Павел I, Павел Петрович — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

Па́вел Петро́вич (20 сентября [1 октября] 1754, Летний дворец Елизаветы Петровны, Санкт-Петербург — 12 [24] марта 1801, Михайловский замок, Санкт-Петербург) — Император Всероссийский... Википедия

Содержание:

Павел I  Большая российская энциклопедия. 2014

Павелъ Петровичъ Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. 1890—1907

§ 138. Императоръ Павелъ до вступленiя на престолъ... С. Ѳ. Платоновъ. Сокращенный курсъ Русской исторiи. 1915

 

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

ПАВЕЛ I (1754—1801), российский император с 1796, сын Петра III и Екатерины II. Ввёл в государстве военно-полицейский режим, в армии — прусские порядки; ограничил дворянские привилегии, проявлял самодурство. Выступал против революционной Франции, но в 1800 заключил союз с Бонапартом. Убит заговорщиками-дворянами.

 

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

ПАВЕЛ I (1754—1801), российский император с 1796, сын Петра III и Екатерины II. Укреплял крепостничество. В армии ввёл жесточайшую палочную муштру. С 1799 пытался в союзе с Австро-Венгрией и другими реакционными правительствами подавить французскую буржказную революцию конца 18 века. Впоследствии вместе с Наполеоном I выступил против Англии, разорвав с ней дипломатические отношения. Самодурство Павла I, приводившее к частой смене руководящих чиновников, некоторые ограничения дворянских привилегий и смена курса внешней политики вызывали оппозицию дворян, поддержанную английским правительством. Павел I был убит заговорщиками.

 

Скоробогатов А. В. ПАВЕЛ I // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/domestic_history/text/2311432

ПА́ВЕЛ I Пет­ро­вич [20.9(1.10).1754, С.-Пе­тер­бург – в ночь с 11(23) на 12(24).3.1801, там же], рос. им­пе­ра­тор [с 6(17).11.1796] из ди­на­стии Ро­ма­но­вых, ко­ро­но­ван 5(16).4.1797.

Павел I. Портрет работы В. Л. Боровиковского. 1800. Русский музей (С.-Петербург).

