Символ, от греч. symbolon — Энциклопедия

Анатолий Фукс — личный сайт

В. Даль. Толковый словарь

Символ вѣры, исповѣданье всей сущности или основъ ея, въ перечнѣ. || Изображенье картинное, и вообще чертами, рѣзами, знаками, съ переноснымъ, символическимъ, иносказательнымъ значениемъ. Держава символъ власти. Вѣсы символъ правосудiя. Кулакъ символъ самовластiя. Треугольникъ символъ св. Троицы.

 

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

СИМВОЛ, вещественный, графический или звуковой условный знак или условное действие, обозначающее какое-либо явление, понятие, идею. Например, красное знамя — символ революционной освободительной борьбы.

 

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

СИМВОЛ (от греч. symbolon — знак опознавательный предмета), 1) в науке (логике, математике и др.) то же, что знак. 2) В искусстве характеристика художественного образа с точки зрения его осмысленности, выражения им некой художественной идеи. В отличие от аллегории смысл символа неотделим от его образной структуры и отличается неисчерпаемой многозначностью своего содержания.

 

С. И. Ожегов. Словарь русского языка. 1986

СИ´МВОЛ, -а, м. То, что служит условным знаком какого-н. понятия, чего-н. отвлеченного. Голубь — с. мира. Якорь — с. надежды. Этот подарок — с. верности. ♦ Символ веры — 1) краткое изложение основных догматов христианской религии; 2) то же, что кредо.

СИМВОЛИЗИ´РОВАТЬ, -рую, -руешь; несов., что (книжн.). Служить символом чего-н. Якорь символизирует надежду. || сущ. символизация, -и, ж.

СИМВО´ЛИКА, -и, ж. (книжн.). 1. Символическое значение, приписываемое чему-н. С. цветов. 2. собир. Совокупность каких-н. символов.

СИМВОЛИ´ЧЕСКИЙ, -ая, -ое и СИМВОЛИ´ЧНЫЙ, -ая, -ое, -чен, -чна. Являющийся символом, состоящий из символов. Символическое изображение. || сущ. символичность, -и, ж.

 

Нестерова О. Е. СИМВОЛ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2017); https://bigenc.ru/philosophy/text/3662454

СИ́МВОЛ (греч. σύμβολον, пер­во­на­чаль­но – опознавательный знак, впослед­ствии – знак, символ в широком смыс­ле), 1) то же, что знак; 2) об­раз с пе­ре­нос­ным зна­че­ни­ем; 3) в ли­те­ра­ту­ре – од­на из фи­гур ино­ска­за­ния (на­ря­ду с ал­ле­го­ри­ей и др.). Под С. в лит-ре и иск-ве обыч­но по­ни­ма­ют ли­бо знак, об­ла­даю­щий той или иной сте­пе­нью пред­мет­ной кон­крет­но­сти, но ис­поль­зуе­мый для вы­ра­же­ния смыс­ла, вы­хо­дя­ще­го за пре­де­лы се­ман­ти­ки, не­по­сред­ст­вен­но за­дан­ной пред­мет­но­стью это­го зна­ка, ли­бо об­раз, ко­то­рый функ­цио­ни­ру­ет как знак (т. е. вы­ра­жа­ет по­сто­рон­ний для это­го об­раза смысл), не ут­ра­чи­вая при этом собств. ес­теств. се­ман­ти­ки.

Типы символов

До­пус­ти­мо раз­ли­чать сим­во­лич. зна­ки (все­воз­мож­ные идео­грам­мы и гео­мет­рич. С.), ре­аль­ные С. (напр., ми­ро­вое дре­во как С. ми­ро­зда­ния, че­ло­ве­че­ский че­реп как С. смер­ти) и ин­тен­цио­наль­ные С. (об­ра­зы, по­лу­чаю­щие сим­во­лич. ста­тус толь­ко в ак­те реф­лек­сии ав­то­ра или тол­ко­ва­те­ля).

