Пётр III Фёдорович — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

Пётр III

Коронационный портрет императора Петра III Фёдоровича работы Л. К. Пфанцельта

Пётр III Фёдорович (урождённый Карл Пе́тер У́льрих Го́льштейн-Го́тторпский, нем. Karl Peter Ulrich von Schleswig-Holstein-Gottorf; 21 февраля... Википедия

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

ПЕТР III Фёдорович (1728—1762), русский император в 1761—62. Сын немецкого гольштейн-готторпского герцога Карла Фридриха и дочери Петра I Анны. Пренебрежение интересами России в угоду Пруссии и враждебное отношение к русской гвардии послужили причиной дворцового переворота 1762, приведшего к власти его жену Екатерину II, с ведома которой Пётр III был вскоре убит её сторонниками.

 

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

ПЁТР III Фёдорович (1728—62), российский император с 1761, немецкий принц Карл Пётр Ульрих, сын герцога гольштейн-готторпского Карла Фридриха и Анны Петровны (а), внук Петра I. С 1742 в России. Вопреки национальным интересам России заключил мир с Пруссией, что свело на нет результаты победы русских войск в Семилетней войне. Ввёл в армии немецкии порядки. Свергнут в результате переворота, организованного его женой Екатериной, убит.

 

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. 1890—-1907

ПЁТРЪ III Федоровичъ (Петръ-Ульрихъ) — императоръ всероссiйскiй, сынъ герцога голштейнъ-готторнскаго Карла-Фридриха, сына сестры Карла XII шведскаго, и Анны Петровны, дочери Петра Великого (род. 1728 г.); онъ приходился, такимъ образомъ, внукомъ двухъ государей-соперниковъ и могъ при извѣстныхъ условiяхъ являться претендентомъ и на русскiй, и на шведскiй престолъ. Въ 1741 г. онъ былъ избранъ послѣ смерти Элеоноры Ульрики преемникомъ ея мужа Фридриха, получившаго шведскiй престолъ, а 15 ноября 1742 г. былъ объявленъ своею теткою Елизаветою Петровною наслѣдникомъ русскаго престола. Слабый физически и нравственно, П. Федоровичъ былъ воспитанъ гофмаршаломъ Брюммеромъ, который скорѣе былъ солдатъ, чѣмъ педагогъ. Казарменный порядокъ жизни, установленный послѣднимъ для своего воспитанника, въ связи съ строгими и унизительными наказанiями, не могъ не ослабить здоровья П. Федоровича и мѣшалъ выработкѣ въ немъ нравственныхъ понятiй и чувства человѣческаго достоинства. Молодого принца учили много, но такъ неумѣло, что онъ получилъ полное отвращенiе къ наукамъ: латынь, напр., ему надоѣла такъ, что позднѣе въ Петербургѣ онъ запретилъ помѣщать въ свою библiотеку латинскiя книги. Учили его, къ тому же, готовя главнымъ образомъ къ занятiю шведскаго престола и, слѣдовательно, воспитывали въ духѣ лютеранской религiи и шведскаго патрiотизма — а послѣднiй въ то время выражался, между прочимъ, въ ненависти къ Россiи. Въ 1742 г., послѣ назначенiя П. Федоровича наслѣдникомъ русскаго престола, его снова стали учить, но уже на русскiй и православный лад. Однако частые болѣзни и женитьба на принцессѣ Ангальтъ-Цербстской (будущая Екатерина II) помѣшали систематическому веденiю образованiя. П. Федоровичъ не интересовался Россiей и суевѣрно думал, что здѣсь найдетъ свою погибель; академикъ Штелинъ, его новый воспитатель, несмотря на все старанiе, не могъ внушить ему любви къ его новому отечеству, гдѣ онъ всегда чувствовалъ себя чужимъ. Военное дѣло — единственное, что его интересовало,— было для него не столько предметомъ изученiя, сколько забавы, а благоговѣнiе его передъ Фридрихомъ II превращалось въ стремленiе подражать ему въ мелочахъ. Наслѣдникъ престола, взрослый уже человѣкъ, предпочиталъ дѣлу забавы, которыя съ каждымъ днемъ становились все болѣе странными и непрiятно поражали всѣхъ, окружавшихъ его. «П. обнаруживалъ всѣ признаки остановившегося духовнаго развитiя»,— говоритъ С. М. Соловьевъ,— «онъ являлся взрослымъ ребенкомъ». Императрицу поражала малоразвитость наслѣдника престола. Вопросъ о судьбѣ русскаго престола серьезно занималъ Елизавету и ея придворныхъ, при чемъ приходили къ различнымъ комбинацiямъ. Одни желали, чтобы императрица, минуя племянника, передала престолъ его сыну Павлу Петровичу, а регентомъ до его совершеннолѣтiя назначила вел. княгиню Екатерину Алексѣевну, жену П. Федоровича. Таково было мнѣнше Бестужева, Ник. Ив. Панина, Ив. Ив. Шувалова. Другiе стояли за провозглашенiе наслѣдницею престола Екатерины. Елизавета умерла, не успѣвъ ни на что рѣшиться, и 25 декабря 1761 г. П. Федоровичъ вступилъ на престолъ подъ именемъ императора П. III. Онъ началъ свою дѣятельность указами, которые при другихъ условiяхъ могли бы доставить ему народное расположенiе. Таковъ указъ 18 февраля 1762 г. о вольности дворянской, снимавшiй съ дворянства обязательную службу и являвшiйся какъ-бы прямымъ предшественникомъ Екатерининской жалованной грамоты дворянству 1785 г. Указъ этотъ могъ сделать новое правительство популярнымъ среди дворянства; другой указъ, об уничтоженiи тайной канцелярiи, вѣдавшей политическiя преступленiя, долженъ былъ, казалось бы, содѣйствовать его популярности въ народных массахъ. Случилось, однако, иначе. Оставаясь въ душѣ лютераниномъ, П. III съ пренебреженiемъ относился къ духовенству, закрывалъ домашнiя церкви, обращался съ оскорбительными указами къ Синоду; этимъ он возбудилъ противъ себя народъ. Окруженный голштинцами, онъ сталъ передѣлывать на прусскiй ладъ русское войско и тѣмъ вооружилъ противъ себя гвардiю, которая въ то время была почти исключительно дворянская по составу. Побуждаемый своими прусскими симпатiями, П. III тотчасъ же послѣ восшествiя на престолъ отказался отъ участiя въ семилѣтней войнѣ и вмѣстѣ съ тѣмъ и отъ всѣхъ русскихъ завоеванiй въ Пруссiи, а въ концѣ своего царствованiя началъ войну съ Данiей изъ-за Шлезвига, который хотѣлъ прiобрѣсти для Голштинiи. Это возбуждало противъ него народъ, который остался равнодушенъ, когда дворянство въ лицѣ гвардiи открыто восстало противъ П. III и провозгласило императрицею Екатерину II (28 iюня 1762 г.). П. былъ удаленъ въ Ропшу, гдѣ его 7 iюля постигла смерть; подробности объ этомъ событiи находятся въ письмѣ къ Екатеринѣ II Алексѣя Орлова. Ср. Бриккеръ, «Исторiя Екатерины Великой», «Записки императрицы Екатерины II» (Л., 1888); «Memoirs of the princesse Daschcow» (Л., 1840); «Записки Штелина» («Чт. Общ. Ист. и Древ. Рос.», 1886, IV); Бильбасовъ, «Исторiя Екатерины II» (т. 1 и 12).

