Невский "пятачок". А. Ф. Белоголовцев

Анатолий Фукс


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 

НЕВСКИЙ "ПЯТАЧОК"

Алексей Федорович Белоголовцев

Лениздат. 1970
143 стр. Тираж 25 000 экз. Цена 21 коп.

 

Земля бесстрашья — Невский «пятачок»,
Здесь полегли храбрейшие из храбрых...,
Потомок, знай своей свободы цену
И мужеству учись у храбрецов!
Михаил Дудин

 

Широкой лентой тянется вдоль левого берега Невы от Ленинграда на Петрокрепость асфальтированное шоссе. Оно проходит через Ивановское, Усть-Тосно и Московскую Дубровку, через город Кировск, поселок Марьино и Петрокрепость (бывш. Шлиссельбург).

Тихие улицы, сады, палисадники... В годы Великой Отечественной войны здесь шли кровопролитные бои.

В 40 километрах от Ленинграда, в районе Московской Дубровки, шоссе пересекает небольшое поле. Тут возвышается гранитный обелиск. На его цоколе чугунная плита с надписью:

Здесь
воины Ленинградского
фронта и моряки
Краснознаменного
Балтийского флота
вели
ожесточенные бои
с немецко-фашистскими
захватчиками
за левобережный
плацдарм
(Невский "пятачок")
1941—1943

 

Отсюда немногим более километра до железобетонного здания 8-й ГЭС. Оно стоит выше по Неве на крутом берегу.

Развалины этой станции с сентября 1941 по январь 1943 года были немыми свидетелями проходивших здесь жестоких сражений с немецко-фашистскими захватчиками.

Левый берег Невы

Левый берег Невы

Нет в Ленинграде человека, пережившего блокаду, который не слышал бы о клочке земли, названном в свое время Невским «пятачком». Этот «пятачок» был отвоеван в сентябре 1941 года на занятом фашистскими войсками левом берегу Невы, в районе Московской Дубровки.

Гитлеровцы били по «пятачку» из орудий, бомбили его с самолетов, перепахивали минами, но не могли потеснить наших бойцов с захваченных позиций.Так продолжалось 285 дней и ночей. Насмерть стояли здесь советские бойцы и командиры. Многие из них, выполнив свой священный воинский долг, геройски погибли, защищая честь, свободу и независимость Советской Отчизны.

Нет силы во вселенной,
чтоб сдвинуть с места их.
Простые люди русские
стоят у стен седых.

Так писал поэт о защитниках Ленинграда.

Невский «пятачок» стал символом бесстрашия и стойкости советских воинов. Их мужество не забыто, их подвиг — бессмертен! И об этом подвиге должна знать молодежь.

Перед вами — книга о легендарной стойкости и бесстрашии воинов Невского «пятачка». Автор ее более пяти лет является председателем совета ветеранов Невского «пятачка». Вместе с Музеем боевой славы Невской Дубровки совет ветеранов ведет большую военно-патриотическую работу, собирает документы и воспоминания участников боев на Невском плацдарме.

Книга не является историческим исследованием о подготовке, проведении и значении всех боевых операций на Невском «пятачке». Ее цель — рассказать о некоторых боевых эпизодах, раскрывающих

Бой за Невский "пятачок"

Бой за Невский «пятачок». С картины художника С. Панкратова.

стойкость и мужество советских воинов, защищавших Ленинград на этом участке фронта, их умение выполнять боевые приказы, свой священный патриотический долг.

Земля «пятачка» омыта кровью многих тысяч сынов и дочерей нашей Родины. Не о всех павших героях, не о всех оставшихся в живых в этой книге можно было рассказать: нужны и другие работы о Невском «пятачке», которые помогут полнее и всестороннее раскрыть картину проходивших здесь ожесточенных сражений.

