Лютер, Мартин — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

Лютер, Мартин

Изображенiе Лютера въ 38-ми-лѣтнемъ возрастѣ, еще въ одеждѣ августинскаго ордена.

По копiи с оригинальной гравюры, исполненной Лукою Кранахомъ въ 1521 г.

Всеобщая история. Том 3, Новая история. 1894

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

ЛЮТЕР (Luther) Мартин (1483—1546), деятель Реформации в Германии, начало которой положило его выступление в Виттенберге с 95 тезисами против индульгенций (1517). Основатель лютеранства. Идеолог консервативной части бюргерства. Перевёл на немецкий язык Библию, утвердив нормы общенемецкого литературного языка.

 

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

ЛЮТЕР, Мартин (1483—1546), видный деятель Реформации в Германии, основатель лютеранства. Выступление Лютера с тезисами против продажи индульгенций (1517) положило начало широкому общественному движению, направленному против католической церкви. Лютер перевёл на немецкий язык библию. Идеолог немецкого бюргерства, боявшегося народного движения, Лютер резко осуждал революционные методы борьбы против феодализма. Во время Крестьянской войны 1525 в Германии Лютер выступил как ярый враг восставших крестьян, став фактически на службу немецким князьям.

 

Всеобщая история. Том 3, Новая история. 1894

Мартинъ Лютеръ.

При учрежденiи университета особенное влiянiе было оказано двумя дѣятелями либеральной партiи, докторомъ Мартиномъ Поллихомъ (одновременно — медикомъ, юристомъ и богословомъ) и викарiемъ августинского ордена, Iоанномъ Штаупицомъ; послѣднiй, въ 1508 г., ввелъ въ университетъ молодого монаха изъ Эрфуртской августинской конгрегацiи, нѣкого Мартина Лютера, о которомъ онъ возымѣлъ весьма высокое мнѣнiе. Лютеръ былъ сынъ тюрингенскаго бергмана (род. 10 ноября 1483 г. въ Эйслебенѣ), и ему было въ ту пору 25 лѣтъ. Все дѣтство свое Лютеръ провелъ въ семьѣ, постоянно занятой работою и заботами о существованiи; онъ вырасталъ, окруженный сестрами-подростками, при строгой домашней выдержкѣ, а воспитывался подъ гнётомъ варварской дисциплины, господствовавшей въ средней школѣ маленькаго городка. Жизнь улыбнулась ему нѣсколько привѣтливѣе въ Эйзенахѣ, гдѣ у него были родственники: тамъ онъ и былъ помѣщенъ въ школѣ, послѣ краткаго пребыванiя въ Магдебургѣ. Счастливая случайность привела его въ домъ весьма почтенной семьи Котта. Въ 1501 г. онъ поступилъ въ Эрфуртскiй университетъ, который тогда пользовался громкою извѣстностью. Отецъ Лютера тѣмъ временемъ успѣлъ добиться весьма способнымъ юношей, занялся юридическими науками; однакоже, Лютеръ, совершенно неожиданно, избралъ иное поприще: въ 1506 г., по влеченiю, которое онъ долго въ себѣ старался поборотъ, онъ поступилъ въ мѣстный августинскiй монастырь. Здѣсь пережилъ онъ многое, чего обыкновенные люди не могутъ себѣ даже представить... Ревностно принявшись за науку, посвящая ей все свое время, онъ иногда цѣлыя ночи проводилъ безъ сна, стараясь выполнять всѣ предписанiя монастырскаго устава, испоненiе которыхъ было замедлено или запущено его научными занятiями; случалось однажды, что дверь его келiи пришлось даже взломать — и его нашли въ ней распростертымъ безъ сознанiя на полу, отъ крайняго истощенiя силъ; строго соблюдая всѣ обязанности, возложенныя на него олденомъ, онъ въ то же время овладѣлъ въ совершенствѣ всѣмъ запасомъ современнаго школьнаго богословiя, — и не могъ найти въ немъ удовлетворенiя своей духовной жажды. Онъ переживалъ тяжкую внутреннюю борьбу, но не укланялся отъ влiянiя добрыхъ и разумныхъ людей, какъ напр. вышеупомянутаго Штаупица, который былъ другомъ его отца. Ознакомившись (уже довольно поздно) съ сочиненiями блаженнаго Августина и въ совершенствѣ изучивъ Библiю, онъ весьма медленно и постепенно выработалъ себѣ, наконецъ, болѣе спокойное, болѣе свободное и болѣе сообразное съ духомъ евангельскаго ученiя религiозное воззренiе. Отецъ присутствовалъ на первой мессѣ сына, примирившись, наконецъ, съ его монашествомъ: на кафедру вступилъ онъ впервые въ Виттенбергѣ, гдѣ сначала, какъ магистръ, читалъ лекцiи объ Аристотелѣ, а затѣмъ въ 1509 г. возведенъ былъ въ бакалавры богословiя. Покровитель его Штаупицъ предсказывалъ ему большую будощность. «У этого брата нашего взглядъ на все глубокiй, и можно ожидать отъ него дивныхъ измышленiй», такъ высказывался онъ о Лютерѣ; «онъ въ Церковь внесетъ большiя преобразованiя и всѣхъ нашихъ ученыхъ богослововъ съ толку собьетъ» — говаривалъ онъ не разъ. Временно Лютеръ былъ въ Эрфуртѣ и учителемъ, а затѣмъ, по возвращенiи въ Виттенбергъ, по порученiю своего ордена, въ 1511 г. предпринялъ вмѣстѣ съ однимъ изъ августинскихъ монаховъ странствованiе въ Римъ. При видѣ священнаго города, онъ палъ на-земь и воскликнулъ: «привѣтъ тебѣ, священный Римъ!» — и затѣмъ со всеусердiемъ выполнилъ все то, что странствовавшiе въ Римъ богомольцы почитали свою обязанностью — даже на колѣняхъ вспользъ вверхъ по такъ-называемой лѣстницѣ Пилата (Scala Santa) въ Латеранѣ. Само собою разумѣется, что изъ своего 4-хъ-недѣльнаго пребыванiя. Не укрылось отъ его прозорливаго взгляда то, что въ этомъ центрѣ христiанскаго мiра господствовали самые ужасные пороки, существовали самыя крупныя злоупотребленiя: обогащенный новыми знанiями, новыми впечатлѣнiями и новымъ опытомъ, вернулся онъ въ свой монастырь въ Виттенбегѣ, и въ 1512 г. возведенный въ ученую степень доктора богословiя, вновь принялся за свою академическую дѣятельность. На лекцiяхъ своихъ онъ разбиралъ псалтирь, объяснялъ посланiя къ Римлянамъ, къ Галатамъ и въ то же время проповѣедовалъ и въ монастырской церкви, и въ городской приходской. Проповѣди его привлекали общее вниманiе, и это весьма понятно для насъ: онъ уже и тогда въ такой степени владѣлъ языкомъ религiознаго мышленiя и ощущенiя, какъ ни одинъ нѣмецкiй проповѣдникъ ни до него, ни послѣ него. Въ его проповѣди сказывалось удивительное равновѣсiе свѣтлаго ума, обладавшего замѣчательную научною подготовкою, съ яснымъ практическимъ взглядомъ на жизнь, съ смѣлою, образною фантазiей, нѣсколько даже наклонной къ мистицизму. Отрекшись отъ ветхаго церковническаго схоластицизма и глубоко усвоивъ себѣ сущность и простоту евангельскаго ученiя, онъ въ то же время выказывалъ въ проповѣдяхъ своихъ свѣжесть и подвижность изыскателя, доискивающагося истины. Хотя онъ въ ту пору уже вполнѣ уяснилъ себѣ главную основу ученiя о спасенiи и по творенiямъ блаженнаго Августина, и по Св. Писанiю, но все же еще не могъ вполнѣ отрѣшиться и отъ авторитета Церкви въ ея тогдашнемъ составѣ и строѣ...

