Весь — Энциклопедия

Анатолий Фукс


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Энциклопедический Словарь. 1953—1955

ВЕСЬ, древнее племя, жившее в р-не Белоозера и слившееся уже в 9—12 вв. со славянами. Говорили на языке финно-угорской группы. Потомками В. являются вепсы.

 

эмблема сэсСоветский Энциклопедический Словарь. 1980

ВЕСЬ, 1) прибалт.-финское племя в Приладожье и Белозерье. С. х-во, промыслы. С 9 в. в составе Киевской Руси. Потомки В. — вепсы. 2) Назв. небольшого сел. поселения у славян.

 

Макаров Н. А. ВЕСЬ // Большая российская энциклопедия. Электронная версия (2016); https://bigenc.ru/domestic_history/text/1910950

ВЕСЬ, при­бал­тий­ско-фин­ское пле­мя, оби­тав­шее, со­глас­но ле­то­пис­ным ис­точ­ни­кам, в рай­оне Бе­ло­го оз. Упо­ми­на­ет­ся в «По­вес­ти вре­мен­ных лет» как член сев. фе­де­ра­ции др.-рус. пле­мён, уча­ст­во­вав­ший в при­зва­нии ва­ря­гов (под 862) и в по­хо­де кн. Оле­га на Ки­ев (под 882). С 9 в. пле­мен­ная тер­ри­то­рия В. на Бе­лом оз. на­хо­ди­лась в со­ста­ве Др.-рус. гос-ва. Вклю­че­нию В. в сис­те­му даль­них тор­го­вых свя­зей в 9–10 вв. спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тие пуш­ной тор­гов­ли. В 11–12 вв. часть В., рас­се­лив­шая­ся по р. Шекс­на и на Бе­лом оз., сме­ша­лась со слав. на­се­ле­ни­ем. Ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ки В. 2-й пол. 1-го тыс. – не­ук­ре­п­лён­ные по­се­ле­ния и мо­гиль­ни­ки с ос­тат­ка­ми кре­ма­ции (в т. ч. со сруб­ны­ми кон­ст­рук­ция­ми – «до­ми­ка­ми мёрт­вых»), ос­нов­ная их кон­цен­тра­ция от­ме­че­на на р. Су­да и в Мо­лож­ско-Суд­ском ме­ж­дуре­чье (к по­том­кам В. от­но­сят­ся совр. веп­сы). Для куль­ту­ры В. 9–10 вв. ха­рак­те­рен жен­ский кос­тюм с мно­го­числ. ме­тал­лич. ук­ра­ше­ния­ми, в т. ч. шу­мя­щи­ми под­вес­ка­ми, что го­во­рит о свя­зи В. с по­волж­ски­ми фин­на­ми.

Рас­про­стра­нён­ное в про­шлом ото­жде­ст­в­ле­ние В. с на­ро­дом ви­су, оби­тав­шим, со­глас­но араб. ис­точ­ни­кам, к се­ве­ру от Бул­га­рии Волж­ско-Кам­ской, не под­твер­жда­ет­ся но­вей­ши­ми ис­сле­до­ва­ния­ми.

Лит.: Го­лу­бе­ва Л. А., Коч­кур­ки­на С. И. Бе­ло­зер­ская весь (по ма­те­риа­лам по­се­ле­ния Кру­тик IX–X вв.). Пет­ро­за­водск, 1991; Ря­би­нин Е. А. Фин­но-угор­ские пле­ме­на в со­ста­ве Древ­ней Ру­си. СПб., 1997; Ма­ка­ров Н. А., За­харов С. Д., Бу­жи­ло­ва А. П. Сред­не­ве­ко­вое рас­се­ле­ние на Бе­лом озе­ре. М., 2001; Мул­лонен И. И. То­по­ни­мия При­сви­рья. Про­бле­мы эт­ноя­зы­ко­во­го кон­так­ти­ро­ва­ния. Пет­ро­за­водск, 2002.