Книга основана на материалах архивов Министерства обороны СССР, особенно архивов Невской оперативной группы, 8-й и 67-й армий, Боевые приказы и донесения командиров и комиссаров подразделений, действовавших на Невском «пятачке», дали возможность рассказать о бессмертных подвигах многих пехотинцев и моряков. В книге приводятся факты из фронтовых и ленинградских газет, писавших о боях на Невском «пятачке», из писем военного времени, а также воспоминания участников боев. Использованы стенограммы конференций, проведенных в последние годы советом ветеранов Невского «пятачка», произведения литераторов, писавших о событиях на «пятачке». Учтены советы, замечания и предложения бывшего командующего Невской оперативной группой генерал-майора в отставке В. Ф. Конькова, бывшего командующего 67-й армией генерал-лейтенанта в отставке М. П. Духанова, бывшего командира 268-й дивизии генерал-лейтенанта в отставке С. Н. Борщева, бывшего командира 20-й дивизии генерал-майора в отставке А. П. Иванова и других участников боев на Невском «пятачке».

В книге использованы фотографии военного времени из Музея боевой славы Невской Дубровки и из ленинградских архивов.

 

ЗА НАМИ ЛЕНИНГРАД!

В планах фашистского командования захвату Москвы и Ленинграда отводилось чрезвычайно важное место. В начале войны на оперативных картах врага к этим крупнейшим советским городам протянулись две главные стрелы наступления.

Сосредоточив на Северном направлении огромные силы, не считаясь ни с какими потерями, гитлеровские войска рвались к городу на Неве.

Буржуазные обозреватели газет и радио подсчитывали недели и даже дни, оставшиеся до падения Ленинграда.

Советские войска, ведя тяжелые оборонительные бои, отступали под натиском врага. В августе 1941 года над колыбелью Великого Октября нависла смертельная опасность. Оголтелым и самоуверенным гитлеровским захватчикам казалось, что уже нет сил, которые могли бы их остановить.

Готовясь к вероломному нападению на Советский Союз, фашистские вояки произвели, казалось бы, точнейшие расчеты, но они не учли и не могли учесть потенциальных возможностей первого в мире «социалистического государства. Они не понимали, что неиссякаемы моральные силы советских людей, непоколебима их вера в правоту великого дела Ленина, их готовность драться до последнего биения сердца за торжество великих коммунистических идеалов.

Командование войск Северо-западного направления и партийная организация Ленинграда принимали решительные меры, чтобы остановить гитлеровцев и спасти город. В невиданно короткие сроки возводились оборонительные сооружения. Одна за другой уходили на фронт дивизии народного ополчения. Из личного состава кораблей, военно-морских частей и училищ создавались соединения морской пехоты, Более 80 тысяч моряков Краснознаменного Балтийского флота сошли в 1941 году с кораблей, чтобы громить ненавистных фашистских захватчиков на суше.

На отдельных участках фронта наши части не только остановили продвижение вражеских войск к Ленинграду, но и наносили им сильные удары на рубежах под Лугой, Гатчиной, под Волховом, а позднее под Колпином и Пушкином.

Однако под натиском превосходивших сил наши войска отступали.

21 августа враг подошел к Гатчине и перерезал железную и шоссейную дороги, связывавшие Ленинград с Лугой,
В конце августа значительная группировка противника прорвалась в район станции Мга, поселка Синявино, вышла на левый берег Невы, продвигаясь к Шлиссельбургу.

На Карельском перешейке наступала финская армия. Противник занял большую часть побережья Ладожского озера.

Гитлеровская ставка считала взятие Ленинграда делом нескольких дней. Уже был назначен фашистский комендант города. И не только назначен. Сотрудники «комендатуры» спешно заготовили и разослали высшим офицерам группы армий «Север» специальные пропуска для проезда автомашин по улицам Ленинграда.

Враг наращивал свои силы, чтобы овладеть Ленинградом и окончательно замкнуть кольцо блокады вокруг города.

