Село Анненское (Рязановское, Мойка) — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

Анненское

Здесь было село Анненское

Анненское

Река Нева и устье р. Мойка

Мойка-карта

См.— Анненское (Мойка). Яндекс.Карты

Трехверстовка Санкт-Петербургской губернии. Военно-топографическая карта 1855 г.

карта

мз. Елизаветино, мз. Анненское. С.-Петербургская губерния в атласе Ильина. 1871 г.

lib.lenobl.ru Спроси у краеведа

Село Анненское основано в 1800 г. камергером Н. П. Рязановым (1764—1807), названо по имени жены его Анны Григорьевны (1780—1802), урож. Шелеховой — дочери основателя первых поселений в Русской Америке (Аляске). В народе оно прослыло Рязановским, и по ближайшей реке еще «Мойка». В память об умершей жене в 1803—1808 гг. была возведена каменная церковь Тихвинской иконы Пресвятой Богородицы.

Село унаследовала малолетняя дочь Резановых Ольга (1802—1828), в замужестве Кокошкина. Через 2 год после её смерти, в 1830 г., имение (747 дес.) перешло её родственнику генерал-майору С. А. Кокошкину (1785—1861), петербургскому обер-полицмейстеру. Он устроил усадьбу (4 дес.) с просторным барским домом (стоял еще в 1910 г.), службами и садом (р).

По данным справочника «Описание Санкт-Петербургской губернии…» (1838) —  деревня Анненское Шлиссельбургского уезда 1-го стана находилась в 15 верстах от уездного города, в 26 верстах от места пребывания пристава. 49 человек мужского пола и 37 человека женского пола принадлежали наследникам покойной генерал-майорше Кокошкиной (о).

На 1856 г. в селе 9 дворов с 25 душами, которые принадлежат г-ну Кокошкину (а).

Сын С. А. Кокошкина — Сергей (ум. 1883) построил при усадьбе часовню.

На 1889 г. мызой Анненской владел  дворянин А. П. Коханов. Сдавал в аренду землю под покосы, охоту, сдавалась рыболовная тоня, 5 квартир большого дома, дача. В селе Анненское землю имел дворянин Н. С. Кокошкин. В аренду сдавал мелочную лавку, дачи, дом. В селе была кузница (м).

Дочери С. С. Кокошкина продали имение поручику И. И. Дружине-Артемовичу.

В 1815 г. вблизи села в одном из помещичьих имений была обнаружена древняя гробница, вросшая в землю. Очевидно, над могилой стояла церковь.

 

М. И. Пыляев. «Забытое прошлое окрестностей Петербурга». Глава IV. (СПб., изд-во А. С. Суворина, 1889).

СЕЛО АННЕНСКОЕ.

За этою дачею лежитъ село Анненское, съ церковью Тихвинской Божiей Матери. Село Анненское основано въ 1800 году камергеромъ Н. П. Рязановымъ, оно названо по имени жены его Анны. Въ народѣ оно слыветъ Рязановскимъ, и по ближайшей рѣкѣ еще «Мойка». Въ церкви этого села замѣчательны священные сосуды изъ фарфора съ украшенiемъ изъ золота. Анненское болѣе пятидесяти лѣтъ принадлежитъ роду гг. Кокошкиныхъ.

 

Выпуск № 112 от 22.06.2007

На высоком берегу Невы

Андрей ШАТРОВ

Много свидетельств и тайн хранят невские берега о событиях, канувших уже в Лету, и надо отдавать дань крохам истории, пока есть такая возможность. В статье Н. Седовой «Любовь моя у вас в Невском ...» («Санкт-Петербургские ведомости» от 18 мая 2007 года) рассказано, в частности, о месте последнего упокоения семьи и близких (дочери Ольги) известного русского путешественника Н. П. Резанова – кладбище в селе Анненское, что при впадении реки Мойки в Неву.