Сын имп. Пет­ра III и имп. Ека­те­ри­ны II. Отец им­пе­ра­то­ров Алек­сан­д­ра I и Ни­ко­лая I, вел. кня­зей Кон­стан­ти­на Пав­ло­ви­ча и Ми­хаи­ла Пав­ло­ви­ча. Был же­нат в 1-м бра­ке (с 1773) на прин­цес­се Гес­сен-Дарм­штадт­ской Ав­гу­сте Виль­гель­ми­не, при­няв­шей при пе­ре­хо­де в пра­во­сла­вие имя На­та­лья Алек­се­ев­на (1755–76, скон­ча­лась во вре­мя пер­вых ро­дов вме­сте с ре­бён­ком), во 2-м бра­ке (с 1776) – на прин­цес­се Вюр­тем­берг­ской Со­фии До­ро­тее Ав­гу­сте Луи­зе, при­няв­шей имя Ма­рия Фё­до­ров­на. В ран­нем дет­ст­ве вос­пи­ты­вал­ся имп. Ели­за­ве­той Пет­ров­ной. По­лу­чил раз­но­сто­рон­нее об­ра­зо­ва­ние по пла­ну, раз­ра­бо­тан­но­му гр. Н. И. Па­ни­ным (вос­пи­та­тель вел. кня­зя с 1760, спо­соб­ст­во­вав­ший его ув­ле­че­нию ма­сон­ской мис­ти­кой); сре­ди учи­те­лей – Т. И. Ос­тер­вальд (ис­то­рия, гео­гра­фия, рус. и нем. язы­ки), С. А. По­ро­шин (ариф­ме­ти­ка и гео­мет­рия), ар­хим. Пла­тон (Лев­шин) (За­кон Бо­жий), Ф. Эпи­нус (фи­зи­ка и ас­тро­но­мия), И. Л. Го­ле­ни­щев-Ку­ту­зов (мор. нау­ка), Г. Н. Те­п­лов (по­ли­тич. нау­ки), ба­рон А. Л. Ни­ко­лаи (фи­ло­со­фия и ес­теств. пра­во). В 1762, сра­зу по­сле пе­ре­во­ро­та, со­вер­шён­но­го в поль­зу Ека­те­ри­ны II, и убий­ст­ва Пет­ра III, офи­ци­аль­но объ­яв­лен на­след­ни­ком пре­сто­ла. Чтил па­мять от­ца [по­сле вос­ше­ст­вия на пре­стол пе­ре­нёс его ос­тан­ки из Алек­сан­д­ро-Нев­ской лав­ры и 18(29).12.1796 за­хо­ро­нил вме­сте с Ека­те­ри­ной II в Пе­тро­пав­лов­ском со­бо­ре, пе­ред этим про­из­вёл це­ре­мо­нию ко­ро­но­ва­ния им­пе­ра­тор­ской ко­ро­ной пра­ха Пет­ра III]. Был вы­ну­ж­ден от­дать сы­но­вей Алек­сан­д­ра и Кон­стан­ти­на сра­зу по­сле их ро­ж­де­ния имп. Ека­те­ри­не II для вос­пи­та­ния по её собств. про­грам­ме. В 1772 всту­пил в управ­ле­ние ВМФ по зва­нию ген.-ад­ми­ра­ла и долж­но­сти пре­зи­ден­та Ад­ми­рал­тейств-кол­ле­гии (на­зна­чен в 1762). С 1773 два­ж­ды в не­де­лю при­гла­шал­ся имп. Ека­те­ри­ной II к слу­ша­нию док­ла­дов статс-сек­ре­та­рей (од­на­ко на свою прось­бу уча­ст­во­вать в за­се­да­ни­ях Со­ве­та при Вы­со­чай­шем дво­ре по­лу­чил от­каз), за­яв­лял о собств. по­ли­тич. взгля­дах (на­шли от­ра­же­ние в 28 за­пис­ках), об­су­ж­дал с ма­те­рью гос. де­ла в пе­ре­пис­ке. При­ме­ра­ми для по­дра­жа­ния счи­тал имп. Пет­ра I и прус. ко­ро­ля Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го. В 1776 по­се­тил Прус­сию, где с раз­ре­ше­ния Фрид­ри­ха II оз­на­ко­мил­ся с гос. уст­рой­ст­вом, ор­га­ни­за­ци­ей во­ен. де­ла и, ве­ро­ят­но, был при­нят в ма­сон­скую ло­жу во Фрид­рихс­фель­де в Бер­ли­не. В 1781–82 вме­сте с суп­ру­гой Ма­ри­ей Фё­до­ров­ной под име­нем гра­фа и гра­фи­ни Се­вер­ных по­се­тил Речь По­спо­ли­ту, Ав­ст­рию, Ита­лию, Фран­цию, Ни­дер­лан­ды, Швей­ца­рию и Юж. Гер­ма­нию, встре­чал­ся с ко­ро­лём Фран­ции Лю­до­ви­ком XVI, австр. имп. Ио­си­фом II, па­пой Пи­ем VI. Окон­ча­тель­но сде­лал вы­бор в поль­зу прус. ма­сон­ст­ва, хо­тя за влия­ние на Павла Петровича бо­ро­лись и швед. ма­со­ны. Под воз­дей­ст­ви­ем ма­сон­ст­ва про­ник­ся иде­ей го­су­дар­ст­ва об­ще­го бла­га; мн. рус. ма­со­ны (напр., И. П. Ела­гин, Н. И. Но­ви­ков) свя­зы­ва­ли с его всту­п­ле­ни­ем на пре­стол на­де­ж­ды на ус­та­нов­ле­ние Зо­ло­то­го ве­ка др.-греч. бо­ги­ни спра­вед­ли­во­сти Ас­т­реи.

С кон. 1780-х гг. вел. кн. Па­вел Пет­ро­вич из-за раз­но­гла­сий с ма­те­рью и её же­ла­ния ог­ра­ни­чить уча­стие сы­на в гос. де­лах уда­лил­ся от имп. дво­ра. В сво­их име­ни­ях Пав­ловск и Гат­чи­на под С.-Пе­тер­бур­гом де­таль­но рег­ла­мен­ти­ро­вал адм. уст­рой­ст­во, а так­же хо­зяйств. за­ня­тия, пра­ви­ла по­ве­де­ния и оде­ж­ду жи­те­лей. С раз­ре­ше­ния ма­те­ри сфор­ми­ровал к кон. 1780-х гг. собств. во­ен. от­ряд, вклю­чав­ший пе­хо­ту (6 ба­таль­о­нов к 1796), ка­ва­ле­рию (4 пол­ка), по­ле­вую и кре­по­ст­ную ар­тил­ле­рию. Ввёл в нём стро­гую дис­ци­п­ли­ну, во­ен. фор­му по прус. об­раз­цу, лич­но ру­ко­во­дил бое­вой под­го­тов­кой от­ря­да, смот­ра­ми и па­ра­да­ми. В Гат­чи­не сло­жил­ся круг до­ве­рен­ных лиц вел. кня­зя [кня­зья бр. Алек­сандр Б. Ку­ра­кин и Алек­сей Б. Ку­ра­кин, Ф. В. Рос­топ­чин, И. П. Ку­тай­сов (из ро­да Ку­тай­со­вых), А. А. Арак­че­ев]. С на­ча­лом рус.-тур. вой­ны 1787–91 Па­вел Пет­ро­вич, на­ме­ре­ва­ясь уча­ст­во­вать в ней, про­сил на это раз­ре­ше­ние Ека­те­ри­ны II, по­лу­чил его толь­ко в 1788. Из­ме­нив пла­ны, от­был во гла­ве сво­его ки­ра­сир­ско­го пол­ка на те­атр на­чав­шей­ся рус.-швед. вой­ны 1788–90, но вско­ре был ото­зван ма­те­рью.