И вдругъ, мимо его собственной воли и сознанiя, онъ былъ призванъ къ дѣятельности, обильной весьма серьезными и важными историческими послѣдствiями.

Мартин Лютер

Лютеръ, во время его пребыванiя въ Вартбургѣ, гдѣ временно жилъ подъ именемъ "Iёрга".

Копiя съ гравюры на деревѣ Луки Кранаха отъ 1522 г. «Изображенiе Мартина Лютера въ томъ видѣ, въ какомъ онъ возвратился изъ Патмоса въ Виттенбергъ, въ годъ отъ Р. Хр. 1522».

 

Продажа индульгенцiй.

Часть весьма рѣдкой (какъ предполагаетъ, воспрещенной базельскимъ городскимъ совѣтомъ) гравюры на деревѣ Ганса Гольбейна. (Гербъ Медичисовъ всюду выставлялся въ римско-каталической Церкви, какъ церковный).

 

Доронин А. В., Ерохин А. В. и др. ЛЮТЕР // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/religious_studies/text/2162806

ЛЮ́ТЕР (Luther) Мар­тин (10.11.1483, Айс­ле­бен, граф­ст­во Ма­нс­фельд, Гер­ма­ния – 18.2.1546, там же), нем. бо­го­слов, ини­циа­тор Ре­фор­ма­ции, ос­но­во­по­лож­ник од­но­го из гл. на­прав­ле­ний в про­тес­тан­тиз­ме – лю­те­ран­ст­ва.