 

стр. 126

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т.— СПб.: Семеновская Типолитография (И. А. Ефрона), 1890—1907

Весь — название одного из древнейших народов, обитавших в северной части территории русского государства. В. несомненно чудского происхождения, хотя Европеус и относит ее вместе с вогуличами и остяками к угорской ветви. Наша начальная летопись жилища В. указывает на Белом озере; но сродство племенного названия этого народца с названием Води (которое доказал Кастрен) дает возможность полагать, что они доходили на З. до водских поселений, т. е. до Ладожского озера и реки Волхова, у которых и теперь еще есть пять деревень с наименованием В. Основываясь на том же признаке, можно границу жилищ Веси простирать вплоть до южных пределов Заволоцкой Чуди, на С.В. — до реки Вексы, левого притока Костромы, берущего начало близ Галицкого уезда; на востоке эта граница проходит через юго-восточную часть Ярославской губ., поворачивает затем на Ю.В., захватывая западную часть Владимирской губ. к С. от реки Клязьмы; отсюда поднимается несколько на С. и С.З., охватывает всю почти Тверскую губ. и на Ю.З. и З. примыкает к Новгородской губ., где жила водь. Южная часть этой области — Верхнее Поволжье — рано должна была подвергнуться славянской колонизации, так что ко времени образования русского государства от В. удержались здесь лишь незначительные остатки. С. М. Соловьев в известном месте летописи «Имаху дань варязи из-за морья на чуди и на словенех, на мери и на всех кривичах» предлагает читать вместо «и на всех кривичах» — «и на веси, кривичах» и тем самым приурочивает В. к тем племенам, которые были обложены данью варягами и затем участвовали в призвании князей. Эта поправка признается далеко не всеми историками. Несколько долее могло сохранить свою независимость племя весь на С.З., на водоразделе между волжскими притоками и притоками озер Ладожского и Онежского, где, как известно, славянские колонии вначале распространялись очень медленно. В этой-то именно части, как уже выше сказано, помещает В. и наш летописец и тем как бы указывает, что здесь только застает их достоверная история. Во второй и последний раз он упоминает о В. под 882 г., когда вместе с варягами, чудью, словенами, мерею и кривичами участвовала В. в походе Олега на Смоленск и Киев, против Аскольда и Дира.

Что касается свидетельств о В. иностранных писателей, то некоторые исследователи желают видеть их даже у Иорнанда, готского писателя VI в. по Р. Х., признавая его «Was», приводимую при перечислении народов, подчинившихся Германриху, за чудское племя "Весь". Весь будто бы разумел, по мнению тех же исследователей, и Адам Бременский (XI в.), называя своих «Wilzi». Несомненно, что весь нужно видеть в народе вису, упоминаемом арабскими писателями Абу-Гамидом, Бакуви, Гамд-Уллахом, Димешки, Ибн-Фосланом, Казвини и Якутом, которые передают о нем следующие известия. Народ этот жил в верхнем севере, по соседству с варенгами (варягами) и юграми, где летом не бывает ночи, а зимой дня, на восток от Варенгского моря, на три месяца пути к западу от земли Гога и Магога (т. е. югры) и на столько же за землей булгар, откуда купцы ходили туда по Волге. Булгары ведут с жителями немую торговлю — ввозят туда сабельные клинки и вывозят оттуда меха бобров, соболей и белок. Обычай производить мену заочно, оставляя товары на известном месте и находя потом вместо них другие, долго сохранялся и в нынешнем столетии у зырян и других инородцев при торговых сношениях с русскими. Торговое значение В. подтверждается, помимо свидетельств арабских писателей, и нумизматическими находками, относящимися к VII — XI вв. и подавшими повод г. Савельеву утверждать, что славяне, кривичи и весь служили неминуемыми посредниками в торговле Каспия и Черного моря с Балтикой. Утратив свое значение по мере распространения славянской колонизации и сливаясь мало-помалу со славянскими поселенцами, весь долго сохраняла свои этнографические особенности и некоторыми этнографами указывается живущей даже в настоящее время в уездах Лодейнопольском — Олонецкой г., Тихвинском и Белозерском — Новгородской и Весьегонском — Тверской г., в количестве приблизительно 25000 душ, из которых около половины приходится на Лодейнопольский у. О «Веси» см. Шегрен, «Ueber die Finnische Bevö lkerung des St. Petersb. Gouvernements und über den Ursprung des Namens Ingermanland» (С Пб., 1833; в «Зап. Импер. Ак. наук»); его же, «Ueber die älteren Wohnsitze der Jemen» (в «Mémoires» Имп. Акад. наук, том VI); Castren, «Reise-Berichte und Briefe aus de n Jahren 1845— 49» (СПб., 1856 г.); Европеус, «О народах средней и северной России до славян» (в «Журнале Мин. народн. просв.», 1868 г., № 8); Савельев, «Мухамедданская нумизматика» (СПб., 1846); Френ, «Ibn-Foszland's und anderer Araber Berichte ü ber die Russen älterer Zeit» (С Пб., 1823); Хвольсон, «Известия Ибн-Дасты» (СПб., 1869); Борзаковский, «История Тверского княжества»; Барсов, «Очерки русской исторической географии» (Варш., 1885, 2-е изд.) и Майнов, «Приоятьская чудь» (в «Древн. и нов. Росс.», 1887, № 5 и 6).