Внутренняя политика

«Павел I с семьёй». Художник Г. фон Кюгельген. 1800. Музей-заповедник «Павловск».

Всту­пил на пре­стол, имея сло­жив­шую­ся про­грам­му ре­форм во всех сфе­рах гос. управ­ле­ния, и не­мед­лен­но на­чал её осу­ще­ст­в­ле­ние. В день сво­ей ко­ро­на­ции из­дал «Акт о пре­сто­ло­на­сле­дии» и «Уч­ре­ж­де­ние об им­пе­ра­тор­ской фа­ми­лии» 1797, ко­то­рые впер­вые ус­та­нав­ли­ва­ли чёт­кие пра­ви­ла пре­сто­ло­на­сле­дия и долж­ны бы­ли га­ран­ти­ро­вать ста­биль­ность и пре­ем­ст­вен­ность вла­сти. Пре­стол от­ны­не на­сле­до­вал­ся толь­ко по муж­ской ли­нии и лишь по её пре­се­че­нии мог быть за­нят жен­щи­ной, все чле­ны им­пе­ра­тор­ской фа­ми­лии по­лу­ча­ли оп­ре­де­лён­ный за­ко­ном ста­тус и со­дер­жа­ние из до­хо­дов от вновь соз­дан­но­го раз­ря­да удель­ных кре­сть­ян. П. I при­да­вал осо­бен­ное зна­че­ние внеш­ним при­зна­кам ува­же­ния к не­му и чле­нам имп. се­мьи. Боль­шое вни­ма­ние уде­лял со­блю­де­нию при­двор­ных ри­туа­лов и це­ре­мо­ниа­лов.

Стре­мил­ся пра­вить, по его сло­вам, как «са­мим Бо­гом на­зна­чен­ный на­чаль­ник». При­ни­мал мно­же­ст­во про­си­те­лей, сам рас­смат­ри­вал Все­под­дан­ней­шие прось­бы и жа­ло­бы, в т. ч. опу­щен­ные в спец. ящик на во­ро­тах Зим­не­го двор­ца (от­ве­ты пуб­ли­ко­ва­лись в газ. «Санкт-Пе­тер­бург­ские ве­до­мо­сти»).

Про­во­дил курс на цен­тра­ли­за­цию и даль­ней­шую бю­ро­кра­ти­за­цию го­су­дар­ст­вен­но­го управ­ле­ния. Уси­лил роль ге­не­рал-про­ку­ро­ра Се­на­та как гла­вы пра­ви­тель­ст­ва (в 1796 на­зна­чил на этот пост Алек­сея Б. Ку­ра­ки­на, в 1798 – кн. П. В. Ло­пу­хи­на, в 1799 – А. А. Бек­ле­шо­ва, в 1800 – П. Х. Оболь­я­ни­но­ва), вме­сте с тем ав­то­ри­тет са­мо­го Се­на­та при нём па­дал. Вос­ста­но­вил Берг-, Ма­ну­фак­тур- и Ком­мерц-кол­ле­гии (1796). За­ме­нял кол­ле­ги­аль­ный прин­цип ор­га­ни­за­ции центр. управ­ле­ния еди­но­лич­ным, уси­лил лич­ную от­вет­ст­вен­ность пре­зи­ден­тов кол­ле­гий, ввёл пер­вые долж­но­сти ми­ни­ст­ров – для ру­ко­во­дства Де­пар­та­мен­том уде­лов (1797) и Ком­мерц-кол­ле­ги­ей (1800). Вне­дрял прин­ци­пы во­ен. дис­ци­п­ли­ны на гражд. служ­бе, стро­го взы­ски­вал за не­ис­пол­не­ние сво­их ука­зов (в ча­ст­но­сти, уво­лил 25 пре­зи­ден­тов и ви­це-пре­зи­ден­тов кол­ле­гий и лиц к ним при­рав­нен­ных, 52 се­на­то­ра, 73 на­чаль­ст­вую­щих ли­ца в гу­бер­ни­ях). Со­здал Ко­мис­сию со­став­ле­ния за­ко­нов (1796), ко­то­рая осу­ще­ст­ви­ла пер­вый опыт сис­те­ма­ти­за­ции рос. пра­ва по от­рас­ле­во­му прин­ци­пу, под­го­то­вив под­роб­ные пла­ны книг уго­лов­ных и ка­зён­ных дел и пол­но­стью раз­ра­бо­тав Кни­гу гражд. дел (не опубл.). Ввёл прак­ти­ку сис­те­ма­тич. пуб­ли­ка­ции ука­зов в га­зе­тах «Санкт-Пе­тер­бург­ские ве­до­мо­сти» и «Мо­с­ков­ские ве­до­мо­сти». Внёс из­ме­не­ния в адм.-терр. де­ле­ние [12(23).12.1796, 5(16).3.1797], пе­ре­име­но­вал на­ме­ст­ни­че­ст­ва в гу­бер­нии... Читать оригинал