Сим­во­ли­че­ские зна­ки (напр., древ­ние гео­мет­рич. С. – круг, квад­рат, крест, их со­че­та­ния и мо­ди­фи­ка­ции ти­па ман­да­лы, сва­сти­ки, инь и ян, ме­ан­д­ра и др.) сле­ду­ет от­ли­чать от зна­ков как та­ко­вых (напр., ма­те­ма­тич. или хи­мич. «С.»), зна­че­ние ко­то­рых за­да­ёт­ся толь­ко кон­вен­цио­наль­но и не мо­жет быть вы­ве­де­но са­мо­стоя­тель­но. Сим­во­лич. зна­ки спо­соб­ны вы­ра­жать не­ко­то­рое «со­дер­жа­ние» че­рез са­му свою фор­му, по­это­му их мож­но рас­смат­ри­вать как схе­ма­тич. об­ра­зы (коль ско­ро об­раз пред­по­ла­га­ет един­ст­во фор­мы и со­дер­жа­ния). Со­от­вет­ст­вен­но кон­кре­ти­за­ция сим­во­лич. зна­ков мо­жет осу­ще­ст­в­лять­ся как на уров­не фор­мы, так и на уров­не со­дер­жа­ния. В пер­вом слу­чае сим­во­лич. знак за­ме­ща­ет­ся об­ра­зом, имею­щим ана­ло­гич­ную фор­му или струк­ту­ру и вы­ра­жаю­щим тот же смысл (напр., фи­гу­ра кру­га и об­раз змеи, ку­саю­щей свой хвост, – С. веч­но­сти, по­ни­мае­мой как цик­лич. дви­же­ние вре­ме­ни, не имею­щее на­ча­ла и кон­ца), во вто­ром слу­чае сим­во­лич. знак за­ме­ща­ет со­бой не­кий ре­аль­ный С., и то­гда на не­го пе­ре­но­сят­ся зна­че­ния по­след­не­го (напр., сва­сти­ка в инд. куль­ту­ре сим­во­ли­зи­ру­ет свет, изо­би­лие и бла­го­по­лу­чие в си­лу то­го, что все эти по­нятия ас­со­ции­ру­ют­ся с солн­цем). Т. о., связь ме­ж­ду сим­во­лич. зна­ком и его зна­че­ни­ем мо­жет быть не­по­сред­ст­вен­ной или опо­сре­до­ван­ной др. сим­во­лом.

Реальные символы

В си­лу не­яв­но­го ото­жде­ст­в­ле­ния об­раза с изо­бра­жае­мым под ре­аль­ны­ми С. час­то по­ни­ма­ют не об­ра­зы не­ких ре­аль­ных сущ­но­стей, вы­сту­паю­щих в ка­че­ст­ве С., а са­ми эти сущ­но­сти (напр., солн­це – С. бла­га). Бо­лее стро­гим яв­ля­ет­ся оп­ре­де­ле­ние ре­аль­но­го С. как об­раза та­кой сущ­но­сти, ко­то­рая, со­хра­няя свою са­мо­то­ж­де­ст­вен­ность, при­об­ре­та­ет вме­сте с тем и иной, ино­ска­за­тель­ный или пе­ре­нос­ный, смысл, при этом пе­ре­нос­ный смысл ус­мат­ри­ва­ет­ся из бу­к­валь­но­го. От­сю­да ха­рак­тер­ное для ре­аль­ных С. па­ра­док­саль­ное со­че­та­ние не­по­средств. оче­вид­но­сти их пе­ре­нос­но­го смыс­ла с не­воз­мож­но­стью окон­ча­тель­но­го и ис­чер­пы­ваю­ще­го све­де­ния это­го смыс­ла к ак­ту­аль­но­му и под­даю­ще­му­ся рас­су­доч­ной фик­са­ции «зна­че­нию» (по­сколь­ку пе­ре­нос­ный смысл С. за­да­ёт­ся как се­ман­тич. по­ле).

Чем бо­га­че по­тен­ци­аль­ная се­ман­ти­ка ре­аль­но­го сим­во­лич. объ­ек­та и чем яр­че его цен­но­ст­ная ок­ра­ска, тем ча­ще и ес­те­ст­вен­нее он бу­дет ис­поль­зо­вать­ся как С. По­это­му гла­вен­ст­вую­щее ме­сто сре­ди сим­во­лич. объ­ек­тов при­над­ле­жит уни­вер­саль­ным С. (напр., во­да, кровь, вино, де­ре­во и т. д.), боль­шин­ст­во ко­то­рых бы­ло ос­вое­но ар­хаи­че­ским ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. соз­на­ни­ем и унас­ле­до­ва­но позд­ней­шей куль­тур­ной тра­ди­ци­ей (ср. по­ня­тие «ар­хе­ти­пи­че­ских» С. у К. Г. Юн­га).