Много лет прошло с тех пор, но и сейчас величественный вид открывается с высокого левого берега Невы чуть выше впадения в нее Мойки. Нева здесь расширяется и делает поворот, и с самой вершины этой излучины, с крутого берега невские дали предстают во всей своей красе. Вверх по Неве открывается далекая панорама Невского пятачка с силуэтами вытянувшихся тополей, обрамляющих первую появившуюся здесь памятную стелу, а за ними вырисовываются трубы небезызвестной Кировской 8-й ТЭЦ. Вниз по Неве расстилаются лесистые берега с песчаными пляжами (где художники со своими мольбертами?), а вдали видны туманные очертания мостопоезда.

Еще в молодости, проезжая каждое лето на велосипеде по Шлиссельбургскому шоссе на Невский пятачок, в Кировск или Петрокрепость, я неизменно останавливался здесь передохнуть, полюбоваться пейзажами и послушать жаворонков, которые поют над полями в этом месте. Странно пустынным выглядел этот берег, а одинокая автобусная остановка не оживляла этот пейзаж, а, наоборот, дисгармонировала с ним. Кроме окрестных видов, меня привлекала к себе небольшая могильная плита серого полированного гранита, блестевшая на солнце, обросшая кустами шиповника и, очевидно, отброшенная взрывом со времен войны со своего исконного места. На этом надгробном камне отчетливо прочитывалась надпись следующего содержания: «Лейб-гвардии Преображенского полка прапорщик Владимир Сергеевич Кокошкин скончался 21 мая 1846 года на 21 году своей жизни в Санкт-Петербурге».

За давностью лет не могу ручаться за правильность даты смерти, но, что это было в мае и ему был 21 год, это совершенно точно. Каждый раз я подходил к плите, к этому созданному мной образу молодого человека, как к другу, даже предвкушал встречу, и, стоя со своим велосипедом над его могильной плитой, я внутренне спрашивал себя: какой же романтикой была овеяна его короткая жизнь, отчего он так рано ушел из жизни и почему был похоронен именно здесь, на невском берегу?

Были на этом искромсанном войной и заброшенном маленьком кладбище на самой вершине невского берега и другие могильные плиты, значительно хуже сохранившиеся, надписей на которых я уже не помню. Очевидно, в начале или середине перестроечных времен надгробного камня Владимира Сергеевича на своем месте не оказалось – к моему великому прискорбию он бесследно исчез.
Только теперь, после публикации Н. Седовой, мне приоткрылся ответ на мой всегдашний невольный вопрос. Мне стало совершенно ясно, что под надгробной плитой покоился прах внука знаменитого Николая Резанова, сына его дочери Ольги и ее мужа сенатора С. А. Кокошкина, похороненных здесь же.

Я и не догадывался, что на этом месте, на высоком берегу Невы стояла церковь, возведенная Н. Резановым, хотя это можно было предполагать по присутствию здесь древнего погоста. Следов храма не осталось, война стерла его с лица земли, и невский берег без такой необходимой здесь доминанты, радующей глаз и душу, выглядит скучно и неинтересно. По узкому шоссе – старому Шлиссельбургскому тракту снуют машины, чуть в стороне, за дорогой, образовалось новое кладбище, а с другой стороны Невы вырос коттеджный поселок...

Интересно, сохранились ли где-нибудь фотографии Анненской церкви? Очень хотелось бы на них посмотреть, подышать воздухом ускользающей истории. Может быть, что-то известно и о жизни и смерти Владимира Сергеевича Кокошкина?

 

 

Вид на старинную церковь села Анненское. 1925 г.

Источник — Кунсткамера

 

Погост-фото

Анненский погост.  фото 2015 г.

Выпуск № 167 от 07.09.2007

В поисках утраченного

Наталья СЕДОВА

Казалось бы, история поселений на берегах Невы давно и хорошо известна, но публикации о селе Анненском показали, что это не так («Санкт-Петербургские ведомости» от 18 мая и 22 июня 2007 года). Сегодня по просьбам читателей мы дополняем рассказ о прошлом Анненского...