 

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т.— СПб. 1890—1907

Павелъ Петровичъ — императоръ Всероссiйскiй, сынъ имп. Петра III и императрицы Екатерины II, род. 20 сент. 1754 г., вступилъ на престолъ, послѣ смерти Екатерины II, 6 ноября 1796 г. Дѣтство его прошло въ не совсѣмъ обычныхъ условiяхъ, наложившихъ рѣзкую печать на его характер. Тотчасъ послѣ рожденiя онъ былъ взятъ императрицею Елизаветой отъ матери, съ тѣхъ поръ рѣдко уже имѣвшей возможность и видѣть его, и переданъ на попеченiе нянекъ. Съ 1760 г. главнымъ его воспитателемъ сдѣлался Н. И. Панинъ, который былъ назначенъ при немъ оберъ-гофмейстеромъ и сохранилъ это мѣесто и по вступленiи на престолъ Петра Ѳедоровича. Низверженiе Петра III и воцаренiе Екатерины мало измѣенили положенiе Павла. Существовала въ этотъ моментъ партiя, желавшая видѣть на престолѣ Павла, а Екатеринѣ предоставить лишь права регентства, но она не располагала достаточными силами для осуществленiя своихъ проектовъ, и это обстоятельство прибавило лишь къ порожденному уже ранѣе отчужденiю между матерью и сыномъ новый оттѣнок — соперничества, которому предстояло особенно развиться впослѣдствiи. Немедленно по воцарении Екатерина обратилась было къ д'Аламберу, предлагая ему мѣсто воспитателя П., но послѣ отказа д'Аламбера поиски новаго воспитателя не были возобновлены и П. всецѣло остался на рукахъ Панина. Послѣднимъ составленъ былъ планъ воспитанiя П.; по этому плану образованiе вел. князя дѣлилось на два перiода: въ первомъ, до 14-лѣтняго возраста, предполагалось дать ему элементарное образованiе, второй слѣдовало посвятить «прямой государственной наукѣ». Планъ этотъ и былъ выполненъ, но безъ особаго успѣха. П. учился исторiи, географiи, русскому и нѣмецкому языкамъ, математикѣ, астрономiи, физикѣ, искусствамъ; математикою съ нимъ занимался въ 1762—65 гг. С. А. Порошинъ, бывшiй вмѣстѣ съ тѣмъ въ это время и непосредственнымъ его воспитателемъ подъ руководствомъ Панина и оставившiй послѣ себя дневникъ, служащiй главнымъ и почти единственнымъ источникомъ для ознакомленiя съ отроческими годами жизни П. Законоучителемъ вел. князя былъ назначенъ въ 1763 г., по выбору самой Екатерины архимандритъ Платонъ, впослѣдствiи моск. митрополитъ. Но частью слабое здоровье и небогатыя отъ природы способности П., частью неумѣнiе воспитателей, не позволили вел. князю извлечь большой пользы изъ дававшихся ему уроковъ: образованiе не выработало въ немъ привычки къ упорному труду, не дало прочныхъ знанiй и не сообщило широкихъ понятiй. Съ 1768 г. къ Павлу былъ приглашенъ для преподаванiя государственныхъ наукъ Гр. Н. Тепловъ, но занятiя съ нимъ шли совершенно неуспѣшно; современники обвиняли даже его въ томъ, что онъ умышленно возбуждалъ въ П. отвращенiе къ занятiямъ. Съ другой стороны уже въ характерѣ ребенка-П. Порошинъ подмѣчалъ крайнюю нервность и впечатлительность и непомѣрную вспыльчивость. Воспитанiе не только не подавило этихъ особенностей, но еще способствовало развитiю въ мальчикѣ воображенiя и мечтательнаго самолюбiя, соединеннаго съ значительною долею подозрительности по отношенiю къ окружающимъ людямъ. Эти опасные задатки природы и воспитанiя съ теченiемъ времени развились въ цѣлый сложный характеръ, въ дѣлѣ созданiя котораго едва-ли не главное значенiе принадлежало, однако, влiянiю отношенiй П. къ матери и государству. 29 сент. 1773 г. П. вступилъ въ бракъ съ принцессой гессенъ-дармштадтской Вильгельминой, по принятiи православiя нареченной Наталiей Алексѣевной. Вмѣстѣ съ тѣмъ воспитанiе его было объявлено законченнымъ и Панинъ удаленъ отъ него, но самъ П. не получилъ никакого участiя въ государственныхъ дѣлахъ. Первая его супруга скончалась въ апрелѣ 1776 г. отъ родовъ и 26 сентября 1776 г. онъ женился вторично, на принцессѣ виртембергской Софiи-Доротеѣ, въ православiи Марiи Ѳеодоровнѣ. И послѣ того, за время всей жизни Екатерины, мѣсто, занятое П. въ правительственныхъ сферахъ, было мѣстомъ наблюдателя, сознающаго за собою право на верховное руководство дѣлами и