Гитлеровцы перерезали железные дороги, связывавшие Ленинград со страной. Огромный город оказался в кольце. Фашистское командование сообщило миру, что цель наступления в основном достигнута: осталось сделать последний бросок, форсировать Неву, соединиться с финнами — и Ленинград падет.

Враг устремился вверх по реке, подыскивая удобное для броска через Неву место. Но тут на его пути встали части 1-й дивизии войск НКВД полковника С. И. Донскова. Плечом к плечу с ними сдерживали натиск гитлеровцев и подразделения 4-й бригады морской пехоты.

А место для форсирования Невы уже было нащупано врагом — железнодорожный мост в районе Островки — Кузьминки. После продолжительных и напряженных боев фашистам удалось пробиться к мосту. Однако осуществить переправу они не смогли. Части дивизии полковника Донскова и морские пехотинцы генерал-майора Ненашева опрокинули врага и заставили его отойти от берега.

Еще 1 сентября, чтобы предупредить захват врагом важного в стратегическом отношении объекта, (были заминированы все подходы к мосту, а мост взорван. Надежды фашистов на легкую переправу в районе Островки — Кузьминки не оправдались.

Советские войска на пр. берегу

Советские войска сосредоточиваются на правом берегу Невы под Невской Дубровкой.
Сентябрь 1941 г.


Затем наиболее вероятным участком прорыва противника на правый берег Невы стал район Пороги — Невская Дубровка. Но командование Ленинградского фронта и здесь принимало необходимые меры. Вот что вспоминает о тех днях инспектор Главного Политического Управления Военно-Морского Флота СССР контр-адмирал А. Караваев, побывавший 7 сентября 941 года на приеме у А. А. Жданова.

«В кабинете А. А. Жданова, куда я вошел в одиннадцатом часу, находились адмирал И. С. Исаков и дивизионный комиссар П. Н. Горохов.

— Мга пала,— напомнил нам А. А. Жданов,— Противник рвется к Шлиссельбургу. Положение на этом участке критическое.
...Андрей Александрович встал и негромко сказал;

— Противник не должен быть на правом берегу Невы. Нельзя допустить, чтобы Ладога была отрезана. Ладога — это связь Ленинграда со страной»1.

8 сентября было днем первой массированной бомбежки Ленинграда. Гитлеровцы хотели сразу сломить нолю ленинградцев, показать, что дальнейшее сопротивление бесполезно. «В 18 часов 55 минут авиация противника произвела ожесточенный налет на город, сбросив 6327 зажигательных бомб... В различных районах, на промышленных предприятиях, в жилых домах, торговых складах вспыхнуло 178 пожаров... В тот же день в 22 часа 35 минут тяжелые бомбардировщики неприятеля сбросили 48 фугасных бомб весом до 250 — 500 килограммов»2.

8 сентября пал город Шлиссельбург. Шлиссельбургская крепость осталась в наших руках. Все годы блокады ее героически защищал немногочисленный гарнизон, состоявший из пехотинцев, моряков и артиллеристов.
Закрепившись на левом берегу Невы, противник готовился к форсированию Невы.

----------------------------------------
1 А. Караваев. По срочному предписанию. Воениздат, 1967, стр. 47.
2 Д. Павлов. Ленинград в блокаде. Воениздат, 1967, стр. 38—39.

На правом берегу Невы боевые позиции занимала 115-я стрелковая дивизия генерал-майора В. Ф. Конькова. Эта дивизия в начале войны вела тяжелы оборонительные бои за Выборгом и отходила к Ленинграду. Но пути ее отхода были отрезаны прорвавшейся в тыл группировкой белофиннов. В очень сложной боевой обстановке дивизия пробилась к полуострову Койвисто, а оттуда на самоходных баржах ее перебросили через Кронштадт в Ленинград. Здесь к командующему Северо-западным направлением Маршалу Советского Союза К. Е. Ворошилову явились командир и комиссар дивизии. Маршал К. Е. Ворошилов приказал 115-й дивизии занять оборону на правому берегу Невы, от села Рыбацкого до Черной речки, и не дать возможности немцам форсировать Неву.