М. Лютер. Портрет работы Лукаса Кранаха Старшего. 1533. Германский национальный музей (Нюрнберг).

Из се­мьи гор­но­го мас­те­ра. По­се­щал шко­лы в Манс­фель­де, Ма­где­бур­ге, Ай­зе­на­хе. С 1501 учил­ся в ун-те Эр­фур­та, ис­пы­тал влия­ние но­ми­на­ли­сти­че­ской фи­ло­со­фии (см. Но­ми­на­лизм), идей гу­ма­низ­ма; в янв. 1505 по­лу­чил сте­пень ма­ги­ст­ра сво­бод­ных ис­кусств. Отец Л. на­стаи­вал на его юри­дич. карь­е­ре, од­на­ко, по­пав 2.7.1505 в силь­ней­шую гро­зу и по­кляв­шись, ес­ли уце­ле­ет, стать мо­на­хом, 17.7.1505 Л. всту­пил в мо­на­стырь ав­гу­стин­цев-эре­ми­тов в Эр­фур­те. В 1507 был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ни­ки. С 1508/09 пре­по­да­вал в ун-те Вит­тен­бер­га, в 1512 за­щи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию и вско­ре по­лу­чил ка­фед­ру проф. биб­лей­ской эк­зе­ге­ти­ки. В 1510–1511 со­вер­шил пе­шее пу­те­ше­ст­вие в Рим по де­лам ор­де­на.

Раз­мыш­ляя о пу­тях спа­се­ния че­ло­ве­ка, Л. под влия­ни­ем в пер­вую оче­редь тру­дов блж. Ав­гу­сти­на ук­ре­п­лял­ся в убе­ж­де­нии, что при­ми­ре­ние греш­но­го че­ло­ве­ка с бла­гим Бо­гом (ка­то­лич. по­ни­ма­ние ис­ку­п­ле­ния) не­дос­ти­жи­мо по­сред­ст­вом бла­го­чес­ти­вых дел, они не мо­гут счи­тать­ся «за­слу­га­ми» пе­ред Бо­гом. При­ми­ре­ние че­ло­ве­ка с Бо­гом про­ис­хо­дит толь­ко че­рез ис­ку­пи­тель­ную жерт­ву Хри­ста, и, что­бы спа­стись, че­ло­век дол­жен при­нять её лич­ной ве­рой, как жерт­ву за се­бя. Этот те­зис о спа­се­нии ис­клю­чи­тель­но ве­рой (лат. sola fide), опи­раю­щий­ся на По­сла­ние к Рим­ля­нам ап. Пав­ла (1:17), лёг в ос­но­ву уче­ния Л. Ос­во­ив др.-евр. и др.-греч. язы­ки, Л. уг­лу­бил­ся в ана­лиз Свя­щен­но­го Пи­са­ния, ре­зуль­та­том че­го ста­ли его «Лек­ции о Псал­ти­ри» («Psalmenvorlesung», 1513–15), «Лек­ции о По­сла­нии к Рим­ля­нам» («Römerbrief­vorlesung», 1515–16) и др.

По­сле на­ча­ла ши­ро­кой про­да­жи в Сак­со­нии ин­дуль­ген­ций Л. вы­сту­пил про­тив этой прак­ти­ки и 31.10.1517 вы­ве­сил на две­ри ц. Всех Свя­тых в Вит­тен­бер­ге «95 те­зи­сов о про­яс­не­нии дей­ст­вен­но­сти ин­дуль­ген­ций». Тем са­мым, по ака­де­мич. обы­чаю, он при­зы­вал к пуб­лич­но­му дис­пу­ту. Не­ожи­дан­но для Л. его те­зи­сы вы­зва­ли ши­ро­кий ре­зо­нанс, спро­во­ци­ро­вав пап­ско­го ле­га­та И. Тет­це­ля и ар­хи­еп. Майнц­ско­го и Ма­где­бург­ско­го Альб­рех­та, от­вет­ст­вен­ных за про­да­жу ин­дуль­ген­ций в Гер­ма­нии, об­ра­тить­ся с жа­ло­бой в Рим, а па­пу Рим­ско­го Льва Х – ини­ции­ро­вать про­цесс при­вле­че­ния Л. к от­вет­ст­вен­но­сти за ересь (ле­то 1518). Хо­тя в тот мо­мент Л. ещё не ду­мал о раз­ры­ве с Рим­ско-ка­то­лич. цер­ко­вью, его вы­сту­п­ле­ние по­ло­жи­ло на­ча­ло Ре­фор­ма­ции в Ев­ро­пе.

«М. Лютер перед Каэтаном». Раскрашенная гравюра. 1557.

