Высоцкий, Владимир — Энциклопедия

Анатолий Фукс


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

владимир высоцкий

Влади́мир Семёнович Высо́цкий (25 января 1938, Москва — 25 июля 1980, Москва) — советский поэт, актёр и автор-исполнитель песен... Википедия

 

Высоцкий Владимир Семёнович

(25 января 1938, Москва — 25 июля 1980, там же)


поэт, актёр театра и кино, автор-исполнитель песен (бард)

 

 

Яндекс. Словари — Гуманитарный словарь. 2002

ВЫСО́ЦКИЙ Вл. Сем. (1938—80) — поэт, актер. Род. в Москве в семье военнослужащего; родители рано разошлись. Во время войны вместе с матерью два года был в эвакуации в Чкаловской обл. В 1947—49 жил с отцом по месту его службы на терр. Вост. Германии, в г. Эберсвальде. Вернувшись в Москву, снова жил с матерью. По окончании ср. школы начал учиться в Моск. инж.-строит. ин-те, но вскоре оставил его и поступил в Школу-студию МХАТ.

С 1960 — в Моск. драм. т-ре им. Пушкина, в 1964—80 — актер Моск. т-ра драмы на Таганке. В 1970 женился на актрисе Марине Влади (см. ее кн. "Владимир, или Прерванный полет", 1989). Поэтич. дарование В. погранично с актерством, т-ром. Первые песни под гитару В. исполнил в 1961. В течение 20 лет поэтич. творчество В. жило в устной песенной форме; нек-рые песни были написаны для спектаклей.

Огромный успех у слушателей сочетался с резким офиц. непризнанием В. (статья "О чем поет Высоцкий?" в "Сов. России", 1968 — выражение офиц. точки зрения).

Стихи В. не печатались, прижизнен. изд. его стихов-песен — на магнитофонных лентах и двух пластинках. Первая кн. стихов В. — "Нерв" (опубл. 1981). Наиб. полно наследие В. представлено в кн.: "Избранное" (1988), "Поэзия и проза" (1989), куда, помимо стихов, вошел, в частности, и "Роман о девочках". Поэзия В. отражает массовый уклад мышления, разноголосицу жизни. На поэтике стихов сказывается ощущение массовости аудитории, в стихах — сплав бытового языка и поэзии, живущей на глубине житейской прозы. Родословную поэзии В. ведут от городского романса (Д. Самойлов), от рус. скоморошества (Н. Крымова). В поэзии В. — соединение драматизма бытия и смеха, защищающего жизнь, обнаруживающего в среде обитания человека все неестественное, извращенное ("Бермудский треугольник", "Слухи", "Лекция о международном положении", "Письмо с сельхоз. выставки", "Таможня" и др.). Один из постоянных мотивов поэзии — преодоление отчаяния. В трагич. стихах В. — предчувствие близкого конца ("Кони привередливые", "Две просьбы", "Мне судьба — до последней черты, до креста...", "Райские яблоки", "Когда я отпою и отыграю..."). Безвременная смерть В. вызвала новый прилив массового поклонения и мн. посвящения поэтов-современников (А. Вознесенского, Е. Евтушенко, Б. Окуджавы и др.).

 

 

Владимир Высоцкий. Четыре четверти пути. Сост. А. Е. Крылов. Москва. Физкультура и спорт. 1989. Стр. 108—112

книга  

Владимир ВЫСОЦКИЙ
О песнях, о себе

Текст составлен по расшифровкам фонограмм интервью
и публичных выступлений 1966—1980 годов


В принципе я предпочитаю не рассказывать свою биографию, и не потому, что в ней есть нечто такое, что я хочу скрыть, нет, а просто потому, что это малоинтересно. Интересней говорить про то, что я успел сделать за это время, а не про то, что успел прожить.

Я знаю, что про меня ходит много всяких слухов, что мне приписывают массу песен, к которым я не имею никакого отношения,— ну и бог с ними! Не хочу опровергать. Помните, как Александр Сергеевич сказал: «От плохих стихов не отказываюсь, надеясь на добрую славу своего имени, а от хороших, признаться, и сил нет отказаться» Так что...