В. Рудаков.

 

Весь — прибалтийско-финское племя, от которого происходят вепсы и частично карелы. Племя занимало территорию Межозёрья: между озёрами Нево, Онего и Белым и далее на юг (так, в новгородской волости Егна проживала весь егонская).

Весь и вису

Арабские географы X—XIV веков упоминают народ вису, живший к северу от Волжско-Камской Булгарии, по соседству с югрой. В книгах Ахмета Ибн Фадлана и аль-Гарнати вису упоминаются наряду с народом арв. Булгарские купцы торговали с вису, вывозя меха в обмен на металлические изделия. Есть предположение, что под «вису» подразумевается именно весь.

…на расстоянии трёх месяцев, живёт народ, называемый Вису, у которого ночь менее часа. Я же видел, что во время восхода солнца всё в этой стране, земля и горы, становится красными, и каждая вещь, на что человек ни посмотрит до восхода солнца, показывается как большое облако; эта краснота продолжается, пока солнце не поднимется до зенита. Жители страны сказывали мне, что зимой ночь становится длинна как (летний) день, а день переходит в краткость ночи, так что если кто-нибудь из них отправляется во время рассвета к реке Итиль, отстоящей от них менее чем на фарсанг, то доходит до неё только к позднему вечеру, ко времени появления всех звёзд, покрывающих небо. Я заметил, что они почитают себя благословенными, по лаю собак, и говорят, что придёт год урожайный, благословение и благосостояние. Змей я видел у них множество, так что около ветви дерева обвивается их десяток и больше; их не убивают и они не причиняют им вреда. У них есть зелёные, весьма кислые яблоки; девицы их едят и становятся жирными. В их стране нет ничего в таком обилии, как дерево бундук; я видел из него леса в сорок фарсангов в длину и ширину. Я видел у них неизвестное мне дерево необыкновенной вышины: ствол его без листьев, а вершина его подобна пальмовой, листья его тонки, но собраны вместе. Они приходят к известному им месту в стволе этого дерева, пробуравливают его и подставляют сосуд, в который течёт из пробуравленного отверстия жидкость, превосходящая мёд; если человек пьёт её много, то пьянеет как от вина. Главная пища их — просо и лошадиное мясо, несмотря на то, что в их стране много пшеницы и ячменя. Каждый, кто сеет что-нибудь, берёт это себе, царь же ничего не получает из этого; только они дают ему по бычачей шкуре с дому, а когда он приказывает отряду отправиться в набег на какую-нибудь страну, то и он получает часть добычи. У них нет другого масла, кроме рыбьего масла (жира), которое они употребляют вместо оливкового и кунжутного масла…

Ибн-Фадлан (Записка)

Археологические памятники

С весью (белозерской и егонской) и мерей археологи обычно соотносят памятники дьяковской археологической культуры, бытовавшей на севере Русской равнины до V—VI вв.