На­ря­ду с опи­сан­ны­ми вы­ше уни­вер­саль­ны­ми С., су­ще­ст­ву­ет са­мо­сто­ят. класс ре­аль­ных С. вто­ро­го по­ряд­ка, пе­ре­нос­ный смысл ко­то­рых фор­ми­ру­ет­ся не не­по­сред­ст­вен­но, а че­рез со­от­не­се­ние с уни­вер­саль­ным С. (или др. сим­во­лич. объ­ек­том) и за­им­ст­во­ва­ние его по­тен­ци­аль­ной се­ман­ти­ки. По­доб­ное со­от­не­се­ние мо­жет быть пря­мым (напр., ча­ша – уни­вер­саль­ный С. кос­мо­са, а изо­бра­же­ние кон­крет­ной ча­ши мо­жет за­им­ст­во­вать этот смысл) или опо­сре­до­ван­ным (ко­гда два прин­ци­пи­аль­но раз­ных сим­во­лич. объ­ек­та ото­жде­ст­в­ля­ют­ся по ка­ко­му-то су­ще­ст­вен­но­му при­зна­ку: напр., Хри­стос – ис­ку­пи­тель­ная Жерт­ва сим­во­ли­че­ски ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с агн­цем – жерт­вен­ным жи­вот­ным).

Интенциональные символы

По­сколь­ку лю­бой сим­во­лич. об­раз име­ет и бу­к­валь­ный, и пе­ре­нос­ный смысл, в прин­ци­пе лю­бые С. ин­тен­цио­наль­ны, т. к. их сим­во­лич. ста­тус обес­пе­чи­ва­ет­ся ис­клю­чи­тель­но ак­том его ис­поль­зо­ва­ния в ка­че­ст­ве С. Од­на­ко функ­цио­ни­ро­ва­ние С. в сис­те­ме ми­фо­ло­гич. и ре­лиг. соз­на­ния, ис­хо­дя­ще­го из убе­ж­де­ния в су­ще­ст­во­ва­нии не­кой не­ви­ди­мой ре­аль­но­сти, лишь ма­ни­фе­сти­рую­щей се­бя в чув­ст­вен­ных об­раз­ах, су­ще­ст­вен­но от­ли­ча­ет­ся от функ­цио­ни­ро­ва­ния С. в кон­тек­сте ху­дож. куль­ту­ры, пред­на­ме­рен­но опе­ри­рую­щей С. Ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. С. фак­ти­че­ски по­лу­ча­ют ав­то­ном­ное су­ще­ст­во­ва­ние (в рам­ках оп­ре­де­лён­ной куль­тур­ной тра­ди­ции) и мо­гут сво­бод­но ис­поль­зо­вать­ся в ху­дож. прак­ти­ке, ко­то­рая, кро­ме то­го, до­пус­ка­ет ис­кусств. кон­ст­руи­ро­ва­ние сим­во­лов.

Теории символов

Ин­те­рес к С. как к са­мо­сто­ят. эс­те­тич. ка­те­го­рии воз­ник лишь в кон. 18 в. И. В. Гё­те и К. Ф. Мо­риц от­чёт­ли­во сфор­му­ли­ро­ва­ли по­ня­тие С. как са­мо­дос­та­точ­но­го и ор­га­нич­но­го един­ст­ва «смыс­ла» и «бы­тия», ука­зав на не­об­хо­ди­мость от­ли­чать С. от об­раза, зна­ка и ал­ле­го­рии. Опи­ра­ясь на эти идеи, Ф. В. Шел­линг по­ло­жил ка­те­го­рию С. в ос­но­ва­ние сво­ей «фи­ло­со­фии ис­кус­ст­ва», про­ти­во­пос­та­вив С. «схе­ме» (обо­зна­че­нию осо­бен­но­го че­рез об­щее) и «ал­ле­го­рии» (обо­зна­че­нию об­ще­го че­рез осо­бен­ное) в ка­че­ст­ве фор­мы, в ко­то­рой диа­лек­ти­че­ски сни­ма­ет­ся про­ти­во­пос­тав­ле­ние об­ще­го и осо­бен­но­го. Идеи Шел­лин­га по­лу­чи­ли раз­ви­тие в ра­бо­тах К. В. Ф. Золь­ге­ра (с его по­пыт­кой реа­би­ли­та­ции пе­ре­ос­мыс­лен­ной им ал­ле­го­рии), Ф. К. фон Баа­де­ра и др., а так­же в эс­те­тич. тео­рии и прак­ти­ке нем. ро­ман­ти­ков. Г. В. Ф. Ге­гель вер­нул­ся к по­ня­тию С. как зна­ка или об­раза, об­ла­даю­ще­го «зна­че­ни­ем»: «сим­во­лич.» един­ст­во об­раза и зна­че­ния ак­ту­аль­но лишь для до­реф­лек­сив­ных форм соз­нания (напр., для ми­фо­ло­гич. мыш­ле­ния), в иск-ве же это един­ст­во не­из­беж­но рас­па­да­ет­ся, в ре­зуль­та­те че­го воз­ни­ка­ют отд. жан­ры, ха­рак­те­ри­зую­щие­ся разл. ти­па­ми со­от­но­ше­ния «внеш­не­го» (об­раз) и «внут­рен­не­го» (зна­че­ния). Пред­ло­жен­ный Ге­ге­лем ра­цио­на­ли­стич. под­ход к про­бле­ме С. ос­та­вал­ся пре­об­ла­даю­щим до кон. 19 в., од­на­ко ро­ман­тич. трак­тов­ка С. на­шла се­бе но­вых при­вер­жен­цев в ли­це тео­ре­ти­ков сим­во­лиз­ма на ру­бе­же 19 и 20 вв. В 20 в. по­ня­тие С. как про­дук­та спон­тан­ной пси­хич. дея­тель­но­сти или по­ро­ж­де­ния бес­соз­на­тель­но­го раз­ра­ба­ты­ва­лось в пси­хо­ана­ли­зе З. Фрей­да и ана­ли­ти­че­ской пси­хо­ло­гии К. Г. Юн­га.