Кур­фюрст Сак­со­нии Фрид­рих III Муд­рый, ру­ко­во­дству­ясь соб­ств. по­ли­тич. ин­те­ре­са­ми, обес­пе­чил Л. под­держ­ку и за­щи­ту. Л. не по­ко­ле­ба­ли ни тре­бо­ва­ние па­пы от­ка­зать­ся от за­блу­ж­де­ний, пе­ре­дан­ное че­рез кар­ди­на­ла Ка­эта­на (доп­ра­ши­вал Л. в окт. 1518), ни Лейп­циг­ский дис­пут с из­вест­ным тео­ло­гом И. Эк­ком (1519), ни уг­ро­за от­лу­че­ния от Церк­ви, ес­ли он не по­ка­ет­ся в те­че­ние 60 дней (бул­ла «Exsurge Domine», 15.6.1520). Л. опуб­ли­ко­вал воз­зва­ние «К хри­сти­ан­ско­му дво­рян­ст­ву не­мец­кой на­ции: об улуч­ше­нии хри­сти­ан­ско­го по­ло­же­ния» («An den christlichen Adel deutscher Na­tion: von des christli­chen Standes Besse­rung», 1520), со­дер­жав­шее при­зыв на­чать ре­фор­му Церк­ви и про­грам­му этой ре­фор­мы. На го­род­ской пло­ща­ди Вит­тен­бер­га 10.12.1520 Л. пуб­лич­но сжёг пап­скую бул­лу и сбор­ник ка­то­лич. ка­но­ни­че­ско­го пра­ва. Пап­ской бул­лой «Decet Romanum pontificem» от 3.1.1521 Л. был от­лу­чён от Церк­ви как ере­тик.

Комната в замке Вартбург, в которой работал М. Лютер.

Им­пе­ра­тор Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии Карл V, не­смот­ря на не­га­тив­ное от­но­ше­ние к уче­нию Л., дал ему воз­мож­ность разъ­яс­нить свои взгля­ды на рейхс­та­ге в Ворм­се в 1521. Там Л. из­ло­жил осн. те­зи­сы сво­их со­чи­не­ний «О до­б­рых дея­ни­ях» («Von den guten Werken»), «О ва­ви­лон­ском пле­не­нии Церк­ви» («De cap­tivitate Babylonica ecclesiae»), «О сво­бо­де хри­стиа­ни­на» («Von der Freiheit eines Christenmenschen»; все 1520) и 18.4.1521 пуб­лич­но от­ка­зал­ся от­речь­ся от сво­их взгля­дов: «На том стою и не мо­гу ина­че. Да по­мо­жет мне Бог!» Вормс­ский эдикт 26.5.1521 по­ста­вил Л. вне за­ко­на, но сак­сон­ский кур­фюрст Фрид­рих ук­рыл его в зам­ке Варт­бург. Там в те­че­ние 10 мес Л. вёл жизнь за­твор­ни­ка, ра­бо­тая над но­вы­ми пам­фле­та­ми, про­по­ве­дя­ми, а так­же над пе­ре­во­дом Но­во­го За­ве­та на нем. яз. (изд. в 1522), стре­мясь сде­лать Свя­щен­ное Пи­са­ние до­ступ­ным ши­ро­ким мас­сам (в Рим. церк­ви упот­реб­ля­лось Свя­щен­ное Пи­са­ние толь­ко на лат. язы­ке).

К 1534 Л. за­вер­шил пол­ный пе­ре­вод Биб­лии на нем. язык c др.-греч. и др.-евр. ис­точ­ни­ков. Взяв за ос­но­ву вос­точ­но-сред­не­не­мец­кий яз. сак­сон­ской кан­це­ляр­ской пись­мен­но­сти, он в то же вре­мя учи­ты­вал тра­ди­ции уст­но­го нар. твор­че­ст­ва, ре­нес­санс­ной ри­то­рич. про­зы и нем. ре­лиг. мис­ти­ки. Свои взгля­ды на ис­кус­ст­во пе­ре­во­да Свя­щен­но­го Пи­са­ния Л. из­ло­жил в «По­сла­нии о пе­ре­во­де» («Sendbrief von Dolmetschen», 1530), в ко­то­ром пред­ло­жил ори­ен­ти­ро­вать­ся на язык не учё­ных, а про­сто­лю­ди­нов, от­да­вая пред­поч­те­ние бо­го­слов­ским за­да­чам пе­ред лин­гвис­тич. со­об­ра­же­ния­ми. На книж­ном рын­ке Гер­ма­нии уже в 1519 име­лось 250 тыс. экз. со­чи­не­ний Л.; в 1523 они со­став­ля­ли бо­лее 40% всех не­мец­ко­языч­ных пуб­ли­ка­ций; пе­ре­вод Биб­лии Л. к мо­мен­ту его смер­ти вы­дер­жал св. 400 из­да­ний. Л. по пра­ву счи­та­ет­ся соз­да­те­лем совр. нем. ли­те­ра­тур­но­го язы­ка.