М. П—въ

 

Зинько М. А. ПЁТР III // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru/domestic_history/text/2777745

ПЁТР III (Карл Пе­тер, по рас­про­стра­нён­ной в ис­то­рио­гра­фии вер­сии – Карл Пе­тер Уль­рих) [21.2.1728, Киль – 6(17).7.1762, мы­за Роп­ша в С.-Пе­терб. у. С.-Пе­терб. губ.], рос. им­пе­ра­тор [с 25.12.1761 (5.1.1762)], при­над­ле­жав­ший к ди­на­стии Ро­ма­но­вых. Сын голь­штейн-гот­торп­ско­го гер­цо­га Кар­ла Фрид­ри­ха и уро­ж­дён­ной вел. княж­ны Ан­ны Пет­ров­ны, внук Пет­ра I, двою­род­ный брат имп. Пет­ра II; крё­ст­ный отец кн. Е. Р. Даш­ко­вой. Отец имп. Пав­ла I. Од­ним из ус­ло­вий бра­ка ро­ди­те­лей П. III яв­ля­лось обе­ща­ние имп. Пет­ра I ока­зать ди­пло­ма­тич. и иную по­мощь Голь­штейн-Гот­тор­пу в воз­вра­ще­нии гер­цог­ст­ва Шлез­виг, окон­ча­тель­но ут­ра­чен­но­го гер­цо­гом Кар­лом Фрид­ри­хом в 1720 [«сва­деб­ный трак­тат» от 24.11(5.12).1724]. В мла­ден­че­ст­ве Карл Пе­тер ли­шил­ся ма­те­ри, в 11 лет – от­ца. В 1739 стал голь­штейн-гот­торп­ским гер­цо­гом (до со­вер­шен­но­ле­тия в 1745 на­хо­дил­ся под опе­кой сво­его двою­род­но­го дя­ди Адоль­фа Фрид­ри­ха, кня­зя-епи­ско­па Лю­бе­ка, бу­ду­ще­го швед. ко­ро­ля Адоль­фа Фред­ри­ка). С ран­не­го дет­ст­ва его при­уча­ли к во­ен. служ­бе. Отец вну­шил ему мысль, что вой­на с Да­ни­ей за возв­ра­ще­ние Шлез­ви­га – од­на из гл. за­дач его жиз­ни. Вос­пи­ты­вал­ся в Голь­штейн-Гот­тор­пе под рук. гоф­мар­ша­ла О. Брю­ме­ра (до 1742) (в Рос­сии в 1742–45 под рук. Я. Ште­ли­на). Вос­хи­щал­ся по­бе­да­ми прус. ко­ро­ля Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го, одер­жан­ны­ми в пер­вые го­ды вой­ны за Ав­ст­рий­ское на­след­ст­во 1740–48. Был оча­ро­ван са­мой лич­но­стью Фрид­ри­ха II. В те­че­ние мно­гих лет под­дер­жи­вал с ним пе­ре­пис­ку. По мне­нию не­ко­то­рых ис­сле­до­ва­те­лей, воз­мож­но, по­свя­щён в ма­со­ны.

