Путилово. Этот знакомый и незнакомый Кировский район

Анатолий Фукс


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 
 

Этот знакомый и незнакомый Кировский район / отв. ред. И. Н. Стоян.— СПб.: [б. и.], 2007

Путилово

Сведения о месте, где находится село, появилось задолго до его официального рождения. В конце XV — начале XVI веков здесь добывали бутовую плиту для строительства крепости «Орешек». На шведских картах XVII в. указана Путиловская мыза. Тогда она входила в состав Швеции. Граница с Россией пролегала в восьми километрах восточнее будущего села по реке Лава.

В сентябре 1702 года этот район был освобожден от шведов войсками Петра I. Существует легенда, что при сдаче Нотебурга-Орешка русскими шведы говорили царю: «Не жаль нам крепости Орешка, а жаль нам золотой «Путиловской горы».

После победы под Полтавой, когда стало ясно, что берега Невы навеки закреплены за Россией, начинается активное строительство будущей северной столицы. Резко возрос спрос на строителей и строительные материалы. Тогда по указу Петра было выписано из разных мест 4720 каменщиков, часть которых разместили в 1712 году в районе добычи бутовой плиты. Предками жителей современного села оказались и приписанные к Канцелярии городовых дел «работные люди из раскольников и крестьян, а также вернувшиеся из Польши стрелецкие дети». Плитный промысел надолго стал единственным источником существования местных жителей, а для некоторых и средством обогащения. Путиловцы получили ряд привилегий: их освободили от рекрутской повинности повинности предоставили монопольное право на ломку плиты.

Дворцовые крестьяне считались «особым классом мастеровых». С апреля по октябрь они добывали известняк, а в зимнее время их отправляли на казенные работы: каменнотесные, штукатурные, лепные. Они работали в Шлиссельбургской крепости, Царском Селе, Москве и даже далекой Сибири. В Петербурге и его окрестностях мастеровые из Путилова участвовали в возведении дворцов и парков, штукатурили внешние фасады Зимнего дворца, тесали гранитные вазы для Летнего сада. Их ценили «за особливое в мастерстве своем знание», т. е. за умение добывать и обрабатывать камень. Высокому профессиональному уровню жителей способствовали правительственная регламентация их деятельности, специальное обучение и постоянное соприкосновение с петербургской строительной культурой.

Однако жизнь в селе налаживалась с трудом. На казенных работах жалованье получали не регулярно, а чтобы вовсе «не померли гладом», давали муку, хлеб, крупы. Иногда вместо денег вручали саженцы плодовых деревьев. Потому жалованье вовсе отменили и предложили на своих землях ломать и тесать «в открытых ими местах мраморы половые и столовые цветные», а добытое поставлять заказчикам. Уже в 1722 году по указанию И. Ф. Браунштейна здесь заготовляли камень для Марлинского каскада фонтанов в Петергофе. Его примеру последовали и другие петербургские архитекторы.

Новая система привела к капитализации промысла. В 1789 году каменщик Михаил Антонов, который «дворцовые работы исполнял безостановочно, трудами своими нажил богатству тысяч 10 рублей» и стал петербургским купцом 3-ей гильдии. В первой половине XIX века места складирования бутовой плиты вдоль канала заняли плитопромышленники М. Тихонов и Н. Спиридонов, один из тех братьев, которые воздвигли памятник Петру в Красных Соснах. Для того чтобы «обуздать монополию небольшого числа промышленников... понизить цены на плитный материал» и «освободить крестьян села Путилово от зависимости», в 1836 году власти создали казенное Путиловское плитное заведение на коммерческой основе.