Символы в художественной литературе

Ис­поль­зо­ва­ние С. в ху­дож. прак­ти­ке пред­по­ла­га­ет осо­бую мо­ти­ва­цию. Ин­туи­тив­ный сим­во­лизм, ха­рак­тер­ный для ар­хаи­че­ско­го ре­лиг. и ми­фо­ло­гич. соз­на­ния и ря­да ар­ха­ич. жан­ров лит-ры (напр., для лит-ры «ви­де­ний»), был обу­слов­лен не­воз­мож­но­стью вы­ра­зить са­краль­ный смысл ина­че как в чув­ст­вен­ных об­раз­ах, од­но­вре­мен­но при­от­кры­ваю­щих и утаи­ваю­щих этот смысл (ср. за­ме­ще­ние С. та­буи­ро­ван­ных объ­ек­тов). Прак­ти­ка кон­ст­руи­ро­ва­ния С. для вы­ра­же­ния чис­то фи­лос. со­дер­жа­ния (на­чи­ная с Пла­то­на) под­ра­зу­ме­ва­ла осоз­на­ние не­за­ви­си­мо­сти сим­во­лич. фор­мы от её са­краль­но­го смыс­ла и мог­ла быть обу­слов­ле­на ли­бо на­ме­ре­ни­ем вос­ста­но­вить эту связь, ли­бо ди­дак­тич. це­ля­ми («на­гляд­ность» С.).

Ана­ло­гич­ные прин­ци­пы ле­жат в ос­нове ис­поль­зо­ва­ния С. в ев­роп. ху­дож. лит-ре. Сим­во­лизм позд­не­ан­тич­ной лит-ры обес­пе­чи­вал­ся, как пра­ви­ло, не­по­сред­ст­вен­ным при­сут­ст­ви­ем ре­лиг.-ми­фо­ло­гич. суб­стра­та (напр., у Апу­лея). Лит-ра сред­них ве­ков и Ре­нес­сан­са ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ла тра­диц. са­краль­ные С., от­да­вая, од­на­ко, пред­поч­те­ние соз­да­нию ал­ле­го­рич. об­ра­зов. К эпо­хе клас­си­циз­ма С. ока­за­лись ед­ва ли не все­це­ло вы­тес­не­ны ал­ле­го­рия­ми, пре­вра­тив­ши­ми­ся в су­хие схе­мы. Ре­ак­ци­ей на это яви­лась кри­ти­ка ал­ле­го­риз­ма в эпо­ху позд­не­го клас­си­циз­ма и ро­ман­тиз­ма и об­ра­ще­ние к С. как к сред­ст­ву, по­зво­ляю­ще­му вы­ра­зить не­ко­то­рый выс­ший, ду­хов­ный смысл, но не раз­ру­шаю­ще­му при этом ху­дож. фор­мы. В эпо­ху сим­во­лиз­ма бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка сде­лать С. ос­нов­ным и ед­ва ли не един­ст­вен­ным сред­ст­вом ху­дож. вы­ра­зи­тель­но­сти. Для лит-ры 20 в. ха­рак­тер­на соз­на­тель­ная иг­ра с тра­ди­ци­он­ны­ми С., сло­жив­ши­ми­ся в разл. куль­ту­рах (Г. Гес­се, Т. Манн, У. Эко и др.).