Пётр III. Портрет работы А. П. Антропова. 1762. Третьяковская галерея (Москва).

По всту­п­ле­нии на рос. пре­стол его тё­ти – имп. Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны, при­гла­шён ею в Рос­сию. 5(16).2.1742 дос­тав­лен ба­ро­ном Н. А. Кор­фом в С.-Пе­тер­бург. По­сле при­ня­тия пра­во­сла­вия с име­нем Пётр Фё­до­ро­вич ма­ни­фе­стом от 7(18) но­яб. то­го же го­да объ­яв­лен Ели­за­ве­той Пет­ров­ной её на­след­ни­ком. Од­но­вре­мен­но как вну­ча­тый пле­мян­ник швед. ко­ро­ля Кар­ла XII из­бран швед. рик­сда­гом крон­прин­цем, од­на­ко швед. по­соль­ст­во с из­вес­ти­ем об этом при­бы­ло в Рос­сию по­сле кре­ще­ния вел. кн. Пет­ра Фё­до­ро­ви­ча в пра­во­слав­ную ве­ру. В 1743 по­лу­чил от Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны в по­да­рок Ора­ни­ен­ба­ум (ны­не г. Ло­мо­но­сов), яв­ляв­ший­ся ве­ли­ко­кня­же­ской ре­зи­ден­ци­ей до 1761/62. Об­вен­чан 21.8(1.9).1745 со сво­ей трою­род­ной се­ст­рой – уро­ж­дён­ной ан­гальт-церб­ст­ской прин­цес­сой Со­фи­ей Ав­гу­стой Фре­де­ри­кой (бу­ду­щей имп. Ека­те­ри­ной II). От­но­ше­ния вел. кн. Пет­ра Фё­до­ро­ви­ча с суп­ру­гой вел. кн. Ека­те­ри­ной Алек­се­ев­ной не сло­жи­лись. Он час­то ув­ле­кал­ся её фрей­ли­на­ми; наи­боль­шее пред­поч­те­ние от­да­вал гр. Е. Р. Во­рон­цо­вой (из ро­да Во­рон­цо­вых). Со­дей­ст­во­вал бла­го­ус­т­рой­ст­ву Ора­ни­ен­бау­ма, уча­ст­во­вал в ор­га­ни­за­ции строи­тель­ст­ва Кар­тин­но­го до­ма в Ниж­нем пар­ке (вклю­чал те­ат­раль­ный зал, кар­тин­ную га­ле­рею, б-ку и кун­ст­ка­ме­ру; 1752–55), спо­соб­ст­во­вал от­кры­тию пев­че­ской и ба­лет­ной школ (1755) и пр. Кол­лек­цио­ни­ро­вал муз. ин­ст­ру­мен­ты, в т. ч. скрип­ки и флей­ты, кни­ги (по­пол­нял б-ку от­ца, при­ве­зён­ную из Ки­ля в С.-Пе­тер­бург; ны­не – в Эр­ми­та­же), кар­ти­ны и др. Скри­пач-лю­би­тель, уст­раи­вал в Зим­нем двор­це в С.-Пе­тер­бур­ге кон­цер­ты с об­щим чис­лом му­зы­кан­тов до 50 чел. Чл. Кон­фе­рен­ции при Вы­со­чай­шем дво­ре (1756–57). Гл. ди­рек­тор Су­хо­пут­но­го шля­хет­но­го ка­дет­ско­го кор­пу­са (1759–62), под­дер­жи­вал дея­тель­ность ди­рек­то­ра кор­пу­са А. П. Мель­гу­но­ва, вно­сил в Се­нат пред­ло­же­ния об улуч­ше­нии ус­ло­вий обу­че­ния ка­де­тов, их бы­та, о ме­рах уве­ли­че­ния при­бы­ли ти­по­гра­фии кор­пу­са, улуч­ше­ния ком­плек­то­ва­ния его б-ки и пр.

