17 вв. уча­стие в ланд­та­гах ста­ло со­слов­ной при­ви­ле­ги­ей дво­рян­ст­ва).

П. Бирон. Портрет работы Ф. Х. Баризина. 1781. Дворец Рундале (Латвия).

По­сле смер­ти гер­цо­га Г. Кет­ле­ра (1587) в К. г. раз­го­ре­лась борь­ба ме­ж­ду его сы­новь­я­ми Фрид­ри­хом и Виль­гель­мом, с од­ной сто­ро­ны, и дво­рян­ст­вом – с дру­гой. Пред­ме­том борь­бы был даль­ней­ший путь раз­ви­тия К. г. (аб­со­лют­ная мо­нар­хия или со­слов­ное го­су­дар­ст­во). При­чи­ной борь­бы ста­ло за­ве­ща­ние Кет­ле­ра, со­глас­но ко­то­ро­му сы­но­вья по­сле его смер­ти долж­ны бы­ли совм. пра­вить К. г. В ре­зуль­та­те в 1596 ме­ж­ду ни­ми был за­клю­чён до­го­вор (ут­вер­ждён ко­ро­лём Си­гиз­мун­дом III в 1598) о раз­де­ле К. г. на два го­су­дар­ст­ва: соб­ст­вен­но К. г. под вла­стью Виль­гель­ма (с цент­ром в Голь­дин­ге­не) и гер­цог­ст­во Зем­га­лия под вла­стью Фри­д­ри­ха (с цент­ром в Ми­та­ве). Стрем­ле­ние Виль­гель­ма стать аб­со­лют­ным мо­нар­хом при­ве­ло к обо­ст­ре­нию борь­бы с дво­рян­ст­вом, ко­то­рое об­ра­ти­лось для ре­ше­ния спор­ных во­про­сов к Си­гиз­мун­ду III. В К. г. бы­ла на­прав­ле­на ко­ро­лев­ская ко­мис­сия, ре­зуль­та­том дея­тель­но­сти ко­то­рой ста­ло низ­ло­же­ние Виль­гель­ма в 1616 и при­сое­ди­не­ние в 1618 его вла­де­ний к вла­де­ни­ям гер­цо­га Фрид­ри­ха (ум. в 1642). В мар­те 1617 при­ня­ти­ем осн. за­ко­на (Кур­лянд­ских ста­ту­тов) ут­вер­жде­но но­вое гос. уст­рой­ст­во К. г. Власть гер­цо­га ста­ла но­ми­наль­ной, все ре­ше­ния он при­ни­мал в со­гла­сии с 4 выс­ши­ми со­вет­ни­ка­ми: ланд-гоф­мей­сте­ром, канц­ле­ром, бург­гра­фом и ланд­мар­ша­лом, ко­то­рые совм. с дву­мя док­то­ра­ми пра­ва об­ра­зо­вы­ва­ли гер­цог­ский суд. Кро­ме то­го, власть гер­цо­га ог­ра­ни­чи­ва­ли гл. на­чаль­ни­ки об­лас­тей (обер­га­упт­ма­ны). То­гда же кур­лянд­ское дво­рян­ст­во до­би­лось соз­да­ния осо­бой по­сто­ян­ной ко­мис­сии («Ры­цар­ской ска­мьи») для со­став­ле­ния мат­ри­ку­ла ро­дов кур­лянд­ско­го дво­рян­ст­ва (119 фа­ми­лий к 1642), что за­вер­ши­ло фор­ми­ро­ва­ние его кор­по­ра­тив­ной ор­га­ни­за­ции. Ре­ше­ние внутр. про­блем К. г. Си­гиз­мун­дом III при­ве­ло к воз­рас­та­нию ро­ли ко­ро­ля Ре­чи По­спо­ли­той в жиз­ни Кур­лянд­ско­го гер­цог­ст­ва.