К 5 сентября дивизия сосредоточилась в районе Невской Дубровки на правом берегу Невы. В ней остались два стрелковых полка и один артиллерийский. Несмотря на потери, понесенные в предыдущих боях на Карельском перешейке, в дивизии имелось около 10 тысяч человек. Это была вполне боеспособная дивизия: все ее воины вышли из окружения с личным оружием.

К тому времени оборону от Рыбацкого до Черной речки занимали лишь несколько подразделений.

Первым в Невскую Дубровку рано утром 31 августа 1941 года прибыл 5-й отдельный истребительный батальон капитана С. М. Мотоха, комиссаром был В. А. Осипов, начальником штаба И. С. Сазонов.

Батальон сформировали 29 августа в Ленинграде из истребительных батальонов Дзержинского и Свердловского районов. Все бойцы и командиры
Сазонов

И. С. Сазонов

были добровольцами. Многие из них являлись «белобилетниками» и в мирное время были сняты с военного учета по состоянию здоровья. Например,. среди бойцов находился заместитель директора по учебной части Библиотечного института (теперь Институт культуры им. Н. К. Крупской) Н. Н. Еремичев. У него была язва желудка, но он добровольно вступил в батальон со своим 17-летним сыном.

В батальоне в должности командира взвода находился писатель Д. А. Щеглов. В октябре 1917 года он был связным в Смольном, а затем как боец красногвардейского отряда участвовал в подавлении мятежа юнкеров в Петрограде, до 1925 года служил в Краснознаменном Балтийском флоте.

В истребительном батальоне были также начальник монтажного участка Балтийского завода Н. А. Рундквист, инженер этого завода А. И. Богачев, инспектор Дзержинского районного отдела народного образования И. С. Сазонов, заведующий отделом института «Ленпроект» 3. С. Шиф, инженер Ленэнерго К. Ф. Дурандин, инженер КБ судостроения В. И. Лаврентьев, метеоролог Геофизической обсерватории А. П. Мальцев, директор 1-го музыкального училища И. В. Рожков и выпускник этого училища И. В. Вайнштейн, мастера Балтийского завода А. В. Тишков, А. М. Гудков, А. В. Жбанов, директор неполной средней школы А. К. Гончаров, студенты Горного института В. Н. Пчелинцев, Г. Ф. Перекрестенко, В. А. Мирончик, Д. Д. Лобасов.

С начала боев у Дубровки 5-й истребительный батальон был придан 115-й стрелковой дивизии и занимал оборону на правом берегу Невы.

«Надо было,— вспоминает бывший командир 115-й дивизии В. Ф. Коньков,— в самые сжатые сроки создать на правом берегу прочную оборону, ни в коем случае не дать противнику возможности форсировать Неву с ходу. Такая задача и была поставлена непосредственно перед 115-й стрелковой дивизией, которая с 5 сентября начала возводить оборону, Вместе с этим мы готовились и к возможному форсированию Невы для соединения с нашими войсками, наступавшими к Ленинграду от Волхова».

На переправе

На переправе.

Враг усиливал активность.

8 сентября на рубеже Марьино — Рабочий noceлок №1 на реке появилось 30 вражеских лодок. Oгнем нашей артиллерии часть их была уничтожена. На другой день в 8 часов утра в устье реки Мги наши бойцы заметили два вражеских катера, баржу и пять лодок. Их постигла та же участь 1.

В районе Невской Дубровки днем и ночью рвались снаряды, мины и бомбы. Кругом полыхали пожары, рушились дома. В этой обстановке Всеволожский райком партии сумел организовать демонтаж оборудования Дубровского бумажного комбината и отправку его в тыл. Основную часть населения пoселка эвакуировали. Остались лишь добровольцы, которые  помогали на правом берегу рыть окопы и траншеи, строить укрепления.