Всту­пил на рос. пре­стол по­сле кон­чины имп. Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны; пра­вил 186 дней, не до­жил до ко­ро­на­ции. Шеф л.-гв. пол­ков – Из­май­лов­ско­го, Пре­об­ра­жен­ско­го, Се­мё­нов­ско­го [с 25.12.1761 (5.1.1762)] и Кон­ной гвар­дии [25.12.1761 (5.1.1762)–9(20).2.1762; вме­сто се­бя на­зна­чил двою­род­но­го дя­дю прин­ца голь­штейн-гот­торп­ско­го Ге­ор­га Люд­ви­га]. В нач. 1762 уси­лил над­зор за быв. имп. Ива­ном VI Ан­то­но­ви­чем (но­вая ин­струк­ция пред­по­ла­га­ла убий­ст­во Ива­на VI в слу­чае по­пыт­ки его ос­во­бож­де­ния); 22 мар­та (2 апр.) по­се­тил его в Шлис­сель­бург­ской кре­по­сти, за­тем пе­ре­дал ему че­рез ген.-адъ­ю­тан­та ба­ро­на К. К. Ун­гер­на по­дар­ки (оде­ж­ду, обувь и пр.).

Уп­разд­нил выс­шее уч­ре­ж­де­ние в стра­не – Кон­фе­рен­цию при Вы­со­чай­шем дво­ре (её де­ла пе­ре­да­ны Се­на­ту и Кол­ле­гии иностр. дел), од­на­ко спус­тя неск. ме­ся­цев соз­дал но­вое – Им­пе­ра­тор­ский со­вет, на­зна­чив в его со­став наи­бо­лее до­ве­рен­ных лиц. Ус­та­но­вил обя­за­тель­ность при­сут­ст­вия всех се­на­то­ров, кро­ме пре­зи­ден­тов Во­ен. кол­ле­гии, Ад­ми­рал­тейств-кол­ле­гии и Кол­ле­гии иностр. дел, на ка­ж­дом за­се­да­нии Се­на­та [указ от 7(18).2.1762]. Уч­ре­дил под собств. пред­се­да­тель­ст­вом ко­мис­сии для по­вы­ше­ния бое­спо­соб­но­сти фло­та и ар­мии [ука­зы от 16(27) февр. и 6(17) мар­та]. Под­твер­дил за­прет (вво­дил­ся не­од­но­крат­но, впер­вые – в 1700) по­да­вать че­ло­бит­ные и про­ше­ния на­пря­мую мо­нар­ху [указ от 4(15) мар­та].

Со­ста­вил по прус. об­раз­цам «Рос­сий­ско-им­пе­ра­тор­ский Шлез­виг-Голь­штейн­ский во­ен­ный рег­ла­мент для ка­ва­ле­рии» (из­дан на нем. яз. в С.-Пе­тер­бур­ге в нач. 1762), ввёл его в голь­штейн-гот­торп­ской ар­мии. На­чал ре­фор­му об­мун­ди­ро­ва­ния рос. ар­мии по зап.-ев­роп. об­раз­цам. Уп­разд­нил кор­пус Лейб-ком­па­нии – быв. гре­на­дер­скую ро­ту л.-гв. Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, сыг­рав­шую наи­бо­лее зна­чит. роль во вре­мя пе­ре­во­ро­та, со­вер­шён­но­го в поль­зу имп. Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны [указ от 21 мар­та (1 апр.)]. Из­ме­нил прин­цип на­име­но­ва­ния пе­хот­ных и кон­ных пол­ков – в нём вме­сто на­зва­ний про­вин­ций и гу­бер­ний по­ве­лел ис­поль­зо­вать име­на ше­фов пол­ков [указ от 25 апр. (6 мая)].