Сын Фрид­ри­ха – Якоб (1642–81/82) про­во­дил по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на ук­ре­п­ле­ние по­зи­ций К. г. в балт. ре­гио­не и дос­ти­же­ние его не­за­ви­си­мо­сти. По­сту­п­ле­ния в каз­ну обес­пе­чи­ва­лись ис­клю­чи­тель­но за счёт гер­цог­ских име­ний (ок. 1/3 зе­мель К. г.), то­гда как дво­рян­ст­во ос­во­бо­ж­да­лось от на­ло­гов. В этой си­туа­ции Якоб, ис­поль­зуя бла­го­при­ят­ную конъ­юнк­ту­ру на внеш­них рын­ках (вы­со­кие це­ны на хлеб и дре­ве­си­ну), за­ни­мал­ся строи­тель­ст­вом тор­го­во­го фло­та, ма­ну­фак­тур, по­ощ­рял внеш­нюю тор­гов­лю, про­во­дил по­ли­ти­ку мер­кан­ти­лиз­ма. При нём бы­ли обу­строе­ны но­вые тор­го­вые га­ва­ни на по­бе­ре­жье Бал­тий­ско­го м.; ос­но­ва­ны ко­ло­нии: в 1651 в устье р. Гам­бия (до 1661; ныне – в со­ста­ве Рес­пуб­ли­ки Гам­бия в Зап. Аф­ри­ке) и в 1654 – на о. То­ба­го (до 1690; ны­не – в со­ста­ве Три­ни­да­да и То­ба­го). По­пыт­ка Яко­ба соз­дать по­сто­ян­ное гер­цог­ское вой­ско на­толк­ну­лась на со­про­тив­ле­ние дво­рян­ст­ва и окон­чи­лась не­уда­чей. На внеш­не­по­ли­тич. аре­не Якоб про­во­дил по­ли­ти­ку ла­ви­ро­ва­ния ме­ж­ду Ре­чью По­спо­ли­той, Рос­си­ей и Шве­ци­ей, под­дер­жи­вая при этом тес­ные свя­зи с Бран­ден­бур­гом и Гес­сен-Кас­се­лем. В 1654 Якоб по­лу­чил ти­тул им­пер­ско­го кня­зя, а К. г. при­сое­ди­ни­лось к Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии. Тем не ме­нее в го­ды Се­вер­ной вой­ны 1655–60 К. г. ока­за­лось в сфе­ре влия­ния Шве­ции, а сам гер­цог Якоб на­хо­дил­ся в швед. пле­ну в Иван­го­ро­де (1658–60). По­сле вос­ста­нов­ле­ния К. г. по Олив­ско­му ми­ру 1660 Якоб и его на­след­ник Фрид­рих Ка­зи­мир (1682–98) про­во­ди­ли сход­ную по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на вос­ста­нов­ле­ние эко­но­ми­ки К. г. От­сут­ст­вие в гер­цог­ст­ве собств. воо­руж. сил и адм. ап­па­ра­та за­став­ля­ло мно­гих дво­рян по­сту­пать на служ­бу за гра­ни­цей, в стра­нах Сев. Ев­ро­пы и в Рос­сии (в 18 в. выс­ших чи­нов во­ен. и гражд. ие­рар­хии Рос­сии до­стиг­ли пред­ста­ви­те­ли кур­лянд­ских ро­дов – Бре­вер­ны, Кай­зер­лин­ги, Кор­фы, Мен­где­ны и др.). По­сколь­ку в К. г. собств. сис­те­мы выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния не бы­ло, дво­ря­не по­лу­ча­ли об­ра­зо­ва­ние за гра­ни­цей (ча­ще все­го в Кё­нигс­берг­ском ун-те).

В го­ды Се­вер­ной вой­ны 1700-21 на тер­ри­то­рии К. г. ве­лись во­ен. дей­ст­вия ме­ж­ду Рос­си­ей и Шве­ци­ей. То­гда же пред­при­ни­ма­лись по­пыт­ки ди­пло­ма­тич. сред­ст­ва­ми уси­лить влия­ние Рос­сии в К. г.: в 1710 под­пи­сан до­го­вор о свадь­бе пле­мян­ни­цы Пет­ра I, бу­ду­щей имп. Ан­ны Ива­нов­ны, с гер­цо­гом Фрид­ри­хом Виль­гель­мом (пра­вил в 1698–1711). До­го­вор но­сил меж­ди­на­стич. ха­рак­тер (по­это­му не по­тре­бо­ва­лось его ут­вер­жде­ние польск. ко­ро­лём и сей­мом), но при этом соз­да­вал ос­но­ву для осо­бых от­но­ше­ний ме­ж­ду гер­цог­ской ди­на­сти­ей и Рос­си­ей. От­час­ти дан­ный до­го­вор ста­вил гер­цо­гов в за­ви­си­мость от Рос­сии, т. к. по его ус­ло­ви­ям осу­ще­ст­в­лял­ся вы­куп за­ло­жен­ных гер­цог­ских име­ний за счёт час­ти при­да­но­го Ан­ны Ива­нов­ны.