В трудные дни в Невскую Дубровку приехали члены Военного совета Ленинградского фронта секретарь обкома партии Т. Ф. Штыков, секретарь Ленинградского горкома партии А. А. Кузнецов, представители ленинградской промышленности. На месте решались важнейшие вопросы боевой и политической подготовки воинов, снабжения частей и соединений, обеспечения их резервами.

----------------------------
1Архив Министерства обороны СССР, ф. 266, оп. 1517,
д. 4, лл. 30, 32.

Командование Ленинградского фронта подтягивало к Невской Дубровке ряд подразделений. Красноармейцы и краснофлотцы во главе со своими командирами шли сюда под покровом темных осенних ночей. Шли с пушками и пулеметами, с боеприпасами и продовольствием.

Крайне необходимо было разведать занятый врагом левый берег Невы: нашему командованию необходимы были точные данные о численности и вооружении фашистов.

Первую разведку приказано было провести 11 сентября группе воинов истребительного батальона. О том, как проходила эта чрезвычайно опасная и ответственная боевая операция, рассказал писатель Д. Щеглов в статье «Разведка вражеского берега», опубликованной тогда в «Ленинградской правде»:

«Утром пять разведчиков — Лобасов, Васильев, Шеляпин, Перекрестенко и Дурандин — на маленькой рыбачьей лодке переправились на другой берег. Здесь уже явственно слышалась пулеметная и ружейная перестрелка. По густому кустарнику с вершины обрывистого берега, куда разведчики пробрались, они увидели... вражеских солдат. Беспрерывно
паля из автоматов, немцы прошли мимо разведки, оставив ее за собой. Бойцы оказались отрезанными от своих.

Немецкая пехота уже спустилась к самой реке. Лобасов метнулся было из-за кустов — вперед, на прорыв. Но Васильев удержал его. Решено было вернуться туда, где осталась лодка, но в кустах ее уже, не оказалось.

Между тем к первому вражескому эшелону подходили все новые и новые группы солдат. Фашисты шли густо, они быстро устанавливали на берегу орудия и пулеметы. Разведчики зорко следили за расположением огневых точек.

Командир Георгий Перекрестенко нашел выход из положения. Осторожно раздевшись, он ножом вырыл яму, закопал в нее оружие и одежду, спустился к воде...

Разведчики напряженно следили за ним: Перекрестенко плыл без шума, но был отчетливо виден. Вот быстрым течением его отнесло в сторону. Над головами разведчиков прозвучали выстрелы, защелкали автоматы — и возле пловца взметнулось несколько столбиков воды. Но все незаметней становилась черная точка и наконец совсем исчезла из виду. Когда, окоченев от ледяной воды, Перекрестенко вышел на берег, он упал от потери сил.

Разведчики продолжали маскироваться в кустах. Время шло медленно. Вдруг на реке появилась лодки. Стоявший в ней человек правил одним веслом. Взоры разведчиков были прикованы к лодке. Она подплывала все ближе, и немцы точно не замечали ее. Разведчики узнали храбреца — это был боец Ковальчук. Он бесстрашно двигался вперед. Недалеко от разведчиков на берегу умывалась какая-то женщина в платье, с коротко остриженными волосами. Заметив лодку, она выпрямилась и, проворно вытерев полотенцем руки, выстрелила из револьвера. Ковальчук пошатнулся и упал в воду. немецкий офицер, переодевшийся, очевидно, из страха перед нашими снайперами в женское платье, привязал лодку к причалу и поднялся к своим. Разведчикам оставалось завладеть спасительной лодкой.

Поползли. Лесок уже кончался. Надо было преодолеть метров двадцать совершенно оголенного пространства, чтобы достигнуть причала. Над обрывом группа фашистов устанавливала зенитное орудие. Можно было гранатами уничтожить вражеский расчет. Но тогда пришлось бы неизбежно погибнуть в неравной борьбе, так и не сообщив командованию о результатах разведки. Бойцы решили вырыть ямы и замаскироваться в песке. Проходившие по берегу танки и бронемашины прикрывали их своим движением. Рискуя быть обнаруженными, разведчики подсчитывали орудия, машины, пулеметные точки.