Под­пи­сал Ма­ни­фест о воль­но­сти дво­рян­ст­ва 1762, ос­во­бо­див­ший рос. дво­рян­ст­во от обя­зат. служ­бы. Ли­к­ви­ди­ро­вал Кан­це­ля­рию тай­ных ро­зы­ск­ных дел, од­но­вре­мен­но от­ме­нил в прак­ти­ке по­ли­тич. сыс­ка упот­реб­ле­ние ус­лов­но­го вы­ра­же­ния – «Сло­во и де­ло го­су­да­ре­во!». Смяг­чил те­лес­ные на­ка­за­ния мат­ро­сов, сол­дат и др. ниж­них чи­нов, раз­ре­шив ис­поль­зо­вать шпа­ги и тро­сти вме­сто ба­то­гов и т. н. ко­шек [указ от 9(20) мар­та]. По­ми­ло­вал ряд лиц, под­верг­ших­ся ссыл­кам в прав­ле­ние Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны (Э. И. Би­ро­на, И. И. Лес­то­ка, Х. А. фон Ми­ни­ха и др.). При­нял ме­ры для ак­ти­ви­за­ции внеш­ней тор­гов­ли; в ча­ст­но­сти, раз­ре­шил сво­бод­ный экс­порт зер­на, ре­ве­ня, хол­ста и пр., по­ни­зил ряд экс­порт­ных по­шлин [ука­зы от 28 мар­та (8 апр.) и от 1(12) ию­ня]. С це­лью рас­ши­рить при­ме­не­ние воль­но­на­ём­но­го тру­да за­пре­тил по­ку­пать к фаб­ри­кам и за­во­дам кре­по­ст­ных кре­сть­ян [указ от 29 мар­та (9 апр.)]. Санк­цио­ни­ро­вал про­ве­де­ние в Рос­сии ре­фор­мы мед. служ­бы, под­го­тов­лен­ной ар­хи­ат­ром Я. Ман­зе­ем [док­ла­ды Ман­зея ут­вер­жде­ны П. III 28 февр. (11 мар­та) и 3(14) ию­ня], рас­по­ря­дил­ся ор­га­ни­зо­вать по иностр. об­раз­цу спец. дом для ума­ли­шён­ных, за­пре­тив за­клю­чать их в мо­на­сты­ри [ре­зо­лю­ция на док­лад Се­на­та от 20 апр. (1 мая)].

Пре­кра­тил пре­сле­до­ва­ние ста­ро­об­ряд­цев [указ от 29 янв. (9 февр.)]. На­чал се­ку­ля­ри­за­цию зе­мель Рус. церк­ви [ука­зы от 16(27) февр. и 21 мар­та (1 апр.)] (при­ос­та­нов­ле­на имп. Ека­те­ри­ной II ле­том 1762, осу­ще­ст­в­ле­на ею в 1764); кон­фи­ско­вал кон­ные за­во­ды, при­над­ле­жав­шие Си­но­ду, ар­хие­рей­ским ка­фед­рам и мо­на­сты­рям для по­пол­не­ния ло­шадь­ми дра­гун­ских и ки­ра­сир­ских пол­ков рос. ар­мии [указ от 13(24) апр.]. Ввёл за­прет на строи­тель­ст­во до­мо­вых церк­вей для со­дер­жа­ния су­ще­ст­во­вав­ших хра­мов с «по­до­баю­щим бла­го­ле­пи­ем» [5(16) мар­та].

П. III рез­ко из­ме­нил на­прав­ле­ние рос. внеш­ней по­ли­ти­ки в Ев­ро­пе. Гл. со­юз­ни­ка Рос­сии ви­дел в Прус­сии. П. III об­ра­тил­ся к стра­нам, уча­ст­во­вав­шим в Се­ми­лет­ней вой­не 1756–63, с при­зы­вом за­клю­чить об­ще­ев­ро­пей­ский мир­ный до­го­вор и от­ка­зать­ся от за­хва­чен­ных тер­ри­то­рий [Дек­ла­ра­ция об ус­та­нов­ле­нии ми­ра вру­че­на иностр. ди­пло­ма­там 12(23).2.1762]. Не­смот­ря на вклю­че­ние в 1758 в со­став Рос­сии пров. Прус­сия (ны­не Ка­ли­нин­град­ская обл., РФ), а так­же др. ус­пе­хи рос. ар­мии в этой вой­не [не­за­дол­го до во­ца­ре­ния П. III ка­пи­ту­ли­ро­вал гар­ни­зон прус. кре­по­сти Коль­берг (см. в ст. Коль­бер­га оса­ды)], П. III за­клю­чил с Прус­си­ей пе­ре­ми­рие [под­пи­са­но 5(16).3.1762 в г. Стар­гард (ны­не Стар­гард-Ще­цинь­ски, Поль­ша)] и Пе­тер­бург­ский мир 1762. Вско­ре во­зоб­но­вил обо­ро­нит. со­юз с Прус­си­ей (см. в ст. Пе­тер­бург­ские со­юз­ные до­го­во­ры). По­лу­чив ди­пло­ма­тич. под­дер­жу Фрид­ри­ха II, при­сту­пил к под­го­тов­ке вой­ны Рос­сии про­тив Да­нии.