По­сле окон­ча­ния Сев. вой­ны 1700–21 эко­но­мич. и по­ли­тич. за­ви­си­мость кур­лянд­ских гер­цо­гов от Рос­сии, свя­зи кур­лянд­ско­го дво­рян­ст­ва с рос. дво­ром, при­сут­ст­вие в са­мом К. г. и на его гра­ни­цах рос. войск обу­сло­ви­ли ре­шаю­щее влия­ние Рос­сии на судь­бу гер­цог­ст­ва. На­чи­ная с 1720-х гг. кур­лянд­ский пре­стол стал объ­ек­том ин­триг в борь­бе со­сед­них го­су­дарств за по­ли­тич. влия­ние в Вост. Ев­ро­пе. Пра­вив­шие в Ре­чи По­спо­ли­той ко­ро­ли из сак­сон­ской ди­на­стии Вет­ти­нов стре­ми­лись со­хра­нить К. г. в со­ста­ве Ре­чи По­спо­ли­той и пе­ре­дать гер­цог­ский пре­стол од­но­му из сак­сон­ских прин­цев, что­бы в даль­ней­шем ис­поль­зо­вать ста­тус на­следств. пра­ви­те­лей К. г. для уси­ле­ния сво­ей вла­сти в Поль­ше. Рос. вла­сти так­же стре­ми­лись со­хра­нить К. г. в сфе­ре собств. влия­ния. Сре­ди пре­тен­ден­тов на кур­лянд­ский пре­стол бы­ли Мо­риц Сак­сон­ский и А. Д. Мен­ши­ков.

По­сле смер­ти в 1737 гер­цо­га Фер­ди­нан­да (пра­вил в 1711–37; дя­дя гер­цо­га Фрид­ри­ха Виль­гель­ма) ди­на­стия Кет­ле­ров пре­сек­лась. Под дав­ле­ни­ем Рос­сии но­вым гер­цо­гом в 1737 из­бран Э. И. Би­рон. От­сут­ст­вие гер­цо­га в Ми­та­ве (Би­рон всё вре­мя пре­бы­вал в С.-Пе­тер­бур­ге), а за­тем его ссыл­ка по­сле при­хо­да к вла­сти Ан­ны Ле­о­поль­дов­ны (1740) да­ва­ли фор­маль­ное ос­но­ва­ние его про­тив­ни­кам в К. г. и при польск. дво­ре тре­бовать из­бра­ния но­во­го гер­цо­га. Дол­гое вре­мя рос. пра­ви­тель­ст­во иг­но­ри­ро­ва­ло эти тре­бо­ва­ния. Толь­ко во вре­мя Се­ми­лет­ней вой­ны 1756-63 в свя­зи с пла­на­ми С.-Пе­тер­бур­га при­сое­ди­нить К. г. к Рос­сии (в об­мен на пе­ре­да­чу сак­сон­ской пра­вя­щей ди­на­стии за­воё­ван­ной Вост. Прус­сии) имп. Ели­за­ве­та Пет­ров­на да­ла со­гла­сие на из­бра­ние в 1758 кур­лянд­ским гер­цо­гом сы­на польск. ко­ро­ля Ав­гу­ста III – сак­сон­ско­го прин­ца Кар­ла Хри­стиа­на.