Напрямую с весью учёные часто связывают культуру курганов юго-восточного Приладожья, датируемых IX—XIII веками. Район распространения данной культуры — реки Сясь, Тихвинка, Капша, Паша, Воронежка, Оять, Свирь, Олонка, Тулокса, Видлица и северное побережье Онежского озера. Сами курганы представляют собой округлые насыпи высотой 0,6—3 м, диаметром 5—12 м, с захоронениями людей. Внутреннее устройство повторяет устройство жилища, с очагом и хозяйственной утварью, что соответствовало представлениям о загробной жизни как о продолжении обычной жизни. В ранних погребениях с трупосожжениями присутствуют отдельные вещи скандинавского происхождения. Доказательством соотнесения данной культуры с летописной весью является исследование гидронимии по реке Оять. Вторым по древности, после саамского, в данном регионе выявлен слой именно вепсских названий.

Литература

  • Голубева Л. А. Весь и славяне на Белом озере X—XIII вв. — М., 1973
  • Кочкуркина С. И., Линевский А. М. Курганы летописной веси. Петрозаводск, 1985
  • Кочкуркина С. И. Памятники Юго—Восточного Приладожья и Прионежья. Петрозаводск, 1989
  • Кочкуркина С. И. Сокровища древних вепсов. Петрозаводск, 1990
  • Голубева Л. А., Кочкуркина С. И. Белозерская весь (по материалам поселения Крутик IX—X вв.). Петрозаводск, 1991

 

Культура Ленинградской области. Энциклопедия

Археологические памятники: общие сведения
Многие исследователи предками вепсов считают племя весь. Русские летописи упоминают о ней в событиях, записанных под 859 и 862 гг., когда группа северных племен вначале сообща выступила против варягов, а затем призвала их. В «Повести временных лет» весь упоминается под 882 г. в связи с походом князя Олега на Смоленск, Любеч и Киев. В этом походе, закончившемся вокняжением Олега в Киеве, участвовали варяги, чудь, словене, меря, весь, кривичи. Отсутствие в дальнейшем упоминаний о веси, возможно, связано с тем, что она могла выступать на страницах русских летописей под собирательным именем чудь. Русские источники местожительством веси называли Белое озеро: «А на Беле озере седять весь».
Между тем освоение вепсами Межозерья началось, судя по языковым данным, с южного Присвирья (реки Оять, Паша с притоком— р. Капшой, Свирь), а заселение восточной периферии вепсского ареала (Верхневолжский бассейн) —с берегов р. Ояти и ее притоков. Прибалтийско-финский пласт в топонимии рек Сясь и Тихвинка выражен неотчетливо, возможно, потому, что малочисленное прибалтийско-финское население здесь быстро обрусело, а прибалтийско-финская топонимия подверглась нивелирующему воздействию русского языка.
Восстановлению событий далекого прошлого древних вепсов способствуют не только богатые материалы приладожских курганов, но и памятники соседних территорий и прежде всего Ладоги и ее округи. В IX—XI вв. Ладога представляла собой мощную крепость государственного значения, цветущий торговый и ремесленный центр. В сфере ее интересов оказалось и Приладожье. Именно с Ладогой у населения Приладожья в первую очередь установились экономические, политические и культурные взаимоотношения, благодаря которым в Приладожье появились некоторые ювелирные изделия, посуда, оружие, передовая технология кузнечного ремесла.
Связи с Ладогой обусловили не только внешние, но и серьезные внутренние изменения в жизни оятского населения, в результате которых происходило разрушение родоплеменных устоев и консолидация населения, приведшая со временем к образованию народности.

 


Условия использования материалов

Поиск
Copyright MyCorp © 2019