Пла­ны свер­же­ния П. III, по сло­вам имп. Ека­те­ри­ны II, поя­ви­лись вско­ре по­сле его вос­ше­ст­вия на пре­стол. Од­на­ко Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на ре­ши­ла до­ж­дать­ся удоб­но­го мо­мен­та для осу­ще­ст­в­ле­ния за­го­во­ра, ко­гда П. III, по её мне­нию, ут­ра­тил «не­зна­чи­тель­ную до­лю рас­суд­ка, ка­кую имел», и «во всём шёл на­про­лом». К кон­цу вес­ны 1762 но­вой внеш­ней по­ли­ти­кой П. III на­стро­ил про­тив се­бя часть ари­сто­кра­тии и гвар­дию. Си­нод и пра­во­слав­ное ду­хо­вен­ст­во, со­глас­но не­ко­то­рым дан­ным, опа­са­лись вве­де­ния в Рос­сии П. III лю­те­ран­ст­ва. Не­смот­ря на прось­бы Фрид­ри­ха II сроч­но ко­ро­но­вать­ся и от­сро­чить на­ча­ло не­по­пу­ляр­ной рус.-дат. вой­ны, П. III, от­ли­чав­ший­ся са­мо­уве­рен­но­стью, от­ка­зы­вал­ся ве­рить в су­ще­ст­во­ва­ние за­го­во­ра про­тив се­бя, уве­рял прус. ко­ро­ля, что на рус­ских «мож­но… по­ло­жить­ся». По-ви­ди­мо­му, во вре­мя празд­но­ва­ния Пе­тер­бург­ско­го ми­ра 1762 П. III пуб­лич­но ос­кор­бил же­ну, а за­тем от­дал при­каз о её аре­сте (от­ме­нён бла­го­да­ря за­ступ­ни­че­ст­ву прин­ца Ге­ор­га Люд­ви­га). По со­об­ще­нию Ека­те­ри­ны II, П. III со­би­рал­ся же­нить­ся на фа­во­рит­ке гр. Е. Р. Во­рон­цо­вой (её се­ст­ра, кн. Е. Р. Даш­ко­ва, в сво­их «За­пис­ках» так­же упо­ми­на­ла об этом на­ме­ре­нии П. III, вме­сте с тем она счи­та­ла эти сло­ва «аб­сурд­ны­ми»)... Читать оригинал

 

стр. 285Проф. С. Ѳ. Платоновъ. Сокращенный курсъ Русской исторiи для средней школы. Изданiе второе, съ 8 картами. Складъ изданiя у Я. Башмакова и Ко. Петроградъ. 1915

§ 124. Воцаренiе и сверженiе Петра III Ѳедоровича. Получив власть послѣ смерти своей тетки, Петръ III Ѳедоровичъ желалъ ознаменовать начало своего правленiя милостями. Онъ помиловалъ многихъ людей, сосланныхъ въ предшествующiя царствованiя (и прежде всего знаменитыхъ Бирона и Миниха). Онъ уничтожилъ «тайную канцелярiю», въ которой со времени императрицы Анны производились дѣла и чинились наказанiя политическимъ преступленiямъ. Наконцъ, онъ (манифестомъ 18-го февраля 1762 года) далъ дворянамъ вольность служить или не служилъ по ихъ собственному желанiю, но при этомъ выразилъ увѣренность, что дворяне и впредь не будутъ укрываться отъ службы и не дерзнуть дѣтей своихъ оставлять безъ обученiя «благопристойнымъ наукамъ».