Ну, в общем, так. У меня в семье не было никого из актеров и режиссеров, короче говоря, никого из людей искусства. Но мама моя очень любила театр и с самых-самых малых лет каждую субботу — лет до тринадцати-четырнадцати — водила меня в театр И это, наверное, осталось. Видно, в душе каждого человека остается маленький уголок от детства, который открывается навстречу искусству.

Родители хотели, чтобы я стал нормальным советским инженером, и я поступил в Московский строительный институт имени Куйбышева на механический факультет Но потом почувствовал, что мне это. словом, невмоготу, и однажды залил тушью чертеж, в шестой раз переделанный, и сказал своему другу, что с завтрашнего дня больше в институт не хожу То есть формально я ходил, чтобы получать стипендию, потому что тогда это были большие деньги — двадцать четыре рубля, но учиться перестал А в это время я уже несколько лет занимался в самодеятельности, но это была не такая самодеятельность, к которой мы уже привыклиона сразу оскомину вызывает и по ней уже прошлись у нас и в фильмах и в прессе (Ливанов однажды спросил нашего министра культуры: «А вы пошли бы к самодеятельному гинекологу?»), просто люди кроме своей работы занимались еще другим делом, любимым более, чем работа. Это было хобби, которое тогда еще не оплачивалось.

Руководителем там был Богомолов, артист Художественного театра. Он на нас пробовал многие спектакли и работал с нами режиссерски, как с профессионалами. И я начал у него набирать — очень сильно, по его словам. Конечно, это меня увлекало больше„чем мое студенчество, и я просто ушел из института и стал поступать в студию МХАТ. Поступил туда с большим трудом — считалось, что мой голос не приспособлен для сцены. Меня даже пытались отчислить из студии за профнепригодность из-за голоса, но руководитель курса Павел Владимирович Массальский не позволил.

Закончил студию в числе нескольких лучших учеников, стал выбирать себе театр. Тут у меня была масса неудач, но мне не хочется сейчас об этом говорить. Меня приглашали туда-сюда, а я выбрал Московский театр Пушкина — худший вариант, как оказалось, из всего, что мне предлагали. Тогда режиссер Равенских начинал там новый театр (а я все в новые дела куда-то суюсь), наобещал мне «сорок бочек арестантов» и ничего не выполнил. Он говорил: «Я всех уберу, Володя» — и так далее, но, в общем, он никого не убрал, предпринял половинчатые меры, хотя ему был дан полный карт-бланш на первые полтора-два года: делай, что хочешь, а потом будем смотреть результаты твоей работы. Но он так и остановился на половине и ничего интересного из этого театра не сделал — поставил несколько любопытных спектаклей, и все. Я понимаю, что это жестоко — менять труппу, увольнять людей, но без этого невозможно создать новое дело. Нужно приходить со своими и еще как можно больше брать своих. Надо работать кланом, а иначе ничего не получится, Я оттуда ушел, начал бродить по разным театрам работал два месяца в Театре миниатюр — меня оттуда прогнали, поступал в «Современник», мне даже дали там дебют — я играл Глухаря в «Двух цветах», но чего-то там не случилось. Снимался в кино в маленьких ролях, снова вернулся в Театр Пушкина, а потом, когда организовался Театр на Таганке, я стал в нем работать, порекомендовал меня туда Слава Любшин. Вот и все, творческая биография у меня довольно короткая.

Пишу я очень давно. С восьми лет писал я всякие вирши, детские стихи про салют. А потом, когда стал немножко постарше, писал всевозможные пародии. Все балуются в юности стихами и собираются это делать и в будущем. Почти все могут писать — это не так сложно — и знают, как зарифмовать «кровать» с «убивать» или «мать» и так далее, но это ничего не стоит, это дело четвертое или пятое — рифмовка. Можно взять историю русской рифмы, словарь для рифмовки — и пошел шпарить! И так можно графоманствовать всю жизнь, а вот некоторые почему-то со временем превращаются в Евтушенко, Вознесенского, Ахмадулину и Окуджаву.