В начале июня нынешнего года в Красноярске был установлен памятник Николаю Петровичу Резанову, а здесь, на невском берегу, где в 1800 году он основал сельцо Резановское-Анненское, о знаменитом путешественнике ничто не напоминает. Село, названное им в честь жены Анны, было уничтожено в годы войны, как и храм, построенный камергером Резановым по завещанию любимой супруги. И даже никаких графических изображений этой церкви пока не выявлено, зато имеются материалы по истории храма и прихода со времен Н. П. Резанова и даже описи церковного имущества. Поэтому так важны для нас любые детали, любые свидетельства очевидцев.

Полтора десятка лет назад один из местных старожилов вспоминал, что Анненская церковь была изумительно красива. Она была круглая, а сбоку были две колонны и под сводами стояли два памятника темного гранита. На них были металлические шлемы с перекрещенными саблями или шпагами, на граните была надпись: «Поручик лейб-гвардии Преображенского полка Кокошкин». Были похоронены два брата... Много было склепов, но их разрушили во время войны. Один из памятников Кокошкиным долго валялся в кювете, но и его в 1960-х годах увезли...

Церковь служила очень долго, до 1938—1939 годов. Перед войной церковь была передана под клуб. Настлали деревянные полы, а алтарь использовали как сцену.

«Во время войны 6-го сентября 1941 года поздно вечером деревня загорелась, – вспоминал А. Карпов, – началась беспорядочная перестрелка и все стихло через некоторое время. Наутро мы побежали смотреть, что осталось от села. Мы шли по завалам деревьев, домов, телеграфных столбов к церкви. Она была не тронута...»

После войны на месте храма остались только груды кирпича и надгробные плиты церковного кладбища, да и те вскоре растащили. Был уничтожен деревянный дом – школа, стоявшая на площадке перед церковной колокольней, ограда с воротами дома причта и сосны на невском берегу. Может быть, уцелели склепы в церкви? Может быть, хотя и тут наверняка не обошлось без искателей кладбищенских сокровищ.

Но сохранились точные сведения о семейной усыпальнице Кокошкиных в церкви Тихвинской Богоматери. Кладбище в Анненском было обследовано в 1910 году, а через три года данные о нем великий князь Николай Михайлович и историк В. И. Саитов опубликовали во втором томе «Петербургского некрополя». И вот печальный список перед нами.

В церкви села Анненского была похоронена Ольга Николаевна, дочь Н. П. Резанова. Ее появление на свет 6 октября 1802 года стоило жизни матери Анне Григорьевне, урожд. Шелеховой. Известно, что осиротевшим детям Н. П. Резанова покровительствовал сам государь, возможно поэтому избранником Ольги Резановой стал флигель-адъютант императора полковник С. А. Кокошкин. Она же, как гласила эпитафия, «добродетелями своими составила примерное счастие неутешного супруга», в браке с которым состояла 6 лет 11 месяцев и 14 дней. Ольга Николаевна умерла после родов в ночь с 20 на 21 января 1828 года, прожив всего 25 лет с небольшим.

Наследниками имения Ольги Кокошкиной стали ее дети и супруг Сергей Александрович Кокошкин (1785—1861), впоследствии петербургский обер-полицмейстер, генерал-майор императорской свиты, генерал от инфантерии, сенатор. Говорили, что он сильно пострадал, упав в ров на улице, и скончался 11 августа 1861 года. В Анненском С. А. Кокошкин был погребен вместе с дочерью Софией, умершей 1 мая 1836 года на 15-м году жизни.

Словно злой рок преследовал семейство Н. П. Резанова и его потомков, уходивших из жизни так рано! Совсем молодыми умерли в Петербурге и были похоронены в Анненском внуки Н. П. Резанова. Виктор Сергеевич Кокошкин, поручик лейб-гвардии Преображенского полка, покинул этот свет 8 февраля 1848 года на 25-м году жизни. Служивший прапорщиком в том же полку Владимир Сергеевич Кокошкин скончался 16 мая 1846 года на 26-м году жизни.