Про­тив во­ли кур­фюр­ста Фрид­ри­ха в мар­те 1522 Л. вер­нул­ся из Варт­бур­га в Вит­тен­берг, что­бы ос­та­но­вить ини­ции­ро­ван­ные там его по­сле­до­ва­те­лем А. Карл­штад­том ра­ди­каль­ные ре­фор­мы – унич­то­же­ние икон, от­каз от изу­че­ния бо­го­сло­вия и Биб­лии и др. Од­на­ко раз­рас­таю­щее­ся ре­фор­ма­ци­он­ное дви­же­ние, по­лу­чив­шее на­зва­ние еван­ге­ли­че­ско­го, бы­ло об­ре­че­но на даль­ней­шие рас­ко­лы. В сво­их ра­бо­тах Л. стре­мил­ся от­ме­же­вать­ся от ре­фор­ма­то­ров-спи­ри­туа­ли­стов и ана­бап­ти­стов («Про­тив про­ро­ков Цар­ст­вия Не­бес­но­го на зем­ле», 1524), вы­сту­пал про­тив ре­во­люц. тре­бо­ва­ний уча­ст­ни­ков Кре­сть­ян­ской вой­ны 1524–1526 в Гер­ма­нии («Про­тив раз­бой­ни­чьих и гра­би­тель­ских ша­ек кре­сть­ян», 1525), по­ле­ми­зи­ро­вал с гу­ма­ни­ста­ми о со­от­но­ше­нии ра­зу­ма и ве­ры («О раб­ст­ве во­ли», 1525; на­пи­са­на в от­вет на трак­тат Эраз­ма Рот­тер­дам­ско­го «О сво­бо­де во­ли»). В 1525 Л. же­нил­ся на быв. мо­на­хи­не Ка­та­ри­не фон Бо­ра, про­де­мон­ст­ри­ро­вав от­каз ре­фор­ма­то­ров от прин­ци­па це­ли­ба­та. В этом бра­ке ро­ди­лось 6 де­тей; 11 де­тей суп­ру­ги усы­но­ви­ли.

Бли­жай­шим спод­виж­ни­ком Л. стал Ф. Ме­ланх­тон. При­вер­жен­цы Л. вво­ди­ли бо­го­слу­же­ние на нем. язы­ке, ин­спек­ти­ро­ва­ли при­хо­ды и шко­лы в герм. зем­лях, офи­ци­аль­но при­няв­ших их сто­ро­ну (Прус­сия, Сак­со­ния, Гес­сен и др.). Опа­са­ясь про­из­воль­но­го тол­ко­ва­ния сво­его уче­ния свя­щен­ни­ка­ми-ре­фор­ма­то­ра­ми, Л. за­нял­ся во­про­са­ми ре­лиг. об­ра­зо­ва­ния, од­но­вре­мен­но про­дол­жая бо­го­слов­ские изы­ска­ния. К 1529 он за­кон­чил 2 сбор­ни­ка во­про­сов и от­ве­тов о ве­ро­уче­нии: «Ма­лый ка­те­хи­зис» для за­учи­ва­ния ми­ря­на­ми наи­зусть и «Боль­шой ка­те­хи­зис» для пас­то­ров. В про­по­ве­дях Л. на­стаи­вал на ор­га­ни­за­ции дос­туп­но­го всем на­чаль­но­го обу­че­ния, в круг учеб­ных пред­ме­тов ввёл род­ной язык, ис­то­рию, ма­те­ма­ти­ку, пе­ние, до­ка­зы­вал не­об­хо­ди­мость обу­че­ния в шко­лах и де­во­чек – бу­ду­щих ма­те­рей, ко­то­рым пред­сто­ит вос­пи­ты­вать бу­ду­щих де­тей. Он так­же пред­ла­гал соз­дать ла­тин­ские шко­лы и пе­ре­стро­ить ра­бо­ту ун-тов в ду­хе сво­его уче­ния.