Большинство бросают писать очень рано, а если продолжают, то как-то по инерции, а потом все-таки все равно бросают уходят Некоторых заедает суета, некоторые понимают цену настоящей поэзии или понимают, что их поэзия-подражательство это было прекрасно поначалу, когда казалось, что все умеешь. И только очень немногие продолжают заниматься этим дальше, если видят в этом смысл.

Мне повезло в этом отношении Мне казалось, что я пишу для очень маленького круга — человек пять-шесть-своих близких друзей и так оно и будет всю жизнь. Это были люди весьма достойные, компания была прекрасная. Мы жили в одной квартире в Большом Каретном переулке-теперь он называется улица Ермоловой — у Левы Кочаряна, жили прямо-таки коммуной И как говорят, «иных уж нет, а те далече» Я потом об этом доме даже песню написал «Где твои семнадцать лето Тогда мы только начинали, а теперь, как выяснилось, это все были интересные люди, достаточно высокого уровня, кто бы чем ни занимался Там бывали люди, которые уже больше не живут Вася Шукшин прожил с нами полтора года, он только начинал тогда снимать «Живет такой парень» и хотел, чтобы я пробовался у него. Но он еще раньше обещал эту роль Куравлеву и я очень рад, что Леня ее сыграл Так и не пришлось мне поработать с Шукшиным, хотя он хотел, чтобы я играл у него Разина, если бы он стал его снимать. Нет больше Васи.

И еще нету хозяина этой квартиры, Левы Кочаряна. Он успел снять только одну картину как режиссер: «Один шанс из тысячи» — он его поймал и быстро умер. Он успел немного. Он жил жарко вспыхнул и погас — мгновенно.

А из ныне живущих и работающих — это Андрей Тарковский, он тогда только думал про «Рублева», это писатель Артур Макаров, актер Миша Туманов, позже он работал в режиссуре на «Мосфильме», сценарист Володя Акимов.. Толя Утевский и еще несколько человек, не имеющих никакого отношения к таким публичным профессиям. Вот эти люди были моими первыми слушателями и судьями.

Мы собирались вечерами, каждый божий день, и жили так полтора года Только время от времени кто-то уезжал на заработки Я тогда только что закончил студию МХАТ и начинал работать. И тоже уезжал где-то подрабатывать. Мы как-то питались и, самое главное,— духовной пищей. Помню, я все время привозил для них свои новые песни и им первым показывал: я для них писал и никого не стеснялся, это вошло у меня в плоть и кровь. Песни свои я пел им дома, за столом, с напитками или без — неважно. Мы говорили о будущем, еще о чем-то, была масса проектов. Я знал, что они меня будут слушать с интересом, потому что их интересует то же, что и меня, что им так же скребет по нервам все то, что и меня беспокоит.

Это было самое запомнившееся время моей жизни. Позже мы все разбрелись, растерялись и редко-редко видимся. Я узнаю от людей про Андрея Тарковского, про Артура, который бросил Москву и живет в деревне, занимается рыбнадзором. Но все равно я убежден, что каждый из нас это время отметил, помнит его и из него черпает. Многое-многое, что я вижу в картинах Андрея, из тех наших времен, я это знаю.

Можно было сказать только полфразы, и мы друг друга понимали в одну секунду, где бы мы ни были; понимали по жесту, по движению глаз — вот такая была притирка друг к другу. И была атмосфера такой преданности и раскованности — друг другу мы были преданы по-настоящему,— что я никогда и не думал, что за эти песни будут мне аплодировать. Сейчас уж нету таких компаний: или из-за того, что все засуетились, или больше дел стало, может быть.

Я никогда не рассчитывал на большие аудитории — ни на залы, ни на дворцы, ни на стадионы,— а только на эту небольшую компанию самых близких мне людей. Я думал, что это так и останется. Может быть, эти песни и стали известны из-за того, что в них есть вот этот дружеский настрой. Я помню, какая у нас была тогда атмосфера: доверие, раскованность, полная свобода„непринужденность и, самое главное, дружественная атмосфера. Я видел, что моим товарищам нужно, чтобы я им пел, и они хотят услышать, про что я им расскажу в песне. То есть это была манера что-то сообщать, как-то разговаривать с близкими друзьями. И несмотря на то что прошло так много времени, я все равно через все эти времена, через все эти залы стараюсь протащить тот настрой, который был у меня тогда.