Сим­во­ли­за­ция ху­дож. про­из­ве­де­ния мо­жет осу­ще­ст­в­лять­ся дву­мя спо­со­ба­ми: ли­бо за счёт вклю­че­ния в его ткань за­им­ст­во­ван­ных уни­вер­саль­ных С., ли­бо за счёт кон­ст­руи­ро­ва­ния С. внут­ри са­мо­го про­из­ве­де­ния. Пер­вый спо­соб наиболее эф­фек­ти­вен в слу­чае лит. ре­кон­ст­рук­ции ми­фа – как, напр., в лит. либ­рет­то опер Р. Ваг­не­ра, где центр. роль от­во­дит­ся тра­диц. сим­во­ли­ке гер­ма­но-сканд. («ми­ро­вой ясень», «меч», «коль­цо» и т. д. в «Коль­це ни­бе­лун­гов»), хри­сти­ан­ской («ча­ша Граа­ля» в «Пар­си­фа­ле») или пе­ре­ос­мыс­лен­ной клас­сич. ми­фо­ло­гии («грот Ве­не­ры» в «Тан­гей­зе­ре»), или то­гда, ко­гда ста­вит­ся цель вы­яв­ле­ния ми­фо­ло­гич. под­тек­ста по­ве­ст­во­ва­ния, не яв­ляю­ще­го­ся ми­фо­ло­ги­че­ским и не ими­ти­рую­ще­го та­ко­вое (напр., ис­поль­зо­ва­ние ближ­не­во­сточ­ной ми­фо­по­этич. сим­во­ли­ки в ро­ма­не Т. Ман­на «Ио­сиф и его бра­тья»). Од­на­ко ав­тор мо­жет соз­да­вать и собств. сис­те­му ин­тен­цио­наль­ных С., ис­поль­зуя об­ра­зы, не свя­зан­ные с тра­ди­ци­он­ны­ми С., но по­тен­ци­аль­но за­клю­чаю­щие в се­бе сим­во­лич. смысл и до­пус­каю­щие мно­го­об­раз­ные ас­со­циа­тив­ные свя­зи (напр., скор­пио­но­по­доб­ное «на­се­ко­мое» или «рас­ко­ло­тая ико­на» в ро­ма­нах Ф. М. Дос­то­ев­ско­го «Иди­от» и «Под­рос­ток»). По­ми­мо это­го, ин­тен­цио­наль­ная сим­во­ли­за­ция осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в ак­те экс­пли­цит­ной реф­лек­сии ав­то­ра или пер­со­на­жа (напр., в ли­рич. по­эзии, не пре­тен­дую­щей на «сим­во­лизм», но кон­ст­руи­рую­щей об­ра­зы, объ­ек­ти­ви­рую­щие внутр. со­стоя­ние или ми­ро­ощу­ще­ние ге­роя).

Литература

Лит.: Schlesinger M. Geschichte des Sym­bols. B., 1912; Sørensen B. A. Symbol und Symbolis­mus in den ästhetischen Theorien des 18. Jahrhunderts und der deutschen Romantik. Cph., 1963; Sign, image and symbol. L., 1966; Sperber D. Le symbolisme en général. P., 1974; Сим­вол в сис­те­ме куль­ту­ры. Тар­ту, 1987; Сим­во­лы в куль­ту­ре. СПб., 1992; То­до­ров Ц. Тео­рии сим­во­ла. М., 1999; Rolf E. Symboltheorien: Der Symbolbegriff im Theo­riekontext. B., 2006; Goodman N. Languages of art: An approach to a theory of symbols. 2nd ed. Indianapolis, 2009; Свась­ян К. А. Про­бле­ма сим­во­ла в со­вре­мен­ной фи­ло­со­фии. 2-е изд. М., 2010; Decharneux B., Ne­fon­taine L. Le symbole. 3 éd. P., 2014.

 

ССЫЛКА


 


Условия использования материалов

ПОИСК ПО САЙТУ
Copyright MyCorp © 2018