Пе­ред ли­цом тур. аг­рес­сии в Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии воз­ник­ла не­об­хо­ди­мость кон­со­ли­да­ции по­ли­тич. сил. Им­пер­ские вла­сти по­тре­бо­ва­ли со­ста­вить до­ку­мент, ко­то­рый со­дер­жал бы нор­му лю­те­ран­ской ве­ры, по­зво­ляю­щую чи­нов­ни­кам от­ли­чить лю­те­ран от бо­лее ра­ди­каль­ных ре­фор­ма­то­ров. На рейхс­та­ге в Аугс­бур­ге 25.6.1530 та­кой до­ку­мент – Аугс­бург­ское ис­по­ве­да­ние – пред­ста­вил Ф. Ме­ланх­тон. Опа­са­ясь ехать в Аугс­бург че­рез ка­то­лич. Ба­ва­рию, Л. из по­гра­нич­ной кре­по­сти Ко­бург вёл ожив­лён­ную пе­ре­пис­ку с Ме­лан­хто­ном; в ней он одоб­рил Аугс­бург­ское ис­по­ве­да­ние, ко­то­рое с тех пор яв­ля­ет­ся осн. ве­ро­ис­по­вед­ным до­ку­мен­том лю­те­ран­ских церк­вей. В 1537 в свя­зи с ещё од­ной по­пыт­кой при­ми­ре­ния с ка­то­ли­ка­ми Л. со­ста­вил Шмаль­каль­ден­ские ар­ти­ку­лы, в ко­то­рых про­вёл раз­ли­чие ме­ж­ду те­ми ве­ро­учи­тель­ны­ми по­ло­же­ния­ми, на ко­то­рых лю­те­ра­не на­стаи­ва­ли ка­те­го­ри­че­ски, и те­ми, по ко­то­рым он счи­тал воз­мож­ным дос­ти­же­ние ком­про­мис­са.

Ос­та­ва­ясь фор­маль­но все­го лишь про­фес­со­ром и при­ход­ским свя­щен­ни­ком, Л. фак­ти­че­ски стал важ­ной по­ли­тич. фи­гу­рой. Объ­я­вив, что вы­бор­ный ин­сти­тут имп. вла­сти не от­ме­ня­ет юрис­дик­ции герм. кня­зей в их вла­де­ни­ях, он со­дей­ст­во­вал фор­ми­ро­ва­нию в 1531 Шмаль­каль­ден­ско­го сою­за, объ­е­ди­нив­ше­го сим­па­ти­зи­ро­вав­шие цер­ков­ной ре­фор­ме со­сло­вия (см. в ст. Шмаль­каль­ден­ские вой­ны).

В янв. 1546 Л. от­пра­вил­ся в Айс­ле­бен, что­бы вы­сту­пить по­сред­ни­ком в спо­ре гра­фов Манс­фельд­ских; скон­чал­ся там от сер­деч­ной не­дос­та­точ­но­сти. По­хо­ро­нен в ц. Всех Свя­тых в Вит­тен­бер­ге.

Библия в переводе на немецкий язык М. Лютера. Издание Г. Люфта. 1534.

Ут­вер­ждая оп­рав­да­ние че­ло­ве­ка ис­клю­чи­тель­но его ве­рой, тео­ло­гия Л. от­ка­зы­ва­ет, т. о., Церк­ви и её ин­сти­ту­там в по­сред­ни­че­ст­ве ме­ж­ду Бо­гом и че­ло­ве­ком – от­ри­ца­ет не­об­хо­ди­мость ру­ко­по­ло­жен­но­го свя­щен­ст­ва, мо­на­шест­во, ка­но­нич. пра­во. Л. по­ста­вил Свя­щен­ное Пи­са­ние («Сло­во Бо­жие») вы­ше ав­то­ри­те­та цер­ков­ных ин­сти­ту­тов, их пред­пи­са­ний и свя­зан­ных с ни­ми тра­ди­ций. Фак­ти­че­ски это оз­на­ча­ло про­ти­во­пос­тав­ле­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния Свя­щен­но­му Пре­да­нию. Осн. эле­мен­ты уче­ния Л. опи­сы­ва­ют­ся фор­му­лой: спа­се­ние «толь­ко Хри­стом, толь­ко ве­рою, толь­ко бла­го­да­тью Гос­под­ней, толь­ко Свя­щен­ным Пи­са­ни­ем». Из 7 цер­ков­ных та­инств Л. счи­тал обос­но­ван­ны­ми че­рез Свя­щен­ное Пи­са­ние лишь кре­ще­ние и Ев­ха­ри­стию, в ран­них ра­бо­тах – так­же по­кая­ние. В трак­тов­ке Ев­ха­ри­стии Л. от­верг уче­ние, при­зна­вае­мое как в ка­то­ли­циз­ме, так и в пра­во­сла­вии, о пре­су­ще­ст­вле­нии хле­ба и ви­на в Те­ло и Кровь Хри­ста. По мне­нию Л., ос­вя­щён­ный хлеб, ста­но­вясь Те­лом Хри­сто­вым, не пе­ре­ста­ёт быть хле­бом, а ви­но, ста­но­вясь Кро­вью, – ви­ном. При этом в хо­де Мар­бург­ских де­ба­тов с У. Цвинг­ли (окт. 1529) он ка­те­го­ри­че­ски на­стаи­вал на ре­аль­ном, а не толь­ко сим­во­лич. при­сут­ст­вии в хле­бе и ви­не Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых. В от­ли­чие от Ж. Каль­ви­на, Л. счи­тал это ре­аль­ное при­сут­ст­вие не толь­ко ду­хов­ным, но и ма­те­ри­аль­ным. По мне­нию Л., Те­ло и Кровь Хри­сто­вы со­еди­ня­ют­ся с хле­бом и ви­ном по­доб­но со­еди­не­нию Бо­же­ст­вен­ной и че­ло­ве­че­ской при­род во Хри­сте. Л. от­верг уче­ние ка­то­лич. Церк­ви о чи­сти­ли­ще.