Никогда не работал я с внутренним редактором, который сидит в каждом из нас и говорит «А это я лучше не буду». По молодости лет я писал тогда дворовые песни. Была какая-то тоска по нормальной человеческой интонации — у меня так навязла в ушах эта липкая интонация песен, которые исполняли со сцены под оркестр. Такое, может, было в то время междувластие, и никто ничего не понимал: что будет? куда песня пойдет? Оно и до сих пор непонятно, куда идет эстрадная песня: большой оркестр, все поют —и все одинаково...

Гитара у меня появилась не сразу. Сначала я играл на рояле, потом — на аккордеоне. Я тогда еще не слышал, что можно петь стихи под гитару, и просто стучал ритм песни по гитаре и пел свои и чужие стихи на ритмы. Недавно мне принесли старую запись — я был еще студентом первого курса студии МХАТ. Представляете, тогда почти совсем не было магнитофонов, и все-таки эту запись кто-то сделал. Там я стучал:

Алешка жарил на баяне,
Гремел посудою шалман,
А в дыму табачном, как в тумане,
Плясал одесский шарлатан...

Это какие-то припевки одесские, но слышу — действительно я! Значит, я давно тосковал по ритмизации стиха.

Вообще, я песни пишу, сколько себя помню. Но раньше я писал пародии на чужие мелодии, всякие куплеты. В театральном училище я писал громадные «капустники», на полтора-два часа. Например, на втором курсе у меня был «капустник» из одиннадцати или двенадцати пародий на все виды искусств: там была и оперетта, и опера «вампука», в плохом смысле слова, естественно. Мы делали свои тексты и на студийные темы, и на темы дня...

Прощание

28 июля 1980 года Москва прощалась со своим поэтом.
Вид с крыши Театра на Таганке


 

Дискография


Высоцкий Владимир

1981 г. Владимир Высоцкий. (Код С62-16247-8).

Песни: Як—истребитель, Дом хрустальный, Надежда, Ещё не вечер.

Записи 1974—1975 гг.

 

На концертах Высоцкого

Наиболее крупным изданием является выпущенная Всесоюзной студией [с] грамзаписи [г] фирмой «Мелодия» [фм] серия пластинок [п]

«На концертах Владимира Высоцкого»

на 21 диске, издаваемых с 1987 по 1992 года (музыка и слова В. Высоцкого).

 

 

пластика 31

1987 — «Сентиментальный боксёр». (Код М60 48023 007, М60 48024) (запись 1967 года)

Сентиментальный боксёр

Песня сочиняется не с пером в руке, не на бумаге, не с строгим расчётом, но в вихре, в забвении, когда душа звучит и все члены, разрушая равнодушное, обыкновенное положение, становятся свободнее, руки невольно вскидываются на воздух и дикие волны веселья уводят от всего... Оттого поэзия в песнях неуловима, очаровательна, грациозна, как музыка. Поэзия мыслей более доступна каждому, нежели поэзия звуков или, лучше сказать, поэзия поэзии.

Н. В. ГОГОЛЬ

 

Кажется, будто написанные полтора столетия назад слова относятся к Владимиру Высоцкому: это его образ, его темперамент, его песни...

Конец пятидесятых выдвинул целую плеяду поэтов, сознательно ориентирующихся на культуру устного слова. Поэзия словно обратилась к своим истокам — к поэзии звучащей.

Звучащий стих имеет историю более древнюю, чем письменный: античность, средневековье, включая и древнюю Русь, неразрывно связали голос со звучанием инструментов — чаще всего струнных, и эта традиция не оскудевает даже с появлением книгопечатания.

В наши дни непосредственное общение поэта с читателем-слушателем придаёт особую значимость поэтическому слову, возвращая и самим словам «поэт» и «певец» утраченное было значение синонимов.

Владимир Высоцкий осуществился как явление поэзии в звучащем слове — едва ли не впервые в отечественной литературе. «Тиражи» его песен, разошедшихся в записи, не поддаются уже никакому учету, тогда как знакомство с Высоцким-поэтом читающей публике только начинается.