Однако эти мѣры, даже давно желаемый дворянами манифестъ о вольности дворянской, не могли расположить русскiхъ людей къ Петру III, такъ какъ все остальное его поведенiе возбуждало сильнѣйшее противъ него неудовольствiе. Во-первыхъ, не нравилась внѣшняя политика императора. Всѣхъ раздражало безславное прекращенiе войны съ Фридрихомъ, войны, которую въ Россiи привыкли считать необходимою и побѣдоносною. Желанiе же Петра вмѣсто Прусской войны начать войну съ Данiей, за ея мнимыя угрозы Голштинскимъ владѣнiямъ, казалось ненужнымъ и нелѣпымъ съ русской точки зрѣнiя. Огромное влiянiе, какое получилъ при русскомъ дворѣ прусскiй король и его посолъ, представлялось позоромъ для Россiи. Во-вторыхъ, отношенiе Петра III къ духовенству и дворянской гвардiи было таково, что вызывало у нихъ чувство горькой обиды. Императоръ не понималъ православныхъ вѣрованiй и обычаевъ, не чтилъ иконъ, смѣялся надъ одеждою духовенства, желалъ закрытiя домовыхъ церквей, отнялъ у духовенства управленiе его землями и крестьянами, передавъ ихъ въ особую «коллегiю экономiи». Духовенство подало государю сильно написанное представленiе по поводу его гоненiй, Петръ называлъ гвардейцевъ янычарами, не скрывая того, что опасается ихъ движенiя. Онъ хотѣлъ развести ихъ по армейскимъ полкамъ, явно предпочиталъ имъ своихъ голштинскихъ солдатъ и смѣялся надъ ними. Вмѣсто простой и удобной Елизаветинской формы Петръ далъ гвардiи прусскую форму, дорогую и стѣснительную. Наконец, онъ объявилъ гвардiи походъ на Данiю, цѣль котораго ей была непонятна. Въ-третьихъ, личное поведенiе Петра всѣмъ представлялось прямо зазорнымъ: «онъ не похожъ былъ на государя», говорили о немъ. Дѣтскiя выходки у него смѣнялись грубыми кутежами. При всемъ дворѣ и даже на народѣ онъ являлся нетрезвымъ и несерьезнымъ человѣкомъ. Онъ не скрывалъ своей нелюбви къ Екатеринѣ, при всѣхъобижалъ ее и грозилъ заточить. Было ясно, что Петръ, самъ не умѣя править, подвергалъ опасности и государство и свою семью. Казалось, что съ нимъ возвращались самыя худыя времена нѣмецкаго господства. воскресала бироновщина. Петръ напоминалъ собою печальной памяти нѣмецкихъ временщиковъ; трудно было ожидать, чтобы ему продолжали повиноваться.

Императрица Екатерина Алексѣевна отлично воспользовалась нерасположенiемъ общества къ Петру III. Въ то аремя, когда Петръ, не похоронивъ еще праха Елизаветы, началъ свои шумныя и непристойныя выходки и пирушки, Екатерина долго носила трауръ по Елизаветѣ и вела скромный и пристойный образъ жизни. показывая собою полную противоположность мужу. Онъ не скрывалъ своихъ нѣмецкихъ симпатiй; она старалась всегда казаться православною и русскою. Онъ не упускалъ случая обидѣть ее; она держалась скромно и съ достоинствомъ. Но въ то же время она принимала дѣятельное участiе въ приготовленiяхъ къ перевороту въ ея пользу. Эти приготовленiя шли въ кругу нѣкоторыхъ Елизаветинскихъ вельможъ и въ гвардейскихъ полкахъ. Вельможи были очень осторожны и скрытны, а гвардейская молодежь смѣла и рѣшительна. Поэтому именно молодежь и повела дѣло впередъ. Во главѣ ея стала семья офицеровъ Орловыхъ (изъ которыхъ въ особенности работали въ пользу Екатерины два брата, Алексѣй и Григорiй Григорьевичи). Среди гвардейскихъ и армейскихъ полковъ. стоявшихъ въ столицѣ, заговорщики насчитывали до 10 тысячъ преданныхъ Екатеринѣ солдатъ. Лѣто 1762 года Петръ III проводилъ въ Оранiенбаумѣ. а Екатерина — въ Петергофѣ. Рано утромъ 28-го iюня Орловы тайно вывезли Екатерину въ Петербургъ и провозгласили ее императрицею и самодержицей, а великаго князя Павла Петровича наслѣдникомъ престола. Всѣ войска присягнули Екатеринѣ, народъ ликовалъ. Вельможи въ Зимнемъ дворцѣ привѣтствовали новую государыню. Пославъ своихъ сторонниковъ въ Кронштадтъ привести его къ присягѣ новому правительству, Екатерина къ вечеру 28-го iюня выступила съ войсками въ Оранiенбаумъ противъ Петра. Императоръ не рѣшился на борьбу и въ день своихъ именинъ. 29-го iюня, подписалъ отреченiе отъ престола. Онъ былъ отправленъ на мызу Ропшу, подъ присмотромъАл. Гр. Орлова, и раньше, чѣмъ Екатерина рѣшила, что съ нимъ далѣе дѣлать, онъ въ Ропшѣ скончался 1).

1) Въ бездействiи заточенiя Петръ, вмѣстѣ со стерегшими его офицерами. развлекался. по своему обычаю. виномъ и лишился жизни отъ удара, полученнаго въ хмельной ссорѣ. Екатерина была очень разстроена происшедшимъ, понимая, что молва можетъ безъ вины приписать ей скоропостижную смерть ея мужа. Народу было объявлено, что Петръ скончался отъ "гемороидической колики", и прахъ его былъ погребенъ въ Александро-Невской лаврѣ въ Петербургѣ.

 

Всеобщая история. Том 3, Новая история. 1894

Императоръ Петръ III и его супруга.