Вы­ход Рос­сии из Се­ми­лет­ней вой­ны 1756–63 и кар­ди­наль­ное из­ме­не­ние внеш­не­по­ли­тич. кур­са стра­ны по­сле смер­ти имп. Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны и двор­цо­во­го пе­ре­во­ро­та 1762 ска­за­лись и на ис­то­рии К. г. Э. И. Би­рон был воз­вра­щён из ссыл­ки, и имп. Ека­те­ри­на II по­тре­бо­ва­ла его вос­ста­нов­ле­ния на кур­лянд­ском пре­сто­ле. Дво­рян­ст­во гер­цог­ст­ва раз­де­ли­лось на сто­рон­ни­ков Би­ро­на и при­вер­жен­цев прин­ца Кар­ла Хри­стиа­на. В 1762 в К. г. бы­ли вве­де­ны рос. вой­ска, а сам Би­рон при­был в Ми­та­ву. Сейм Ре­чи По­спо­ли­той 1764 при­знал за­кон­ность вос­ста­нов­ле­ния его ста­ту­са как гер­цо­га кур­лянд­ско­го. В пе­ри­од Бар­ской кон­фе­де­ра­ции 1768-72 в Ре­чи По­спо­ли­той рос. пра­ви­тель­ст­во опа­са­лось, что рас­кол в сре­де кур­лянд­ско­го дво­рян­ст­ва и кре­сть­ян­ское вос­ста­ние в К. г. усу­гу­бят кри­зис, и на­стоя­ло на от­ре­че­нии Би­ро­на от пре­сто­ла в поль­зу его сы­на Пет­ра.

Прав­ле­ние П. Би­ро­на (1769–95) сов­па­ло с ожив­ле­ни­ем эко­но­мич. и куль­тур­ной жиз­ни: в 1770–80-е гг. в К. г. по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние идеи Про­све­ще­ния, бы­ло от­кры­то пер­вое в стра­не на­уч.-про­све­тит. уч­ре­ж­де­ние – Пет­ров­ская ака­де­мия (Academia Petrina). По­сле то­го как на тер­ри­то­рию К. г. ста­ло рас­про­стра­нять­ся Поль­ское вос­ста­ние 1794, ланд­таг при­звал Ека­те­ри­ну II за­щи­тить К. г., и при по­мо­щи рос. войск пов­стан­цы бы­ли раз­би­ты. 7(18).3.1795 ланд­таг ли­к­ви­ди­ро­вал вас­саль­ную за­ви­си­мость К. г. от Ре­чи По­спо­ли­той и доб­ро­воль­но при­со­еди­нил его к Рос. им­пе­рии без вся­ких ус­ло­вий. Гер­цог П. Би­рон 17(28).3.1795 от­рёк­ся от пре­сто­ла, в том же го­ду в свя­зи с 3-м раз­де­лом Ре­чи По­спо­ли­той (см. Раз­де­лы Ре­чи По­спо­ли­той) в Кур­лян­дии ли­к­ви­ди­ро­ва­ны мо­нар­хия и её со­слов­ные уч­ре­ж­де­ния, а тер­ри­то­рия быв. К. г. при­сое­ди­не­на к Рос. им­пе­рии, со­ста­вив в ней Кур­лянд­скую гу­бер­нию.

Лит.: Seraphim E. Geschichte Liv-, Est- und Kur­lands. 2. Aufl. Reval, 1897–1904. Bd 1–3; Ар­бу­зов Л. Очерк ис­то­рии Лиф­лян­дии, Эс­т­лян­дии и Кур­лян­дии. 3-е изд. СПб., 1912; Kal­nins V. Kursemes herzogistes valsts iekäria un tiesibas (1561–1795). Rīga, 1963; Das Her­zog­tum Kurland 1561–1795: Verfassung, Wirt­schaft, Gesellschaft. Lüneburg, 1993; Schmidt A. Geschichte des Baltikums. 3. Aufl. Münch., 1999; Strohm K. Die kurländische Frage (1700–1763): eine Studie zur Mächtepolitik im An­çien Régime. B., 1999; Bues А.  Das Her­zog­tum Kurland und der Norden der pol­nisch-li­tauis­chen Adelsrepublik im 16. und 17. Jahrhun­dert. Giessen, 2001; Dolinskas V. Tarp Respublikos ir Rusijos: Kuršo sosto pėdinystė XVIII a. viduryje // Lietuva ir jos kaimynai. Vil­nius, 2001; Бу­эс А.  Кур­лянд­ское гер­цог­ство и борь­ба за гос­под­ство в При­бал­ти­ке в XVI– XVIII вв. // Рос­сия, Поль­ша, Гер­мания в ев­ро­пей­ской и ми­ро­вой по­ли­ти­ке XVI–XX вв. М., 2002.

 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018