лишеннаго возможности воспользоваться этимъ правомъ для измѣненiя даже самой мелкой детали въ ходѣ дѣлъ. Такое положенiе особенно благопpiятcтвoвaлo развитiю въ П. критическаго настроенiя, прiобрѣтавшаго особенно рѣзкiй и желчный оттѣнокъ благодаря личному элементу, широкой струёй входившему въ него, и вмѣстѣ съ тѣмъ могло быть тѣмъ безусловнѣе, чѣмъ менѣе лежало въ его основанiи знакомства съ практикою и сущностью государственнаго управленiя. Рѣзко осуждая политику своей матери, которая представлялась ему всецѣло основанной на славолюбiи и притворствѣ, П. не довольствовался первоначально критикой, а восходилъ и къ нѣкоторымъ идеямъ положительнаго характера, мечтая о водворенiи въ Россiи, подъ эгидою самодержавной власти, строго законнаго управленiя и объ ограниченiи привилегiй дворянства, но этимъ мечтамъ не суждено было получить сколько-нибудь нормальное развитiе. Постепенное обостренiе отношенiй между Екатериной и сыномъ повело, наконецъ, къ тому, что П. замкнулся со своей супругой въ Гатчинскомъ имѣнiи, подаренномъ ему матерью въ 1783 г., и здѣсь устроилъ себѣ особый мiрокъ, во всемъ отличный отъ петербургскаго. Здѣсь всѣ его заботы и интересы свелись, за неимѣнiемъ другого дѣла, къ устройству такъ наз. гатчинской армiи — нѣскольких батальоновъ, отданныхъ подъ его непосредственную команду, и вопросы объ ихъ обмундированiи и выучкѣ всецѣло поглотили его вниманiе. Милитаризмъ составилъ постепенно единственное содержанiе его жизни, идеи внесенiя законнаго порядка въ государственную жизнь преобразовались въ заботу о строгой дисциплинѣ, охватывающей собою и фронтовую службу, и всю общественную и частную жизнь, и этотъ трудный, казалось бы, скачокъ былъ легко совершенъ въ тѣсныхъ предѣлахъ гатчинскаго имѣнiя. Послѣднiе годы жизни П. въ качествѣ наслѣдника престола были ознаменованы еще влiянiемъ, какое произвела на него французская революцiя. Отъ страха передъ послѣдней не вполнѣ была свободна даже Екатерина съ ея трезвымъ умомъ, П. же, охотно готовый связать распущенность, наблюдавшуюся имъ въ правительствѣ и обществѣ, съ либеральными идеями, усвоенными его матерью, и противопоставить имъ идею порядка, представлялъ собою крайне благодарную и воспрiимчивую почву для внушенiй со стороны явившихся въ Pocciю французскихъ эмигрантовъ. Екатерина съ опасенiемъ смотрѣла на образъ жизни и настроенiе вел. князя и въ послѣднее десятилѣтие своей жизни окончательно приняла намѣренiе устранить его отъ престола, передавъ послѣднiй старшему своему внуку, Александру Павловичу. Въ 1794 г. подобный проектъ былъ даже внесенъ на обсужденiе совѣта, но встрѣченное здѣсь противодѣйствiе заставило Екатерину взять его обратно. Тѣмъ не менѣе она не отказалась отъ своего намѣренiя и пыталась осуществить его другимъ путемъ, привлекая къ содѣйствiю то Лагарпа, то Марiю Ѳеодоровну, то, наконецъ, самого Александра Павловича. Во всѣхъ этихъ лицахъ она не встрѣтила, однако, сочувствiя, а внезапная ея болѣзнь и смерть, 6 ноября 1796 г., прекратила такiя попытки и открыла П. дорогу къ трону. Воцаренiе П. было ознаменовано немедленной и крутою ломкою всѣхъ порядковъ Екатерининскаго царствованiя, производившейся безъ всякаго плана, скорѣе подъ влiянiемъ чувства, нежели въ результатѣ какой-либо системы. Однимъ изъ первыхъ дѣлъ новаго императора было коронованiе останковъ Петра III, перенесенныхъ затѣмъ изъ Александро-Невской лавры въ Зимнiй дворецъ, а отсюда, вмѣстѣ съ гробомъ Екатерины II, въ Петропавловскую крѣпость. 