Одиннадцать часов провели разведчики во вражеском стане. Ночью не умевший плавать Лобасов ползком добрался до лодки. Трое других бойцов разделись и, бесшумно опустившись в воду, поплыли к своему берегу. Экономя силы, не торопясь, разведчики настойчиво плыли вперед. Все трое благополучно выбрались на берег. Сюда же, несколько опередив товарищей, приплыл и Лобасов.

Важные сведения были вовремя доставлены в штаб.

В середине сентября была получена директива штаба Ленинградского фронта: 115-й дивизии, усиленной 4-й морской бригадой, быть готовой форсировать Неву и наступать в направлении Мги на соединение с нашими частями, наступающими от Волхова.

Началась подготовка к высадке десанта у Московской Дубровки (напротив Невской Дубровки).

Командование 115-й стрелковой дивизии провело рекогносцировку местности, тщательно изучило исходный район, определило задачи частям.

В тяжелых условиях, сложившихся под Ленинградом в сентябре 1941 года, наши войска, высадившись на левый берег Невы, должны были отвлечь силы немецко-фашистских войск от подготовки штурма города с запада; успешная высадка советского десанта создавала возможность окружения гитлеровских войск у Шлиссельбургского выступа. «Пятачок» должен был стать трамплином к броску для соединения с войсками Волховского фронта. Именно борьба за выполнение этой задачи сделала в конце 1941 года Невский «пятачок» главным участком Ленинградского фронта.

Чувства воинов в коротких строках выразил в те дни поэт Борис Лихарев:

Пока ленинградец живет хоть один,
Мы Ленина город врагу не сдадим!
Некрасов и Пушкин гордились тобой,
Стоишь ты, как воин, над светлой Невой.


Уж лучше нам с честью в бою умереть,
Чем рабство фашизма принять и стерпеть!
И Армия Красная клятву дает:
— Враг в город великий вовек не войдет!

Номер газеты «На страже Родины» с этим стихотворением переходил из рук в руки. И бойцы повторяли:

Пока ленинградец живет хоть один,
Мы Ленина город врагу не сдадим!

 

МАЛ «ПЯТАЧОК», ДА ДОРОГ

Первые попытки наших войск захватить плацдарм на занятом фашистами левом берегу Невы 6ыли предприняты 10—12 сентября на участке Отрадное—Островки и около притока Невы — Черной речки. Однако достичь успеха советским воинам тогда не удалось.

С высокого и обрывистого левого берега Невы от поселка Ивановское до Шлиссельбурга противник просматривал наши позиции. В железобетонном здании 8-й ГЭС, полутораметровые стены которой выдерживали удары даже крупнокалиберных снарядов, фашисты установили минометы, пушки и пулеметы. В мощный артиллерийский и минометный узел была превращена и деревня Арбузово, находившаяся примерно в 5 километрах от 8-й ГЭС вниз по течению Невы. Изрытый траншеями и ходами сообщения, переплетенный рядами колючей проволоки, усеянный минами берег грозно ощерился стволами минометов и пулеметов, установленных в дотах и дзотах.

Перед нашими бойцами была простреливаемая со всех сторон водная гладь шириной 500 метров. Всего каких-то 500 метров! Но нужно было под вражеским огнем преодолеть их! А потом горстка людей должна была удержаться на том берегу. Удержаться но что бы то ни стало!

16 сентября в передовой статье «Ленинградская правда» писала:

«Над городом нависла непосредственная угроза вторжения подлого и злобного врага... Первое, что требует от нас обстановка,— это выдержка, хладнокровие, мужество, организованность. Никакой паники! Ни малейшей растерянности! Всякий, кто подвержен панике,— пособник врага. Качества советских людей познаются в трудностях. Не растеряться, не поддаться унынию, а мобилизовать всю свою волю, все свои силы для того, чтобы преградить путь наглому врагу, отбить его атаки, отогнать его прочь от cтен нашего города!...»