Серия «На концертах Владимира Высоцкого» представляет собой первую попытку издания звучащего собрания сочинений поэта - выпуска хотя и далеко не полного, но включающего почти все, что было представлено самим автором на публичных выступлениях за полтора десятилетия работы. Работоспособность Высоцкого удивительна: количество выступлений можно определить лишь приблизительно, а фонотека насчитывает не одну тысячу часов записи. Высоцкого записывали много, но именно записи на публике передают своеобразие личности поэта-певца, непосредственную реакцию аудитории, живое дыхание еще близкого  нам, но уже уходящего времени. На смену старым песням приходят новые, менялся характер авторского исполнения, менялся и стиль общения со зрителями. Неизменным и устойчивым оставался интерес слушателей, всякий раз становившихся соучастниками своеобразного монолога, начатого поэтом еще в бурные шестидесятые, протянувшегося через нелегкие семидесятые  а наши дни и — в следующие десятилетия... Появилось определение поэтического жанра — «авторская песня», впервые использованное Высоцким и ныне прочно вошедшее в оборот.

Нам не дано знать, какова была бы авторская воля, если бы ему представилась возможность издания, аналогичного тому, которое предпринято фирмой «Мелодия», и мы решили возможно более полно сохранить особенности концертных записей. Сокращены лишь некоторые повторы, а в отдельных, весьма редких, случаях произведены замены, вызванные исключительно соображениями технического качества фонограмм: следует иметь в виду, что все концерты В. Высоцкого записывались любителями. Названия произведений, как правило, соответствуют тем, которые сам автор объявлял в концертах, либо — устоявшиеся, известные по прижизненным изданиям.

Не имея возможности назвать здесь всех, чьими трудами были осуществлены и последующими заботами сохранены записи, использованные в настоящем сборнике, составители пользуются случаем выразить им искреннюю признательность.

В. Абдулов, И. Швецов [ш]

 
 

пластинка №2

1987 — «Спасите наши души». (Код М60 48025 001, М60 48026)(запись 1967 года)

СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ

Говоря об авторской песне, часто имеют в виду движение, объединяющее поэтов, композиторов, исполнителей и почитателей этого жанра. Налицо стремление объединить в одно целое авторскую и самодеятельную песню. Это неверно: движение самодеятельной песни — явление более широкое; понятие «авторская песня» имеет для меня конкретный и узкий смысл: поэты, поющие свои стихи. Так же считал и Владимир Высоцкий, придумавший этот термин. Нас роднило время — время всем памятных событий, связанных с разоблачением культа личности, большими надеждами на обновление общества и перестройку.

Тогда и возник круг таких поэтов, как Владимир Высоцкий, Новелла Матвеева, Юлий Ким, Юрий Визборг, Евгений Клячкин, Александр Городницкий.

Все они были очень не похожи друг на друга, имели свое лицо, свой собственный почерк.

Авторская песня была своего рода протестом против поверхностного искусства, имитации чувств. Она противостояла развлекательной эстрадной песне, для которой важны главным образом ритм, пестрота, световые эффекты, доходчивые слова, и даже это не обязательно — можно обойтись одним лишь ля-ля-ля-ля-ля... Развлекательная песня — явление музыкальное, авторская песня — прежде всего — литературное. Она пишется думающими людьми для думающих людей...

В этом жанре, как и вообще в поэзии, нельзя без открытий. Настоящий поэт приходит с мешком гвоздей. Они из мешка вылезают и колют, и ранят, задевают, а ты ахаешь и охаешь... Поэты шестидесятых несли в своем творчестве и социальные вопросы, и политические. А их слушатели хотели не просто получить удовольствие от поэтического слова — стремились разобраться в процессах, происходящих тогда в обществе.

Авторская песня родилась из серьезных раздумий о жизни человека, может быть, трагических, из острых сюжетов, из клокотания души. Из этого родилась, этим стала известна! А все остальное — всякие сюжеты туристические, развлекательные и прочие — уже потом приложились.