5 апрѣля 1797 г. совершилась коронацiя самого П. и въ этотъ же день было обнародовано нѣсколько важныхъ узаконенiй. Указъ о престолонаслѣдiи устанавливалъ опредѣленный порядокъ въ наслѣдованiи престола и полагалъ конец провозглашенному Петромъ I произволу государя въ дѣлѣ назначенiя себѣ преемника. «Учрежденiе объ Императорской Фамилiи» опредѣляло порядокъ содержанiя лицъ царствующаго дома, отводя для этой цѣли особыя, такъ наз. удѣльныя имѣнiя и организуя управленiе ими. Другой указъ, изданный подъ той же датой, касался крѣпостного крестьянства и, запрещая отправленiе барщины по воскреснымъ днямъ, вмѣстѣ заключалъ въ себѣ совѣтъ помѣщикамъ ограничиваться трехдневной барщиной крестьянъ. Большинствомъ этотъ законъ понят былъ въ смыслѣ запрещенiя болѣе высокой барщины, чѣмъ три дня въ недѣлю, но въ этомъ пониманiи онъ не нашелъ себѣ практическаго примѣненiя ни при самомъ П., ни при его преемникахъ. Послѣдовавшiй черезъ нѣкоторое время указъ запретилъ продавать въ Малороссiи крестьянъ безъ земли. Съ этими указами, во всякомъ случаѣ говорившими о томъ, что правительство вновь взяло въ свои руки охрану интересовъ крѣпостного крестьянства, плохо гармонировали другие дѣйствiя П., направленныя къ увеличенiю числа крѣпостныхъ. Будучи убѣжденъ, по незнакомству своему съ дѣйствительнымъ положенiемъ вещей, будто участь помѣщичьихъ крестьянъ лучше участи казенныхъ, П. за время своего кратковременнаго царствованiя роздалъ до 600000 душъ казенныхъ крестьянъ въ частное владѣнiе. Съ другой стороны, права высшихъ сословiй подверглись при П. серьезнымъ сокращенiямъ, сравнительно съ тѣмъ, какъ они были установлены въ предшествовавшее царствованiе: вaжнѣйшiя статьи жалованныхъ грамотъ дворянству и городамъ были отмѣнены, уничтожены были и самоуправленiе этихъ сословiй, и нѣкоторыя личныя права ихъ членовъ, какъ напр. свобода отъ тѣлесныхъ наказанiй. Не менѣе рѣзкимъ перемѣнамъ подверглись и дѣла текущаго управленiя, въ ряду которыхъ, благодаря вкусамъ П., на первый планъ выдвинулось военное дѣло. Внѣшность войскъ была измѣнена на прусскiй образецъ, равно какъ и прiемы ихъ обученiя и вмѣстѣ съ тѣмъ суровая дисциплина, доходившая до жестокости, замѣнила собою лѣнивую распущенность Екатерининской гвардiи. Тяжесть этой перемѣны еще увеличивалась личнымъ характеромъ П., его необузданною вспыльчивостью и наклонностью къ самымъ крутымъ и произвольнымъ мѣрамъ. Въ результатѣ дворяне толпами стали покидать службу и это не замедлило отравиться на составѣ администрацiи; такъ изъ 132 офицеровъ конно-гвардейскаго полка, состоявшихъ на службѣ въ моментъ воцаренiя П., къ концу его царствованiя осталось лишь два; зато подпоручики 1796 г. въ 1799 г. были уже полковниками. Почти тоже происходило и въ другихъ отрасляхъ службы: на посту генералъ-прокурора напр. за 4 года правленiя П. перемѣнились 4 лица. Путемъ всѣхъ этихъ быстрыхъ смѣнъ, путемъ вольнаго и невольнаго удаленiя дѣльцовъ прошлаго царствованiя возвысились и стали во главѣ правленiя люди безъ способностей и знанiй, но зато обладавшiе угодливостью и исполнительностью, доведенными до послѣдней степени, и по преимуществу набранные изъ такъ наз. гатчинскихъ выходцевъ, въ родѣ Аракчеева, Кутайсона, Обольянинова и т. п. Конечнымъ итогомъ такого хода дѣлъ было полное разстройство всего административнаго механизма и нарастанiе все болѣе серьезнаго недовольства въ обществѣ. Последнее и внѣ сферы служебныхъ отношенiй подвергалось тяжелому давленiю. Убѣжденный въ необходимости охранять рус. общество отъ превратныхъ идей революцiи, П. предпринялъ цѣлое гоненiе на либеральныя мысли и заморскiе вкусы, носившее при всей суровости, съ какою оно совершалось, довольно курьезный характеръ. Въ 1799 г. были запрещены поѣздки молодыхъ людей за границу для ученiя и для избѣжанiя надобности въ такихъ поѣздкахъ основанъ дерптскiй унив. Въ 1800 г. былъ запрещенъ ввозъ всякихъ книгъ и даже нотъ из-за границы; еще ранѣе, въ 1797 г. были закрыты частныя типографiи и установлена строгая цензура для русскихъ книгъ. Одновременно съ этимъ налагался запретъ на французскiя моды и русскую упряжь, полицейскими приказами опредѣлялся часъ, когда жители столицы должны были тушить огни въ домахъ, изъ русскаго языка изгонялись слова «гражданинъ» и «отечество» и т. п. Правительственная система, поскольку можно примѣнять это слово къ порывистымъ и противорѣчивымъ дѣйствiямъ П., свелась такимъ образомъ къ установленiю казарменной дисциплины въ жизни общества, и послѣднее отвѣчало глухимъ ропотомъ, тѣмъ болѣе опаснымъ, чѣмъ старательнѣе онъ заглушался.