Новый императоръ былъ человѣкомъ не только не подготовленнымъ, но и по самой природѣ, и по воспитанiю своему неспособный къ управленiю судьбами великаго и могущественнаго государства. Страстно привязанный къ своей родинѣ, маленькой Голштинiи, которая, по объему своему, не равнялась даже прiобрѣтеньямъ императрицы Елисаветы на Югѣ Россiи (см. карту на стр. 583). Петръ III, переселившись въ Россiю, никакъ не могъ свыкнуться со своимъ новымъ отечествомъ. Русская жизнь и обычаи, русскiй народъ и русскiй языкъ — все это было ему не по-нутру, все нелюбо, и потому не только при своемъ дворѣ, но даже въ войскѣ онъ сталъ вводить голштинскiе порядки, и блестящим русскимъ гвардейцамъ ставилъ въ образецъ жалкихъ голштинскихъ солдатъ и офицеровъ. При такомъ пристрастiи къ Голштинiи, онъ просто благоговѣлъ передъ Фридрихомъ, королемъ Прусскимъ, и, тотчасъ по вступленiи на престолъ, поспѣшилъ предложить ему миръ, дружбу и даже помощь противъ его враговъ. Все русское общество и преимущественно русское войско было страшно возмущено тѣмъ, что военныя дѣйствiя противъ Пруссiи приказано было прекратить какъ разъ въ то время, когда Фридрихъ былъ уже доведенъ до отчаянiя и въ исходѣ войны почти нельзя было сомнѣваться. 5 мая заключонъ былъ Петромъ III мирный трактатъ съ Фридрихомъ, по которому Россiя возвращала Пруссiи всѣ занятые ею крѣпости и завоеванныя области. Но этого Петру III показалось еще мало: уже въ iюнѣ  мѣсяцѣ онъ заключилъ съ Фридрихомъ договоръ о союзѣ, оборонительномъ и наступательномъ, при чемъ 20,000 корпусу Чернышева приказано было соединиться съ войсками Фридриха, а также — передать Пруссакамъ всѣ заготовленные въ Померанiи магазины съ провiантомъ. Сверхъ того императоръ приказалъ вознаградить населенiе Померанiи за понесенные во время раззоренiе и убытки, несмотря на то, что участiе въ этой войнѣ и самой Россiи обошлось очень дорого. Такимъ образомъ Петръ III обнимъ почеркомъ пера лишилъ Россiю всѣхъ тѣхъ выгодъ и преимуществъ, какiя она могла получить отъ своего участiя въ Семилѣтней войнѣ, благодаря блестящимъ побѣдамъ русской армiи.

Само собой разумѣется, что такая чисто-личная политика, противная русскимъ интересамъ и не согласная съ достоинствомъ могущественной державы — возбудила въ Россiи общее неудовольствiе противъ Петра III. Онъ самъ еще болѣе вооружалъ всѣхъ противъ себя, постоянно отдавая предпочтенiе иноземцамъ передъ Русскими и слишкомъ явно выказывая свое неуваженiе къ православiю. Всеобщее недовольство, возбужденное Петромъ III, нашло себѣ отголосокъ и сочувствiе въ его супругѣ, императрицѣ Екатеринѣ Алексѣевнѣ, которую Петръ III не любилъ, отдалялъ отъ себя и даже оскорблялъ своими выходками. Одаренная обширнымъ умомъ государственнымъ, Екатерина отлично понимала ошибки своего супруга, опасаясь ихъ послѣдствiй для Россiи, которую искренно любила — и потому именно рѣшилась произвести государственный переворотъ (28 iюня 1762 года), которымъ побудила своего супруга къ отреченiю отъ престола. Вскорѣ послѣ того, императоръ Петръ III скончался и императрица Екатерина II Алексѣевна вступила въ управленiе Россiйскою имперiею за малолѣтствомъ наслѣдника престола, цесаревича Павла Петровича. Большую государственную мудрость выказала Екатерина въ томъ, что, нарушивъ заключенный ея супругомъ договоръ о наступательномъ и оборонительномъ союзѣ съ Фридрихомъ, однакоже сохранила въ силѣ мирный трактатъ съ Пруссiей, вѣроятно, вполнѣ сознавая безполезность для Россiи ея участiя въ европейской коалицiи противъ Фридриха.

 

ССЫЛКА


  • Иоганн Фридрих Фукс — при дворе Петра III Фёдоровича. Принимал участие в тайных переговорах цесаревны с французским посланником...

 

ПРИЛОЖЕНИЯ


Анна Петровна

Портрет цесаревны Анны Петровны. 1721

Г. С. Мусикийский.

Альбом "Портретная миниатюра в России". 1986

 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018