Уче­ние Л. о двух цар­ст­вах – зем­ном и не­бес­ном – по­зво­ли­ло свет­ской вла­сти в стра­нах, где по­бе­ди­ла лю­те­ран­ская Ре­фор­ма­ция (пре­ж­де все­го в Скан­ди­на­вии), рас­смат­ри­вать се­бя как ус­та­нов­лен­но­го от Бо­га га­ран­та внеш­не­го ми­ро­по­ряд­ка, что при­ве­ло к ус­та­нов­ле­нию кон­тро­ля го­су­дар­ст­ва над Цер­ко­вью.

По­ми­мо пе­ре­во­да Биб­лии, мно­го­числ. бо­го­слов­ских трак­та­тов, по­ле­мич. со­чи­не­ний, про­по­ве­дей пе­ру Л. при­над­ле­жат шпру­хи, ре­лиг. ли­ри­ка, об­ра­бот­ки ба­сен Эзо­па в ду­хе ре­лиг. ди­дак­ти­ки: «Раз­лич­ные бас­ни Эзо­па, пе­ре­ве­дён­ные на не­мец­кий язык» (1530, изд. в 1557). По­эзию Л. от­ли­ча­ет ши­ро­кое ис­поль­зо­ва­ние мо­ти­вов нар. пе­сен­ной ли­ри­ки. Дея­тель­ность Л. со­дей­ст­во­ва­ла рас­про­стра­не­нию еди­но­го нем. нац. язы­ка и фор­ми­ро­ва­нию нац. соз­на­ния, обо­га­ти­ла нем. сло­вес­ность но­вы­ми ху­дож. фор­ма­ми, ока­за­ла ог­ром­ное воз­дей­ст­вие на по­сле­дую­щую нем. лит-ру, осо­бен­но 18 в. (Ф. Г. Клоп­шток, Г. Э. Лес­синг, И. В. Гё­те).