В конце концов, сложилась система более или менее устраивающая всех. Каждый год крестьянское общество разделяло между всеми его членами участки, где находились залежи плитняка. Их сдавали в аренду с торгов «ломщикам». Размер арендной платы зависел от глубины залегания плиты и ее качества. По условиям договоров арендаторы принимали на работу только членов крестьянского общества, и лишь в случае их отказа нанимали рабочих со стороны. Соглашением предусматривалось, что инструмент должен иметь сам работник. К нему относились кирка, лом, кулак (2-х пудовый молот), клин и стойка. Рабочий день продолжался все светлое время суток — от рассвета до заката. Расчет производился после доставки плиты к Петровскому каналу. Нарушение сроков выполнения работ или их низкое качество наказывалось снижением расценок.

На ломке работали все, от мала до велика. Жили в шалашах из рогожи, обед приносили из села, в котором мастеровые бывали только в воскресные и праздничные дни. Работа вызывала болезни глаз и легких. Но зато этот промысел приносил самые большие доходы в Шлиссельбургском уезде, а крестьяне Путилова считались самыми зажиточными.

Добыча велась так: сначала снимали верхний слой песка и глины («очисть») толщиной до 1 сажени; затем на поверхности камня отчерчивали нужную форму, протесывали по ней дорожку киркой до следующего слоя; потом выковыривали камень из земли при помощи лома; выломанные куски с помощью тачек или специальных салазок вытаскивали на верх и раскладывали по сортам. В первом слое залегала бутовая плита. Ее широко применяли при строительстве крепостей и других капитальных сооружений. Другой сорт назывался братеник и использовался для строительства парадных лестниц и карнизов. Самым крепким и хорошо поддающимся шлифовки был старицкий камень. Из него в сельских мастерских вытесывали надгробные памятники.

Для доставки добытой плиты к каналам в 1871 году была построена конножелезная дорога длиною в 5 верст.

Расцвет Путиловского промысла наступил во второй половине XIX века, когда «строительная горячка» охватила Петербург. Спрос на Путиловскую плиту резко возрос. Благодаря этому росло и хорошело село. В 1900 году здесь проживало 2500 человек. Путилово стало центром одноименной волости, в состав которой вошли 8 населенных пунктов. В самом селе насчитывалось 500 домов (чуть меньше, чем в Шлиссельбурге). Имелось 4 школы: одна двухклассная и три одноклассных. Первая из них считалась лучшей в уезде. Здесь была открыта первая в уезде земская больница. Работала аптека. Существовал детский сиротский приют. В народном доме разместились кинематограф, зал для концертов, библиотека. В 1913 году в село провели телефонную связь. Ежегодно 22 июня и 6 декабря устраивались ярмарки и народные гуляния.

Застройка Путилова и окрестных деревень велась по регулярным планам архитекторов П. В. Писцова и П. И. Висконти, а некоторые дома возводились по проектам известных петербургских зодчих В. М. Горностаева и Л. И. Шарлеманя. Дороги были шоссированы, тротуары вымощены. Вдоль центральной дороги установили уличные фонари.

В начале XX века дома в северной столице стали строить из стекла и бетона. Спрос на путиловский известняк начал падать. Кризис наступил в годы революции и Гражданской войны, когда уже было не ддо строительства. Жители стали голодать. Они уже давно перестали заниматься сельским хозяйством. Да и плодородной земли на месте плитодобычи не осталось. Новая большевистская власть не считала нужным давать бывшим «буржуям» продовольственные карточки, которые получали пролетарии-бурлаки из деревень Бугры и Липки. Отчаявшиеся жители захватывали баржи с хлебом, идущие по каналам в Петроград, и делили хлеб по количеству едоков. Карателей в разгар Гражданской войны не прислали, но объявили селу бойкот и отказались поставить туда продовольствие.

Путилово пережило голодные годы и сохранило облик красивого ухоженного села. Добротные дома украшались палисадниками с цветами. Жители завели сады и огороды. В 30-е годы здесь, как и везде, возник колхоз. После войны в нем осталось работать только 11 пожилых людей.

Добычей плиты здесь продолжал заниматься один из цехов Мгинского карьероуправления. В 69-годы Путилово стало центральной усадьбой совхоза «Дальняя Поляна»...

 

Ссылка


 


Условия использования материалов

Поиск
Copyright MyCorp © 2019