Отсутствiе ясной системы и рѣзкiе колебанiя отличали собою и внѣшнюю политику Павла. Онъ началъ свое царствованiе заявленiемъ, что Россiя нуждается въ мирѣ, прекращенiемъ начатой Екатериною войны съ Персiей и выходомъ изъ образовавшейся противъ Францiи коалицiи. Но разгромъ изолированной Австрiи Наполеономъ и кампоформiйскiй миръ измѣнили настроенiе П. и возникла новая коалицiя изъ Англiи, Австрiи и Россiи, къ которымъ, по договору съ Россiей, заключенному 23 дек. 1798 г., присоединилась и Турцiя. Съ Пруссiей, отказавшейся пристать къ коалицiи, въ слѣдующемъ году были прерваны дипломатическiя сношенiя. На долю Россiи выпала теперь блестящая, но и безплодная роль. Тогда какъ П. увлекался ролью защитника ниспровергаемыхъ троновъ, Австрiя желала лишь упрочить свое владычество въ Италiи, и при такой разницѣ цѣлей и взаимномъ недовѣрiи союзниковъ самыя блестящiя побѣды русскихъ войскъ подъ командою Суворова надъ французами въ Италiи не могли доставить прочнаго торжества дѣлу коалицiи. Захватъ англичанами Мальты, которую П. взялъ подъ свое покровительство, принявъ въ 1798 г. титулъ великаго магистра ордена св. Iоанна Iерусалимскаго, поссорилъ его и съ Англiей. Русскiе войска были отозваны и въ 1800 г. коалицiя окончательно распалась. Не довольствуясь этимъ, П., подъ влiяниемъ частью совѣтовъ Растопчина, частью непосредственнаго обаянiя Наполеона, съумѣвшаго увлечь его своими планами и затронуть рыцарскiя струны его характера, начал сближаться съ Францiей и задумалъ совмѣстную съ ней борьбу противъ Англiи. Въ сентябрѣ 1800 г. на англiйскiя суда, находившiеся въ русскихъ портахъ, было наложено эмбарго. Въ слѣдующемъ году П. рѣшилъ перейти къ наступательнымъ дѣйствiямъ и 12 янв. 1801 г. отправилъ атаману Донскаго войска, ген. Орлову, приказъ выступить со всѣмъ войскомъ въ походъ на Индiю. Черезъ мѣсяцъ съ небольшимъ казаки начали походъ въ числѣ 22507 чел. съ 12 единорогами и 12 пушками, безъ обоза, припасовъ и плановъ; все войско дѣлилось на 4 эшелона; однимъ изъ нихъ командовалъ ген.-маiоръ Платовъ, специально для этого выпущенный изъ Петропавловской крѣпости. Походъ этотъ, сопровождавшiйся страшными лишенiями, не былъ, впрочемъ, доведенъ до конца вслѣдствiе смерти П. Въ послѣднее время жизни Павла недовѣрчивость и подозрительность его достигли особенно сильной степени, обращаясь даже на членовъ его собственной семьи. Въ февралѣ 1801 г. онъ выписалъ изъ Германiи племянника Марiи Феодоровны, 13-лѣтняго принца вюртембергскаго Евгенiя, и по прiѣздѣ его обнаружилъ къ нему необыкновенное расположенiе, высказывалъ намѣренiе усыновить его и даже намекалъна возможность для него занять русскiй престолъ, съ устраненiемъ отъ послѣдняго Александра Павловича. Но въ ночь съ 11 на 12 марта 1801 г. П. скоропостижно скончался, въ выстроенномъ имъ Михайловскомъ дворцѣ (нынѣшнее Инженерное училище).