Помещик Анненского Сергей Сергеевич Кокошкин был титулярным советником, почетным мировым судьей Шлиссельбургского уезда, жертвователем церкви в Анненском. Он намного пережил своих братьев и умер 20 мая 1883 года. Управление отцовским имением Сергей Сергеевич доверил писцу штата полиции И. А. Гилевичу, который успешно разорил имение, отчего наследник С. С. Кокошкина Николай Сергеевич в 1894 году был объявлен несостоятельным...

В начале XX века, по свидетельству Н. Н. Врангеля, в Анненском от старины «осталась лишь маленькая хорошенькая церковь 1808 года при старом кладбище да покосившийся неприветливый Кокошкинский дом...»

К началу XXI века остался только высокий берег Невы...

 

 

Ленинградская областная универсальная научная библиотека. Отдел краеведения Санкт-Петербург. КРАЕВЕДЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ 2014
Имена на карте Ленинградской области

Резанов Николай Петрович
(28.03.1764 — 14.03.1807)       250 лет со дня рождения


Действительный камергер императорского двора, генерал, чрезвычайный и полномочный посланник в Японии и руководитель 1-й кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерна. Родился в Санкт-Петербурге. Способствовал налаживанию экономических, промышленных и торговых связей России с Калифорнией, Японией и Филиппинскими острова, будучи одним из основателей Российско-Американской компании. Любовь дочери коменданта Сан-Франциско и Н. П. Резанова легла в основу знаменитой рок-оперы «Юнона и Авось» (1981).

Получил во владение земли в Шлиссельбургском уезде на берегу реки Мойки, где в 1800 г. основал поселение Резановское или Мойка, которое после смерти его жены было переименовано в мызу в Анненскую (Кировский р-н), и выстроил здесь храм. Каменная церковь во имя Тихвинской Богородицы с колокольней и колонным портиком была освящена в 1803 г.

История русской Америки. 1732—1867. Т. 2. Деятельность Российско-американской компании: 1799—1825 / ред. Н.Н. Болховитинов. — М. : Международные отношения, 1999.— Из содерж.: Н. П. Резанов и первое кругосветное путешествие россиян (1803—1806) / Н. Н. Болховитинов.— С. 84—114.

Болховитинов Н. Н., Н. П. Резанов и первое русское кругосветное плавание 1803—1806 годы / Н.Н. Болховитинов // Новая и новейшая история.— 1997.— № 3.— С. 167—187.

Гришачев С., Прагматичный прототип: подлинная история путешествий Николая Резанова / С. Гришачев // Родина.— 2001.— № 6.— С. 50—54.

Лещенко Н., Пробудивший Японию от сна: посольство Николая Резанова (1803—1805) / Н. Лещенко // Родина.— 2009.— № 12.— С. 127—128.

Федорова О. М., Конфликт между И. Ф. Крузенштерном и Н. П. Резановым по свидетельствам участников экспедиции / О. М. Федорова // Вопросы истории.— 2009.— № 5.— С. 108—117.

_____________________________
 

Мурашова Н. В., Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии: Южное Приладожье, Кировский и Волховский районы / Н. В. Мурашова, Л. П. Мыслина. — СПб.: Алаборг, 2009.— С. 109—110.

Этот знакомый и незнакомый Кировский район / отв. ред. И. Н. Стоян.— СПб.: [б. и.], 2007.— С. 56.

 

ССЫЛКИ


 

ПРИЛОЖЕНИЯ


Описание Санктпетербургской губернии по уездам и станам.— СПб., 1838.— С. 75.

 

Алфавитный список селений по уездам и станам С.-Петербургской  губернии. Сост. при  Губ. стат. ком.— СПб., 1856.— С. 9.

Материалы по статистике народного хозяйства в Санкт-Петербургской губернии. Вып.10. Частновладельческое хозяйство Шлиссельбургском уезде.— СПб.,1889.— С.2, 32.

Александрова Е. Л. Санкт-Петербургская губерния: историч. прошлое / Е. Л. Александрова.— СПб.: Гйоль, 2011.

 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018