Л. хо­ро­шо знал ис­то­рию и тео­рию му­зы­ки; его лю­би­мы­ми ком­по­зи­то­ра­ми бы­ли Жос­кен Деп­ре и Зенфль. В сво­их тру­дах и пись­мах он ци­ти­ро­вал ср.-век. и ре­нес­санс­ные трак­та­ты о му­зы­ке (Й. Тинк­то­ри­са поч­ти до­слов­но). В пре­ди­сло­вии к сбор­ни­ку мо­те­тов раз­ных ком­по­зи­то­ров «При­ят­ные со­зву­чия... для 4 го­ло­сов», вы­пу­щен­но­му в 1538 нем. из­да­те­лем Г. Рау (позд­нее этот текст по­лу­чил из­вест­ность под назв. «По­хва­ла му­зы­ке»), Л. дал во­стор­жен­ную оцен­ку ими­та­ци­он­но-по­ли­фо­нич. му­зы­ке с ос­но­вой на кан­тус фир­мус (кто не­спо­со­бен оце­нить бо­жест­вен­ную кра­со­ту та­кой изы­скан­ной по­ли­фо­нии, «тот не­до­сто­ин на­зы­вать­ся че­ло­ве­ком, и пусть слу­ша­ет, как кри­чит ишак и хрю­ка­ет сви­нья»). Л. на­пи­сал пре­ди­сло­вие в сти­хах «Frau Musica» к не­боль­шой поэ­ме «Хва­ла и сла­ва до­сто­хваль­но­му ис­кус­ст­ву му­зы­ки» («Lob und Preis der löblichen Kunst Musica», изд. в 1538) И. Валь­те­ра (1496–1570), а так­же пре­ди­сло­вия к пе­сен­ни­кам раз­ных из­да­те­лей (1524, 1528, 1542, 1545), где из­ла­гал свои взгля­ды на му­зы­ку как ис­клю­чи­тель­но важ­ную со­став­ляю­щую об­но­влён­но­го куль­та. В рам­ках бо­го­слу­жеб­ной ре­фор­мы ввёл об­щин­ное пе­ние стро­фич. «ду­хов­ных пе­сен» (gey­s­tliche lieder) на нем. яз., позд­нее обоб­щён­но наз­ван­ных про­те­стант­ским хо­ра­лом. Пред­по­ло­жи­тель­но с 1523 участ­во­вал в со­став­ле­нии но­во­го пе­сен­но­го оби­хо­да, сам со­чи­нял сти­хи (ча­ще пе­ресо­чи­нял цер­ков­ные лат. и свет­ские про­то­ти­пы) и под­би­рал к ним «бла­го­при­стой­ные» ме­ло­дии – ав­тор­ские и ано­ним­ные, в т. ч. из оби­хо­да Римско-ка­то­лич. церк­ви (см. в ст. Кон­тра­фак­ту­ра). В пре­ди­сло­вии к сбор­ни­ку зау­по­кой­ных пе­сен (1542) он пи­сал: «Мы ради доб­ро­го при­ме­ра ото­бра­ли кра­си­вые ме­ло­дии и пес­ни, ис­поль­зо­вав­шие­ся при пап­ст­ве для все­нощ­ных бде­ний, за­упо­кой­ных месс и по­гре­бе­ний... и на­печа­та­ли не­ко­то­рые из них в этой кни­жи­це... но снаб­ди­ли их дру­ги­ми тек­ста­ми, что­бы во­спе­вать ар­ти­кул о вос­кре­се­нии, а не чи­сти­ли­ще с его му­ка­ми и удо­вле­тво­ре­ни­ем за гре­хи, в ко­то­ром умер­шие не мо­гут по­чить и най­ти ус­по­кое­ние. Са­ми пе­сно­пе­ния и но­ты [ка­то­ли­ков] до­ро­го­го сто­ят, и бы­ло бы жаль, ес­ли бы всё это про­па­ло вту­не. Од­на­ко не­хри­сти­ан­ские и не­су­раз­ные тек­сты или сло­ва долж­ны уй­ти прочь». Воп­рос о том, на­сколь­ко ве­лик пер­со­наль­ный вклад Л. в про­те­стант­скую церк­овную му­зы­ку, на про­тя­же­нии ве­ков не­од­но­крат­но пе­ре­смат­ри­вал­ся и ос­тал­ся ди­скус­си­он­ным. Не­ко­то­рые ду­хов­ные пес­ни, на­пи­сан­ные Л. при ак­тив­ном уча­стии И. Валь­те­ра, вош­ли в сбор­ник мно­го­го­лос­ных об­ра­бо­ток «Кни­жеч­ка ду­хов­ных пес­но­пе­ний» (1524), а так­же в бо­лее ран­ние сбор­ни­ки од­но­го­лос­ных пе­сен про­те­стан­тов, из­дан­ные в 1524 в Нюрн­бер­ге («Achtliederbuch») и Эр­фур­те («Erfur­ter Enchiridion»). Из пе­сен, со­чи­нён­ных са­мим Л., бо­лее все­го из­вест­ны «Ein’ feste Burg ist unser Gott» («Гос­подь наш – оп­лот», меж­ду 1527 и 1529) и «Von Himmel hoch, da komm ich her» («Схо­жу с вы­сот не­бес­ных я»; в 1535 Л. на­пи­сал сти­хи на шпиль­ман­скую ме­ло­дию «Ich komm’ aus fremden Landen her», в 1539 со­чи­нил собств. ме­ло­дию). Все­го ему при­пи­сы­ва­ет­ся ок. 30 ду­хов­ных пе­сен. Стре­мясь к про­сто­те и до­ступ­но­сти бо­го­слу­же­ния, Л. ус­та­но­вил но­вое об­щин­ное пе­ние стро­го диа­то­ни­чес­ким, с ми­ним. рас­пе­вом (ис­поль­зо­вал пре­им. сил­ла­би­ку) – в про­ти­во­вес гри­го­ри­ан­ско­му хо­ра­лу, в ко­то­ром мно­го пыш­ной ме­лиз­ма­ти­ки, тре­бую­щей про­фес­сио­на­лиз­ма пев­чих. Мес­са и служ­бы оф­фи­ция (преж­де все­го ве­чер­ня с маг­ни­фи­ка­том), уна­сле­до­ван­ные от ка­то­ли­ков, рас­пе­ва­лись как на стан­дарт­ные лат. тек­сты, так и по-не­мец­ки. При этом за­упо­кой­ную мес­су и др. пыш­ные ри­туа­лы, ко­то­рые прак­ти­ко­ва­лись ка­то­ли­ка­ми в бо­го­слу­же­нии по умер­шим, Л. упразд­нил. Для по­ни­ма­ния бо­го­слу­жеб­ной ре­фор­мы Л. наи­бо­лее важ­ны его тру­ды «Фор­му­ла мес­сы» («Formula missae», 1523) и «Не­мец­кая мес­са» («Deutsche Messe», 1525–26)... Читать оригинал

 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018