В 1956 году, когда начался поэтический бум, появилось грандиозное количество поклонников поэзии. Они ломали двери в аудиториях, приходили в Лужники, кричали, шумели. И вдруг все схлынуло. Говорили с горечью, что поэзия умирает, пропадает к ней интерес. Меня никогда это не волновало: я считал, что истинных любителей поэзии всегда было немного, а вокруг них просто образовался нарост, вызванный временем. То же самое и с авторской песней. Сначала это было явление локальное, потом вдруг началось безумие, вобравшее в орбиту тысячи и тысячи людей. Но все равно ядро поющих поэтов, которые двигали и двигают авторскую песню вперед, сравнительно невелико.

Нынче, когда труды и дни Владимира Высоцкого завершены, место его в этом ядре обозначилось со всей определенностью.

— Вот Высоцкий, — сказал как-то один из его почитателей, — все его любят, все понимают, от кухарки, до академика. Ему казалось, что сказанное возвышает поэта, придает его работе большую значимость, но я не мог с ним согласиться, потому что «всеобщая любовь» — критерий подозрительный.

Люди, воспитанные на пустой бездумной развлекательности, поэзии Высоцкого не примут; не умеющие самостоятельно мыслить его сарказма, его иронии не оценят; равнодушные ко всему, кроме личных проблем, — тревоги и боли его не поймут. Для них поэзия, в лучшем случае, — пустое место, в худшем — как красная тряпка быку.

Настоящего поэта всегда сопровождают не только почитатели, но  и хулители, и даже гонители. У поэзии Владимира Высоцкого и того и другого вдоволь, и это, наверное , один из главных признаков ее истинности и высоты. Печально только, что иногда в качестве хулителей выступают именующие себя поэтами.

Настоящий поэт рождается из духовных потребностей общества. Ими насыщена атмосфера. Чем острее они, тем резче и ярче голос поэта. Это размышления для способных размышлять, и огромная популярность В. Высоцкого явилась результатом не «всеобщей» любви, а признаком единомышленников.

Единомышленников оказалось много.

Я написал две песни, ему посвященные. Вот четверостишие последней:

Может, кто и нынче снова хрипоте его не рад.

Может, кто намеревается подлить в стихи елея...

А ведь песни не горят, они в воздухе парят.

Чем им делают больнее, тем они сильнее.

Булат Окуджава

 

Песня о друге

1988 — «Песня о друге». (Код М60 48259 000, М60 48260) (запись 1971 года)

Песня о друге

К его песням можно относиться по-разному. Их можно любить или не любить. Можно принимать или отвергать. И долго спорить о них тоже можно. Но одно я знаю наверняка: мимо песен Владимира Высоцкого нельзя пройти. И нельзя сделать вид, что их просто-напросто не существует. Сами песни не дадут этого сделать. Не дадут. Ибо они всегда заметны, всегда слышимы. И слышимость эта с годами не уменьшается, а увеличивается.

Высоцкий писал очень личностные песни. Абсолютно свои.

Можно даже сказать, что они от него неотрывны. И как от автора. И как от исполнителя. Песни были не только продолжением его дыхания. В них продолжалось и его сердцебиение, грохотал пульс, выявлялся характер, распахивалась душа.

Лучшие песни Владимира Высоцкого — для жизни. Они — друзья людей. В песнях этих есть удивительная добрая сила. Сила, которая помогает выстоять слабым и обрести уверенность — растерявшимся. На иную песню можно опереться, как на плечо. 

Ибо есть какая-то особая человеческая надежность в этих песнях. С автором их можно пойти куда угодно: в разведку, в тундру, в космос — да хоть к черту на рога!
Но прежде всего песни Высоцкого наполнены правдой. Кажется даже, что и пел-то он не песню, а правду. Правду крутых характеров, правду жизненных ситуаций — (то высоких, то нелепых), правду извечных человеческих проблем, правду боли и нежности, правду своего времени. И получается, что говорил и пел он то, о чем жаждали (и не умели!) сказать и спеть самые обыкновенные люди. Пел  не только о них, но еще и — за них. От их имени. Поэтому он был так понятен людям и так дорог им. Поэтому они и называли его своим другом, безоговорочно считали своим певцом. Впрочем, нет, не певцом. Это другие были певцами. А он был — Высоцким.

Роберт Рождественский

 

 

пластинка высоцкого

1981 г. Владимир Высоцкий. Песни. (Код С60-14761).