Литература. Д. Кобеко, «Цесаревичъ Павелъ Петровичъ» (2 изд., 1887); Е. Шумигорскiй, «Императрица Марiя Ѳеодоровна» (СПб., 1892); В. Бильбасовъ, «Исторiя Екатерины II» (СПб., 1890); Bernhardi, «Geschichte Russlands» (т. II); H. Шильдеръ, «Императоръ Александръ I» (т. I, СПб., 1897; также въ «Русскомъ биографич. Словарѣ»), А. Пыпинъ, «Общественное движенiе въ Россiи при Александре I" (2 изд., СПб., 1885); В. Семевскiй, «Пожалованiе населенныхъ имѣнiй при императорѣ Павлѣ» («Русская Мысль», 1882, № 12) и «Крестьянскiй вопросъ въ Россiи въ XVIII и первой половинѣ XIX в.» (СПб., 1888, т. I).

 

стр. 323Проф. С. Ѳ. Платоновъ. Сокращенный курсъ Русской исторiи для средней школы. Изданiе второе, съ 8 картами. Складъ изданiя у Я. Башмакова и Ко. Петроградъ. 1915

Императоръ Павелъ Петровичь (1796—1801).

§ 138. Императоръ Павелъ до вступленiя на престолъ. Императоръ Павелъ Петрович. родился въ 1754 году. Первые годы его жизни прошли необычно въ томъ отношенiи, что онъ былъ далекъ отъ своихъ родителей. Императрица Елизавета отобрала его отъ Екатерины и воспитывала сама. Лѣтъ шести онъ былъ переданъ на попиченiе воспитателя, извѣстнаго Никиты Ив. Панина. Вступивъ на престолъ, императрица Екатерина оставила Панина при великомъ князѣ Павлѣ и объявила Павла «наслѣдникомъ цесаревичемъ». Но попрежнему ребенокъ жилъ обособленно отъ матери, мало ее видѣлъ, стѣснялся и боялся ея. Екатерина же, повидимому, вовсе не любила Павла. Съ теченiемъ времени, когда Павелъ выросъ, между нимъ и его матерью образовалась глубокая рознь. Павелъ не одобрялъ ни ея дѣятельности, ни ея сотрудниковъ. Екатерина, съ своей стороны. не находила въ Павлѣ ничего хорошаго и считала его ни къ чему неспособнымъ. Она не посвящала его въ дѣла и не давала ему никакихъ дѣловыхъ порученiй. Когда же цесаревичъ Павелъ женился (на принцессѣ Виртембергской Софiи-Доротеѣ, въ православiи Марiи Ѳедоровнѣ) и у него родился сынъ Александръ (1777), то императрица Екатерина сама стала воспитывать Александра, въ намѣренiи передать ему престолъ помимо Павла Петровича. Положенiе Павла становилось хуже годъ отъ года. Удаленный ото всякихъ дѣлъ, видя постоянную непрiязнь матери, Павелъ уединился со своею семьею въ Гатчинѣ и Павловскѣ — имѣнiяхъ, подаренныхъ ему Екатериною. Онъ жилъ тамъ тихою семейною жизнью, находя главное занятiе въ обученiи мѣстныхъ войскъ, отданныхъ подъ его команду. («Гатчинскiя» войска состояли всего изъ нѣсколькихъ сотенъ солдатъ и отличались отъ прочей армiи своею формою и выучкою по прусскому образцу). Въ эти годы уже стали обнаруживаться тяжелыя стороны характера Павла Петровича: нервная раздрожительность приводила его къ болѣзненнымъ припадкамъ жестокаго гнѣва. Постоянное недовольство своимъ угнетеннымъ положенiемъ, боязнь лишиться престола, обиды отъ самой Екатерины и ея приближенныхъ, все это должно было испортить его характеръ, благородный и благодушный отъ природы. Можно сказать, что ко времени вступленiя на престолъ, къ 42 годамъ своей жизни, цесаревичь Павелъ Петровичъ былъ уже изломаннымъ и больнымъ, раздраженнымъ и озлобленнымъ человѣкомъ.

 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018