Вместе со всеми защитниками Ленинграда воины 115-й дивизии готовились к выполнению чрезвычайно ответственной и трудной боевой задачи.

Федецов Л. П. Федецов.

Из воспоминаний полковника Л. П. Федецова, бывшего комиссара 115-й стрелковой дивизии1

Из Ленинграда, из парков и каналов доставили несколько сот маленьких лодок. Местом сосредоточения переправочных средств избрали глубокий овраг возле поселка Невская Дубровка. Здесь же скрытно могли сосредоточиваться и части, Участок форсирования Невы, как оказалось, был избран весьма удачно. Здесь, на открытом месте против населенных пунктов с обеих берегов реки, противник не ожидал нашей переправы.

Командиры и политработники провели среди бойцов большую разъяснительную работу. Были выпущены листовки и специальный номер дивизионной газеты «К бою готовы». Каждый боец понимал, ка-
------------------------------------------------
1 Приводимые в этой книге воспоминания участников боев на «пятачке» находятся в Музее боевой славы Невской Дубровки.

кое громадное значение имеет захват плацдарма для последующего наступления на Мгу и освобождения Ленинграда от блокады. Вместе с нами должна была форсировать Неву 4-я бригада морской пехоты. Моряки были нужны и как специалисты, владеющие искусством переправы на лодках.

...Темной и тихой была ночь над Невой с 18 на 19 сентября 1941 года. Впрочем, тихой она была недолго.

638-й полк, часть 576-го полка 115-й дивизии и батальона 4-й бригады морской пехоты под общим командованием командира 638-го полка полковника А. Е. Калашникова начали форсировать Неву.

...Середина реки. Враг молчит. Не заметил? Или притаился и ждет, чтобы расстрелять смельчаков в упор? Нет, не притаился.

Беспорядочная стрельба на крутом берегу началась лишь тогда, когда наши воины выскочили из лодок и бросились на врага. Первыми шли бойцы батальона старшего лейтенанта Дубика и 6-я рота под командованием Федяева. Противник открыл сильный артиллерийский и пулеметный огонь по высадившимся подразделениям 115-й дивизии.

С нашего берега тоже ударили пушки. Это поддерживали отважных десантников артиллеристы подполковника П. Сажкова.

А на обрывистый берег уже поднимались наши подразделения.

Фашистская пехота, поддерживаемая артиллерийско-минометным огнем и танками, стремилась сбросить наших десантников в Неву. Но, отбив все контратаки, советские бойцы пошли в наступление.

На одном из участков 18 воинов во главе с политруком Черным отбили четыре атаки превосходивших сил противника и бросились на врага врукопашную. Не выдержав натиска, фашисты отступили, оставив на поле боя несколько десятков трупов, пять пулеметов и много автоматов1.

Быстрота и стремительность, с которыми действовали советские воины, решили исход броска. Начало было удачным. Теперь оставалось закрепиться

----------------------
1«Ленинградская правда», 28 сентября 1941 г.

Калашников

А. Е. Калашников.

на захваченном кусочке земли, удержать завоеванное, выстоять.

А со стороны Волхова для соединения с нашими бойцами, занявшими «пятачок», упорно пробивались войска 54-й армии. Это создавало для фашистских войск вышедших к Ладожскому озеру в районе Шлиссельбурга, угрозу окружения. Вот почему фашистской командование принимало лихорадочные меры для того, что-бы вернуть «пятачок» и отбросить советских воинов, занявших этот плацдарм, на правый берег Невы.

На до было ожидать сильных контратак противника. И действительно, в первый же день было, несколько вражеских контратак в разных местах, но все они успешно отбивались советскими воинами...

 

 



Условия использования материалов

Поиск
Copyright MyCorp © 2019