Вошли песни: Песня о друге, Он не вернулся из боя, Скалолазка, Прощание с горами, Жираф, Вершина, Сыновья уходят в бой, Лирическая, Ноль семь, Песня о переселении душ, Утренняя гимнастика, Корабли.

 

диск-Высоцкий-Ноль семь

1981 г. Владимир Высоцкий. (Кд: С62-15087).

Песни: Песня о переселении душ; Жираф; Лирическая; Ноль семь.

Запись 1974 г.

 

 

Фотографии В. Высоцкого


Фото В. Мурашко

 

Место встречи изменить нельзя. Одесская киностудия по заказу Гостелерадио СССР, 1979 г.
Режиссер С. Говорухин. Жеглов — В. Высоцкий

 

Хозяин тайги. «Мосфильм», 1969 г. Режиссер В. Назаров.
Рябой — В. Высоцкий. Сережкин — В. Золотухин

 

Служили два товарища. «Мосфильм», 1968 г. Режиссер Е. Карелов.
Сашенька — И. Саввина. Брусенцов — В. Высоцкий

Фото В. Петербуржского

 

Вертикаль. Одесская киностудия, 1967 г.
Режиссеры С. Говорухин, Б. Дуров. Радист — В. Высоцкий

 

 

Приложения


ГРАМЗАПИСИ СТУДИЯ, худ.-пром. предприятие, на к-ром создаются ориг. записи для произ-ва граммофонных пластинок, реставрируются записи прошлого. В 1977 в СССР было 8 Г. с., ведущая — Всесоюзная студия грамзаписи.

ГРАМЗАПИСЬ, 1) процесс произ-ва граммофонных пластинок. Включает создание ориг. записей на маг. ленте, перенос их с помощью рекордера на лаковые диски, с к-рых гальванопластич. способом изготавливаются оригиналы  матриц и их металлич. копий — матрицы для прессования грампластинок из пластмасс. 2) Фонограмма на грампластинке.

ГРАММОФОННАЯ ПЛАСТИНКА, диск из синтетич. материалов, на поверхности к-рого по спирали расположены канавки (дорожки) с записью звука, воспроизводимого с помощью граммофонов, электрофонов и др. Прообраз Г. п. — восковой фоновалик фонографа Т.А. Эдисона (1877), первая Г. п. сделана нем. инж. Э. Берлинером (1888). До 1903 — односторонние Г. п. Различают Г. п. долгоиграющие (частота вращения диска 45, 33 1/3, 16 об/мин, шир. дорожки 55 мкм), монофонич. (1 звук. канал на дорожке, выпуск с кон. 40-х гг.) и стереофонич. (2 канала, с кон. 50-х гг.), а также монофонич. Г. п. (78 об/мин, 140 мкм, до кон. 60-х гг.). Ежегодно в мире выпускается ок. 2 млрд. Г. п., в т. ч. в СССР ок. 190 млн.

Игорь Константинович Шевцов — сценарист фильмов — «Покровскими воротами», «Зеленый фургон», «Визит дамы», «Трест, который лопнул», «Тень», «Сукины дети», «Светлая личность», «Расмус-бродяга», «Мерседес уходит от погони», «И черт с нами», «Личная жизнь директора», «Ребячий патруль», «Ребенок к ноябрю»...

«МЕЛОДИЯ», всесоюзная фирма грампластинок Мин-ва культуры СССР. Осн. в 1964, Москва. Объединяет творческие и пром. пр-тия и орг-ции, выпускающие грампластинки и магнитофонные компакт-кассеты; ведущие — Всесоюзная студия грамзаписи, Апрельский з-д (Моск. обл.). Ежегодный выпуск ок. 200 млн. грампластинок и ок. 1 млн. компакт-кассет. Экспорт в более чем 70 стран.

Советский Энциклопедический Словарь. 1980

 

Ссылка


  • Рудольф Фукс. В 2010 году вышла в свет книга «Песни на <рёбрах>. Высоцкий, Северный, Пресли и другие»...

 

 

Источник: http://otblesk.com/vysotsky/shev_mem.htm
 


Условия использования материалов

Поиск
Copyright MyCorp © 2019